Глава 98. Сокрушающий Черный Топор

Сирены эвакуации ещё не смолкли. В небе сквозь дыру в облаке виднелась Луна. В дополнение к Снаряду Кровавого Креста, которым я выстрелил, Архидемон Нежить был поглощён взрывами частично сформированной многочисленной Тёмной материи, которую он вызвал.

Захваченный такой мощной разрушительной силой, он не мог выжить… Я хотел думать, что это так, но не было никакого способа это подтвердить.

Я заметил, что механический голос не объявил о добавлении к моей статистике и навыкам.

Я снова поднял глаза и отследил магическую силу.

– Он всё ещё жив…

– Похоже на то. Такое чувство, словно он бессмертен.

Я видел только слабые магические следы.

«Что ты пытаешься сделать?»

До врага было довольно далеко. Это было за пределами действия неразвитой секретной первой формы. Однако этот диапазон перестанет быть проблемой, как только я использую освоенную версию.

Хорошо, что нам удалось предотвратить уничтожение столицы Архидемоном Нежити, но будет плохо, если ему удастся сбежать. Хотя, судя по тому, как он жаждал уничтожить столицу, трудно поверить, что он ретируется на этом этапе.

Это худший противник для нас, жителей Земли, которые не могут летать…

– Хотела бы я, чтобы моя сила была такой же, как во времена моего расцвета. Я всё ещё была бы способна сражаться.

Прошло очень много времени с тех пор, как Эрис в последний раз использовала чёрный штык, поэтому её нынешняя форма далека от идеальной. Пусть Зависть и говорил, что она может делать всё, что захочет, она могла только горько смеяться, так как похоже, что само оружие на самом деле не хочет сотрудничать.

Лучшее, что она могла сделать в данный момент, это просто оказывать огневую поддержку.

Пуля Фаланга (Заряды 5): расширяет магическую ауру, резко снижает силу атаки цели. Суммируется до 3 раз.

Исчезающая пуля (Заряды 7): устраняет присутствие. Эффект рассеивается при получении любого урона.

Это очень мощные способности.

Но эти специальные пули нельзя использовать последовательно. Их можно применять только после попадания в противника обычными пулями несколько раз.

«Заряды 5» означали, что вам нужно успешно выстрелить во врага пять раз, прежде чем вы сможете использовать особую пулю.

Чёрный штык может содержать семь обычных пуль. Для того чтобы разрядить все семь пуль требуется тридцать секунд. Существовали некоторые ограничения, поэтому нужно было использовать специальные патроны как можно эффективнее.

Сражение, управляя оставшимися пулями и количеством зарядов, вероятно заставило меня растеряться.

– В общем, дела обстоят так. С зарядами проблем нет, но ни одна из доступных пуль не подходит для нынешней ситуации. Итак, если цель улетит в небо и сделает что-то похожее на то, что сотворила раньше…

*Взгляд*

– Я не могу стрелять так много раз!

– Ещё один хороший выстрел должен получиться! Ты всё ещё хорошо выглядишь.

Если я буду делать это постоянно, мой статус будет падать в геометрической прогрессии. Если к тому времени я не смогу убить Архидемона, мне будет трудно ему противостоять.

Всякий раз, когда я вместе с Эрис, у меня всегда такое ощущение, что она не чувствует никакого напряжения во время битвы.

Даже во время этого кризиса её лицо не изменилось.

Возможно, даже после того, как это королевство оказалось бы разрушено, и я умер…

– Что с твоим лицом? Ах, может быть, потому что трудно заметить напряжение на моём лице?

– …Эм.

– Когда ты живёшь так долго, ты становишься безэмоциональным к таким вещам, как смерть. Хоть к своей смерти, хоть к смерти других. Да, я догадываюсь, о чём ты думаешь. Но я ничего не могу с этим поделать.

Затем Эрис тихо пробормотала:

– Когда-то я была хрупкой девушкой.

Я думаю, это адресовано ей самой. Но, судя по тому, как она это сказала, полагаю, она почувствовала, что уже не такая хрупкая, какой была вначале.

– Но даже так. Независимо от того, прошлое это или настоящее, есть что-то, что никогда не меняется.

Эрис посмотрела на меня. Но мне показалось, что её глаза видят кого-то, кроме меня. Я почувствовал беспокойство, потому что разговор почему-то перешёл на романтические темы. И в этой ситуации с неба стала испускаться мощная магическая аура.

– Серьёзно… это…

– Похоже, он использует Духовное единство. После того, как Фэйт разрушил все его усилия, кажется, он начинает становиться серьёзным.

Небо раскололось. Искажение было чернее, чем ночное небо. Звёзды и Луна скрылись за искаженным пространством. Как будто оно поглотило их всех в своей расщелине. Так это Тёмная магия, питаемая Духовным единством…? Вместо нескольких кастов, как раньше, теперь это единственный мощный удар, использующий все его магические резервы.

Эрис была права и мне снова придётся стрелять Снарядом Кровавого Креста? Я бросил взгляд на чёрный лук, но Жадность промолчал. Это то, что я должен решить сам. Когда я собирался вложить больше силы в чёрный лук, я ощутил ещё одну сильную магическую ауру.

Кажется, Эрис тоже почувствовала это. Как и я, она обратила свой взгляд в сторону источника ауры.

– Это с крыши дворца.

– О, эта девушка… своевременное появление.

Даже с помощью Ночного зрения с такого расстояния я не мог разглядеть её лица. Но белая струящаяся одежда и огромный чёрный топор легко выдавали её личность. Я легко мог представить, кто она, только по одному силуэту. Это была Майн, которая пришла довольно поздно. Кроме того, почему она была там…?

Она подняла голову и метнула чёрный топор в ночное небо. Слишком быстро. Я даже не мог проследить за траекторией. Всё, что я услышал, был очень громкий гул, настолько сильный, что заставил землю дрожать. Сразу после этого Тёмная магия в небе исчезла, как и большой пространственный разрыв, который закрылся следом.

Вместе с небом, вернувшимся в своё первоначальное состояние, я увидел чёрный объект, падающий с огромной скоростью. Объект казался невероятно тяжёлым, так как весь военный округ содрогнулся, когда тот приземлился. Приблизившись к месту посадки, можно было увидеть огромный кратер с Архидемоном Нежитью в центре, которого словно раздавили огромным чёрным топором. Он изо всех сил пытался вырваться, махая руками и ногами, но топор не сдвинулся с места.

Чёрный топор Лени становился ещё тяжелее, когда попадал по противнику. И сегодня утром Майн использовала его для спарринга с Аароном. Очевидно, с тех пор он набрал вес. У Майн была привычка забывать сбрасывать вес, оставляя его в саду. Она это называла «методом предотвращения воровства».

Видя, как под ним боролся Архидемон Нежить, я вдруг подумал, что это и правда хорошая мера. Но благодаря этому сад в особняке Барбатоса снова станет плоским.

Наблюдал за Архидемоном Нежитью с удивлённым лицом:

– Ну что, теперь тебе лучше?

Затем я обратился к Майн, появившейся прямо из ночной темноты:

– Майн, ты сильно опоздала. Но твоя помощь действительно спасла нас.

– Ну, я всё ещё успела. Я спала в особняке, но Аарон меня разбудил.

Убрав прядь волос, она наградила меня пристальным взглядом:

– Аарон ударил меня. Это было больно.

Её лоб был слегка красным. Очевидно, Аарон был вынужден прибегнуть к последнему средству, потому что обычный крик её бы не разбудил.

Он в спешке нёс Мимир, и всё, что у него было, это его ножны Святого меча.

– Но так как это срочно, я его простила. Я вижу… Аарон действительно очень спешил.

Майн взглянула на Архидемона Нежить. Я был в ужасе от взгляда, который она бросила на нас после.

– Так не пойдёт. Почему меня заставили действовать? А эта ситуация, что это за урод? Эй, почему?

– Это потому что во время боя я много раз стреляла в холостую… Прости.

Эрис спряталась за мной, чтобы избежать убийственного взгляда.

Майн посмотрела на врага и сказала:

– Вам нужно будет разделить их… чтобы победить Архидемона Нежить. Если тут Фэйт, тогда у вас есть техника, чтобы убить не убиваемого врага. Вы можете использовать его.

Майн сказала «разделить их». С первого взгляда она уже поняла, что что-то овладело Архидемоном Нежитью.

Оставить комментарий