Глава 1991. Удивлeние главы павильона

Опция "Закладки" ()

— Старший дядя, боюсь, что все не так просто! — Нахмурилась Бай Жуаньцин.

— B город Ухай всего семнадцать миссий, и большинство из них оцениваются примерно в двадцать монет. Даже спасение дочери городского лорда оценивается всего лишь в двадцать пять монет. Тогда почему простая миссия по оценке стоит так дорого?

Даже она заметила, что с этой миссией было что-то не так. Ей было трудно поверить, что ее старший дядя не заметил, что что-то не так.

— Все в порядке, — отмахнулся Чжан Сюань.

Естественно, он заметил эту странность. Однако, оценка не представляла для него угрозу, поскольку у него была Библиотека Небесного Пути.

— Раз ты так уверен в себе, я оставлю миссию тебе. Хотя чего лукавить. Я просто ничего не знаю об оценке. — Покраснев сказала Бай Жуаньцин.

Она почти слепо восхищалась Чжан Сюанем. Раз он не испытывал никаких угрызений совести по этому поводу, особых хлопот быть не должно.

Сорвав плакат с миссией, Бай Жуаньцин обратилась с ней к администратору.

Вскоре она получила жетон. Как только миссия будет выполнена, она автоматически будет отражена на жетоне миссии, и вознаграждение будет переведено на Эфирную Карту кандидата.

Следует отметить, что миссии имели ограничение по времени. Поскольку город Ухай располагался относительно близко, и миссия не включала в себя приключения то её следовало выполнить в течение трёх дней, а иначе взыскивалась сумма в размере трёх Монет Павильона Меча.

Взяв с собой жетон миссии, они вдвоем снова сели на воздушного зверя и направились прямо в город Ухай.

Услышав отчет стоявшего перед ним старейшины, Хань Цзяньцю крепко задумался.

Их будущий глава оказался непоседой. Всего лишь минуту назад он косвенно намекнул Чжан Сюаню, чтобы тот не создавал проблем павильону, но в следующее мгновение он уже отправился в рядом находившийся город.

Почему он не мог просто послушно оставаться в павильоне и терпеливо развиваться?

Но этот парень никак не мог успокоиться. После издевательств над внутренними учениками он продолжал издеваться над основными, затем старейшинами и, в конечном счете, даже над ним самим. И когда они все ему надоели, он, черт возьми, отправился в город Ухай!

Умрет ли он, если просто отдохнет, хотя бы день?

Кроме того, даже если он не хотел культивировать, но ему ведь предоставили Меч Туншан. Не должен ли он пробовать наладить с ним отношения, чтобы в будущем укротить?

— Может, нам схватить его и заставить культивировать? — Предложил побледневший старейшина Хе.

— Было бы лучше, если бы мы смогли вернуть его… — кивнул Хань Цзяньцю, но вдруг резко застыл. Он глубоко задумался, а затем спросил: — Каков его уровень развития? Раз он сумел стать Псевдо Бессмертным в свои двадцать лет, значит у него есть свои способы продвинуть свое развитие, верно? Если это так, то мы не должны вмешиваться в его планы. Это может быть медленнее, но по крайней мере он не будет переживать.

Постижение Божественного Намерения Меча зависело от сообразительности и удачи, но культивирование зависело от усердия. Нужно было делать шаг за шагом и неуклонно двигаться вперед.

A раз Чжан Сюань сумел стать Псевдо Бессмертным в столь юном возрасте, то скорей всего он был довольно дисциплинированным человеком. Почему он вдруг стал таким непослушным?

— В данный момент с ним Жуаньцин. Я спрошу ее, — сказал старейшина Бай Е.

Хань Цзяньцю кивнул в ответ.

Старейшина Бай Е послал сообщение и вскоре получил ответ. Когда он увидел ответ, то сперва протер глаза, словно боясь, что ему что-то мерещится.

Заметив его странную реакцию, Хань Цзяньцю нахмурился и спросил: — Что случилось?

— Она говорит, что со слов старейшины Лу Юня вчера вечером, когда он только ступил на территорию павильона, его развитие находилось только на начальной стадии Древнего Мудреца 4 дана! — в замешательстве ответил старейшина Бай Е.

— Древний мудрец 4-дана начальной стадии? Погоди-ка, ты хочешь сказать, что за один день он поднял своё развитие на новый уровень? Это ведь целая сфера! — Опешил Хань Цзяньцю.

Это правда, что Древний Мудрец 4-дана не считал довольно сильным культиватором на Покинутом Континенте, но продвинуть развитие на целую сферу за одни сутки считалось невозможным.

— Дело не только в этом… судя по словам Жуаньцин, он уже стал Небесным Псевдо Бессмертным! — обрушил новый поток невероятного старейшина Бай Е.

— Небесным Псевдо Бессмертным?

Все были ошеломлены.

Всего час назад они сражались с ним, и он показал лишь уровень Низшего Псевдо Бессмертного. Когда же он успел так существенно продвинуться?

Хань Цзяньцю на мгновение задумался, а затем отдал распоряжение: — Позовите старейшину Лу Юня!

По прямому приказу главы, старейшина Лу Юнь очень скоро прибыл на Совет Старейшин.

— Расскажи нам в подробностях, что произошло в городе Сюаньцзян, — сказал Хань Цзяньцю.

— Да, глава Хань! — И старейшина Лу Юнь быстро рассказал о всех происшествиях в городе Сюаньцзян.

— Хочешь сказать, что… Чжан Сюань сумел помочь Дань Сяотяну прорваться от Великого Мудреца 1 дана до Древнего Мудреца 1 дана всего за один час?

Все дрожали так сильно, что их морщинистые щеки покалывало.

Будучи Высшими Бессмертными, они видели в мире гораздо больше вещей, чем им хотелось бы, но то что они только что услышали звучало совершенно неслыханно!

— Да, я понимаю, как нелепо это звучит, но я лично был свидетелем! — Сказал старейшина Лу Юнь. — Я уверен, что в тот момент развитие Чжан Сюаня находилось на начальной стадии сферы Разрушителя Измерений!

— Хорошо, я понял. Можешь идти. Не говори никому о том, что произошло сегодня, — сказал Хань Цзяньцю, отпуская старейшину Лу Юня.

С его уходом Совет Старейшин погрузился в молчание.

Они думали, что этот парень только и делал, что хвастался весь день напролет, решив пренебречь своим развитием… но кто мог знать, что, вызывая столько шума, он также успел поднять своё развитие от начальной стадии Древнего Мудреца 4 дана до Небесного Псевдо Бессмертного!

Такой темп… даже основатель павильона выглядел черепахой на его фоне!

— Мы… — внезапно нарушил молчание старейшина. — Должны ли мы его схватить?

Всего лишь минуту назад Хань Цзяньцю и старейшина Хэ обсуждали, как им вернуть Чжан Сюаня обратно и заставить его заниматься развитием. Однако оказалось, что тот развивался с пугающей скоростью. По сравнению с ними они выглядели улитками.…

Если да, то следовало ли им возвращать его?

— Он должно быть так быстро развивается, потому что у него есть свой собственный способ развития. Давайте отложим пока это в сторону. — Хань Цзяньцю задумался на мгновение, прежде чем дать наставление, — старейшина Чоу, я хочу, чтобы ты осторожно проследил за ним.

— Да, глава Хань! — Старейшина Чоу сжал кулак и покинул Совет Старейшин.

И снова на Совет Старейшин снизошло молчание.

Честно говоря, будущий глава сильно поразил их.

Непобедимый мастер меча в паре с невероятной скоростью развития…

Сколько еще сюрпризов их ждет?

— Еще он действительно хорошо разбирается в искусствах сабли. Он даже смог легко подавить мое намерение меча, — заметил старейшина Бай Е, вспомнив, что произошло сегодня утром.

— Подавил твоё намерение меча своим намерением сабли? Расскажите подробнее! — Сказал Хань Цзяньцю.

Вскоре старейшина Бай Е в подробностях рассказал, что произошло в его первую встречу с Чжан Сюанем.

Все снова потеряли дар речи.

Искусство владения мечом, формации, искусство владения саблей… как этот парень мог быть способен на все?

— Приведите сюда Дань Сяотяня! — Приказал Хань Цзяньцю.

Очень скоро Дань Сяотянь предстал перед Советом Старейшин.

— Ответь честно. Метанию меча ты научился у Чжан Сюаня? — Спросил Хань Цзяньцю.

Зная, что он больше не мог скрывать это, Дань Сяотянь решил во всем признаться. — Да. Хотя других я заверяю, что Чжан Сюань мой друг, но на самом деле он мой учитель.

— Так я и думал! — Кивнул Хань Цзяньцю. — Раз так… я хочу, чтобы ты использовал этот приём против нас!

— А? Честно говоря, я учился у своего учителя всего несколько часов и я мало что успел понять. Однако, если вы хотите, я готов попробовать, — нерешительно сказал Дань Сяотянь.

— Несколько часов? Ясно… Не волнуйся, мы не будем сильно давить. — Улыбнулся Хань Цзяньцю.

Через три минуты двери в Совет Старейшин открылись, и оттуда вышел Дань Сяотянь.

В зале на плече каждого старейшины, включая Хань Цзяньцю и старейшину Хэ, лежали мечи. Хотя их жизненно важные органы не пострадали, мечи все еще умудрялись царапать кожу и вниз по их телу текла струйка крови.

Спустя долгое время раздался хриплый голос Хань Цзяньцю. — Он учился у Чжан Сюаня всего несколько часов, но мы уже не ровня ему.…

Он произнёс это таким тоном, словно собирался разрыдаться.

Судя по услышаному от Дань Сяотяня, до встречи с Чжан Сюанем он почти ничего не знал о мече, но после нескольких часов обучения они уже не были ему противниками.

Что касается Бай Жуаньцина, то она обучалась у него всего час, но теперь ни один основной ученик не мог победить её.

Не слишком ли это?

Почему сейчас им казалось, что все их многолетнее развитие было не чем иным, как бессмысленным блужданием?

Атмосфера в Совете Старейшин стала такой тяжелой, что стало трудно дышать.

— Может, мы … попросим его научить нас, когда он вернется с задания? — нерешительно спросил старейшина Хэ.

Они знали, что Чжан Сюань понял Божественное Намерение Меча, но они думали, что он был искусен только в одном виде оружия. С точки зрения общего понимания, этот парень не должен был конкурировать с ними. В конце концов, они погружались в глубокий мир пути меча уже много лет.

Но как ни угнетающе это выглядело, они знали, что перед ними лежала прекрасная возможность.

Если бы они могли отбросить свою гордыню и смиренно просить его об учении, они могли бы добиться значительных успехов на пути меча!

— Мы попросим его об уроках, когда он вернется с задания! — Хань Цзяньцю глубоко кивнул.

Не обращая внимания на то, что его фальшивое культивирование уже было разоблачено Бай Жуаньцин, Чжан Сюань в этот самый момент с волнением смотрел на раскинувшийся перед ним огромный город.

Как и ожидалось от самого большого города в окрестностях Павильона Восходящего Облачного Меча. По своим масштабам он не уступит даже столице Центральных Империй Континента Грандмастеров!

Раскинувшийся на две тысячи ли массивный город был защищен множеством хитроумных формаций. Тут и там можно было легко заметить экспертов, намекающих на ужасающую военную мощь города.

— Лорд города Ухай тоже Высший Бессмертный, и говорят, что он не слабее моего деда. — Рассказывала Бай Жуаньцин.

Хотя она прежде не была в этом городе, она уже построила мысленный образ на основе рассказов дедушки, поэтому она не была особенно удивлена тем, что увидела.

— Высший Бессмертный? — Переспросил Чжан Сюань.

Неудивительно, что этот город смог стать городом первого уровня на Покинутом Континенте. Одной только силы городского лорда было достаточно, чтобы привлечь таланты и могущественных культиваторов для процветания города.

Скорее всего, в городе должно быть много Истинных Бессмертных.

Бай Жуаньцин кивнула и повернула лицо к хмурому Чжан Сюаню. — Поэтому, даже если мы ученики Павильона Восходящего Облачного Меча, мы должны действовать осторожно…

— Я понял.

Там, где собиралось много экспертов, неизбежно возникали политика и фракционное соперничество. Все может обернуться ужасно, если случайно оскорбить влиятельного человека.

— Тогда … старший дядя, пойдем на рынок? — С любопытством спросила девушка.

— С этим торопиться некуда. Где мы можем приобрести Эфирный Жетон? Давай сначала посетим местный Эфирный Зал! — Хитро улыбнулся Чжан Сюань.

Оставить комментарий