Глава 1075 — Небесный Святой? Могу попробовать.

— Фрагмент души исчез… от моральных травм? Что вы имеете в виду? — заместители ректора Цзи Янь и Тань Цин были поражены, не в силах обдумать услышанное.

Если бы им сказали, что дверь не была найдена или что механизм, который показывал девять дверей, не был запущен, они могли бы это понять.

Но… рассеивание фрагмента души Древнего Мудреца Цю У от моральных травм…

Почему эта мысль звучит так глубоко, будто мы не можем чего-то понять?

Не могли бы вы прояснить?

Заметив удивлённые взгляды, Грандмастер У покраснел. Он не знал, как рассказать о случившемся, так что повернулся к Главе Гильдии Ханю за помощью.

— Думаю, у вас получится рассказать лучше…

— Ладно. Всё случилось так… — тяжело вздохнув, Глава Гильдии Хань, с трудом подбирая правильные фразы, рассказал о случившемся.

— Вы хотите сказать… Грандмастер Чжан увидел недостатки техники боя Древнего Мудреца Цю У? И не только достиг в этой технике Малого Достижения, но и исправил её?

— Да ещё и сказал, что готов принять Древнего Мудреца Цю У в ученики?

Заместители ректора раскрыли рты от шока и чуть не рухнули в обморок.

Нет, они определённо прослушали какую-то басню!

Разве может быть более нелепый грандмастер в этом мире?

Перед ним был Древний Мудрец Цю У! Все, кто слышал об этом человеке относились к нему, как к божеству, не смея, громко дышать в его присутствии. А это парень предложил Древнему Мудрецу Цю У стать своим учеником?

Ты хоть понимаешь, что означает принятие человека в ученики, или у тебя действительно настолько крепкие нервы, что имя Древнего Мудреца Цю У для тебя ничего не значит?

— Кхем, кхем… — заметив поражённые взгляды, Чжан Сюань тут же попытался объясниться. — Я всего лишь рассказал Древнему Мудрецу Цю У о недостатках его техники. Я не ожидал, что он окажется таким хрупким и развеется от такого пустяка. Боже, ему бы стоило закалить свой характер чуть сильнее.

На самом деле парню не хотелось, чтобы происходило нечто подобное. Он сделал всё это не специально.

— Хрупким?

— Закалить характер?

Слова Чжан Сюаня заставили Заместителей Старого Ректора потерять дар речи.

Один из известнейших Древних Мудрецов Павильона Грандмастеров, человек, который пережил бесчисленное количество смертельных опасностей… большая радость, что он не умер от гнева после того, как какой-то юнец через десятки тысяч лет попытался принять его в ученики, а парень ещё и добавляет, что не ожидал такой хрупкости?

Мало того, он изменил искусство удара, которым мудрец так гордился, и значительно его усилил. Тот факт, что Цю У после этого ещё мог говорить, указывает на невероятную моральную стойкость.

Спустя мгновение, Заместитель Ректора Цзи Янь покачал головой и сказал.

— Значит, вам не удалось получить наследие… Судя по всему, нам отсюда точно не выбраться…

Сокровище было прямо перед этим парнем, а он скинул его с холма. Как настолько нелепый грандмастер мог стать новым ректором?

Они начали серьёзно беспокоиться за будущее Академии Грандмастеров Хунюань.

Впрочем, как бы там ни было, без наследия они не могут сбежать из этого павильона. Их беспокойство ничего не изменит.

Грандмастера по-прежнему надеялись на спасение, но, судя по всему… их ожидания были слишком велики.

Не обращая внимания на разочарованные взгляды, Чжан Сюань спросил.

— Что из себя представляет Зал Вознесения Святого? Как он связан с Платформой Вознесения Святого?

Зал Вознесения Святого и Платформа Вознесения Святого… учитывая, как схожи эти названия, они как-то связаны с Божественным Куном, сложно поверить, что никакой связи не существует.

— Эти места действительно связаны. Если я не ошибаюсь… — заместитель Ректора Цзи Янь начал отвечать, но прежде чем он успел сказать хоть что-то, земля затряслась, будто павильон в любое мгновение обрушится.

Насторожившись, Грандмастер У и остальные обеспокоенно спросили.

— Что происходит?

Заместитель Цзи Янь привык к этой тряске и, мгновение помедлив, сказал.

— Такое случается ежедневно, с нерегулярными промежутками… Идём, я отведу вас к Ректору Чжану Иньцю. Однако, скажу сразу, у нас не слишком много времени. Если не вернёмся достаточно быстро, окажемся в смертельной опасности.

— Встреча с ректором Чжаном Иньцю? — удивились остальные. — Идём!

— Хорошо!

Не растрачивая времени на разговоры, Заместитель Ректора Цзи Янь повёл остальную группу вперёд. Поскольку Заместитель Ректора Тань Цин потерял три конечности, были места, летать в которые ему было трудно, так что он остался.

Преодолев множество формаций и ловушек, вскоре группа оказалась на самой вершине Зала Вознесения Святого. Крыша Зала Вознесения Святого была гладкой, а в самом центре находилась излучающая сияние круглая платформа.

Судя по всему, тряску подпитывала энергия этой платформы.

— Это же… — Чжан Сюань удивился.

Круглая платформа была подобная той, которая появилась на холме в день разрушения Платформы Вознесения Святого.

Когда парень указывал на недостатки в записях Божественного Куна, часть холма обрушилась и показалась круглая платформа. Встав на эту платформу, он и Ло Жосинь перенеслись в другое пространство.

Ранее, парень думал, что эта круглая платформа была местом, на котором восседал Божественный Кун, когда стал Небесным Святым. Однако, судя по всему, он совершил ошибку.

Заметив замешательство парня, Заместитель Ректора Цзи Янь объяснил.

— Именно так. Это настоящая Платформа Вознесения Святого, на которой Божественный Кун достиг своей Святости. Та, что находится снаружи лишь имитация…

— Это настоящая Платформа Вознесения Святого? — Чжан Сюань крепко сжал кулаки.

Подтверждение Небесного Святого это очень серьёзно. Земли, на которых случается подобное событие, освещаются энергией мира, разве может подобное просто породить сияние в каком-то месте? К тому же, разве место подобной важности могло находиться на вершине горы, открытое для всех и каждого?

Активировав Глаз Проницательности, Чжан Сюань начал изучать Платформу Вознесения Святого.

Из вершины круглой платформы пробивались лучи света, а её саму окружали волны энергии. Эти волны несли в себе энергию высочайшего качества, способную подпитать ауру Святого в человеке. Казалось, что эта энергия способна даже самой малой своей частичкой значительно продвинут развитие человека.

— Даже частички энергии Небесного Святого обычному мастеру, вроде нас достаточно для огромного скачка силы. Благодаря этому, мы так быстро продвинулись в своём развитии. — Сказал Заместитель Ректора Цзи Янь.

Остальные понимающе кивнули.

Окутывающая круглую платформу энергия была тёплой, будто омываемой каким-то священным светом. Несмотря на то, что с момента появления Грандмастера У и остальных в Зале Вознесения Святого прошло не слишком много времени, они ощущали, что клетки в их телах стали гораздо активнее. А такие условия ведут к очень быстрому ускорению развития.

Если человеку достаточно таланта, продвинуться на три уровня развития всего лишь за два года в таких условиях вполне по силам.

В этот момент Заместитель Ректора Цзи Янь вышел вперёд и указав пальцем на круглую платформу сказал.

— Вон там Ректор Чжан Иньцю…

Удивившись, остальные перевели взгляды в указанном направлении, и увидели статую.

Эта статуя казалась очень живой и напоминала портреты Ректора Чжана Иньцю, которые парень видел в Академии Грандмастеров.

Спокойный голос раздался от статуи.

— Грандмастер У? Это вы…

К всеобщему удивлению, как и в случае Древнего Мудреца Цю У, статуя открыла рот и начала говорить.

— Чжан Иньцю, почему вы… — увидев состояние старого друга, Грандмастер У не мог не ощутить тупую боль в сердце.

Неудивительно, что заместитель ректора Цзи Янь сказал, что их осталось меньше троих человек. Тот факт, что Чжан Иньцю способен говорить и остаётся в сознании, указывает, что его нельзя назвать мёртвым. Но… будучи безжизненной статуей он не может называться и живым.

— Спасая нас, Ректор Чжан Иньцю лишился тела в бою с Королём Небесного Листа. Но благодаря удаче, Платформа Вознесения Святого в этот момент заработала и с помощью её священного света, душе ректора удалось избежать рассеивания, в конце концов, ректор стал этой статуей. Несмотря на то, что он сохраняет сознание, но не может двигаться или покинуть это место. — Объяснил Заместитель Ректора Цзи Янь.

Положение было очень сложным. Физическое тело Ректора Чжана Иньцю было уничтожено Королём Небесного Листа, но, когда все подумали, что он умер, платформа Вознесения Святого, оставленная Божественным Куном, сотворила чудо. Благодаря тёплому священному свету, ректору удалось выжить, несмотря на потерю тела, но ему пришлось слиться с ближайшей статуей для выживания.

Со временем, статуя начала менять свою форму. Однако, Ректор Чжан Иньцю так и не смог начать двигаться. Он мог лишь молчаливо стоять, дожидаясь своего конца. На самом деле, такое состояние не слишком отличается от смерти.

Тут на Чжан Сюаня снизошло осознание. Контракт между старым ректором и Византийским Солнечным зверем был заключён на крови, а не на душах. Учитывая, что тело старого ректора было уничтожено, это означало конец такого контракта. Это объясняло, почему парень не мог понять, в каком состоянии был хозяин зверя Библиотекой Небесного Пути

Большая часть святых и духовных зверей, которых он приручал, была связана с ним контрактом душ. Подобный контракт ставит души зверей под его управление, так что эти звери не могут предать парня.

Естественно, большинство духовных и святых зверей не готовы к заключению подобного невыгодного контракта, если не загнаны в угол. Поэтому обычно между укротителем и зверем заключается кровавая клятва, как и та, что связывала Византийского Солнечного Зверя и старого ректора.

Несмотря на то, что такой контракт также предоставляет хозяину определённую степень контроля над зверем, в отличии от контракта душ, такие отношения пропадают после уничтожения физического тела владельца зверя.

Именно поэтому Библиотека Небесного Пути не отразила старого ректора хозяином Византийского Солнечного Зверя, что и вылилось в настоящий фарс при поступлении парня.

Увидев сожаления на лицах присутствующих, и бледность его старого друга, Ректор Чжан Иньцю с улыбкой сказал.

— Не беспокойтесь, всё не так плохо. По крайней мере, я всё ещё жив…

Быть запертым в статуя, явно не та судьба, которой он желал, но, по крайней мере… это лучше, чем полная потеря души.

Слегка подбодрив собравшихся, Чжан Иньцю спросил.

— Поскольку вы зашли так далеко, я уверен, что вы видели следы, которые я оставил. Вы получили наследие Древнего Мудреца Цю У?

Получив наследие, они наконец смогут покинуть Зал Вознесения Святого.

Впрочем, сам Чжан Иньцю не сможет никуда уйти, но, по крайней мере, Цзи Янь и Тань Цин сбегут и вернутся с подкреплениями из Академии Грандмастеров Хунюань.

— Им не удалось получить наследие… — Цзи Янь быстро пересказал случившееся старому ректору.

— Ты…

Услышав объяснение, Чжан Иньцю чуть не лишился дара речи, он посмотрел на Чжан Сюаня, будто увидел призрака. Немало слов вертелось у него на языке, но он сказал только то, что был должен.

— Без обладания наследием Древнего Мудреца Цю У покинуть это место невозможно. Если только один из нас не сможет заработать признание небес в качестве Небесного Святого, мы будем заперты здесь до конца жизни!

— Признание в качестве Небесного Святого? — удивился Чжан Сюань.

— Да. Зал Вознесения Святого состоит из истинной Платформы Вознесения Святого и множества прозрений мастеров, достигших Святости. — Сказал Чжан Иньцю. — Всё это служит одной цели — Божественный Кун надеялся взрастить ещё одного Небесного Святого среди предыдущих поколений! Как только человек, достигший прорыва, станет Небесным Святым, печать, окружающая Зал Вознесения Святого падёт!

Услышав такие условия, на губах Грандмастера У появилась горькая улыбка.

— Это невозможно…

— Действительно, кому вообще подобное под силу?

За всю историю признание небес удалось получить только Божественному Куну, он и стал Небесным Святым. Это доказывает сложность подобного достижения, разве можно подобное повторить?

Цзи Янь вздохнул.

— Когда мы решили пойти в эту экспедицию, то знали, что возможно идём на смерть и совершили все приготовления. То, что нам удалось выжить до сих пор, это величайшее чудо.

— Вообще-то… — заметив витавшую в воздухе обречённость, Чжан Сюань мгновение помешкал, а потом посмотрел на мастеров.

— Я могу попробовать совершить прорыв к уровню Небесного Святого!