Глава 1051. Новый уклад жизни

Вокруг стало так тихо, что не было слышно даже их дыхания. Цзян Чэнь вернулся к человеческому облику в белоснежной одежде. Пока он стоял в пустоте, холодный ветер развевал его тёмные волосы, что делало его похожим на внушающего благоговейный трепет Бога Войны.

Такое недосягаемое впечатление делало его единственной фигурой, подобной богу во всём мире.

Он спрятал Ци и в мгновение ока оказался возле Предка Зелёного Лотоса.

— Предок Зелёного Лотоса, теперь, когда ты свободен, я уверен, что ты скоро вознесёшься в Мир Бессмертных, — сказал Цзян Чэнь с улыбкой.

— Это займёт не более трёх дней, — уверенно сказал Предок Зелёного Лотоса.

Его взгляд остановился на Цзян Чэне, и он продолжил:

— Брат, учитывая твою основу и твой уровень совершенствования, я тоже уверен, что ты мгновенно вознесёшься в Мир Бессмертных.

— Я не тороплюсь, так как в Мире Святого Истока есть ещё много вещей, которые я не урегулировал. Мне бы хотелось остаться ещё ненадолго, — Цзян Чэнь сказал улыбаясь.

Он не стремился стать Бессмертным. Хотя осталось всего пятьсот драконьих меток, ему всё равно потребуется некоторое время, чтобы продвинуться вперёд. Кроме того, в Мире Святого Истока существовало много вещей, с которыми он должен был разобраться. Теперь, когда Мир Святого Истока полностью находился под его контролем, ему нужно было провести некоторое время со своей семьей. Он чувствовал себя виноватым, думая о том, как сильно он скучал по своему отцу, Цзян Чжэньхаю.

— Что ты собираешься делать с Пустынными мастерами? — спросил Предок Зелёного Лотоса.

— Формально они не виновны, а я, на самом деле, не кровожадный монстр. Но, учитывая нынешнюю ситуацию, требуются некоторые уступки… — ответил Цзян Чэнь.

Что касается остальных обитателей Пустынного Дворца, то он не собирался их убивать. Это было против его совести. После великой войны силы восьми дворцов носили разрознённый характер, а некоторые даже потеряли своих лидеров. Поэтому ему необходимо было внести изменения, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию.

— Цзян Чэнь, что у тебя на уме? — спросил Эмпирей Гу, приблизившись к Цзян Чэню.

К настоящему времени, будь то Дворец Гу, Дворец Демона или Дворец Бинь, все они считали Цзян Чэня своим предводителем, потому что он спас их жизни. Без его участия многие из них бы погибли.

— Я уже всё понял. Создание Дворца Святого Происхождения было ошибкой. Хотя он связан с Миром Святого Истока, это гиблое место. И это место не должно соединяться только с проходом Мира Бессмертных. С сегодняшнего дня все восемь дворцов вернутся в Чистую Землю. Я лично полностью уничтожу это место. Что касается крупных сил в Чистой Земле, то всё останется как и прежде; как и прежде восемь крупных семей всё равно останутся. Но я собираюсь построить в Мире Святого Истока Династию Боевых Святых, и она будет действовать как абсолютная власть в этом мире. Каждая из главных семей обязана подчиняться приказам и заданиям, данным Династией Боевых Святых. Таким образом, все восемь основных семей будут объединены, и ни одна семья никогда не будет стремиться к управлению всем миром, — сказал Цзян Чэнь.

Он не был сторонником всевластия и империализма, но если ему сейчас не удастся объединить все крупные силы в Чистой Земле, беспорядочные битвы, подобные сегодняшним, будут иметь место в будущем. Поскольку он не хотел, чтобы такое событие произошло после того, как он войдёт в высшую сферу в Мире Бессмертных, и чтобы обеспечить безопасность своих семей и друзей, он должен был убедиться, что Мир Святого Истока признаёт только одну власть.

— Эн, это хорошая идея. Дворец Святого Происхождения не должен существовать. Я считаю, что с присутствием Династии Боевых Святых, ситуация в Мире Святого Истока останется мирной и стабильной в будущем, — кивнул и похвалил Предок Зелёного Лотоса.

— Брат Цзян спас все наши жизни. Мы из Дворца Бинь станем первыми, кто поддержит вашу идею сделать Династию Боевых Святых абсолютной властью, и все наши будущие поколения будут верны ей, — Бинь Чансяо первым выразил своё одобрение.

 С помощью умений и силы Цзян Чэнь с лёгкостью сможет основать собственную династию, чтобы объединить все основные силы в Мире Святого Истока.

— Совершенно верно. Установление династии станет историческим моментом. Мы согласны с тем, что сказал брат Цзян, потому что он спас всех нас во время хаоса. Кроме того, Династия Боевых Святых принесёт много преимуществ в будущем для развития Мира Святого Истока, — сказал Король Небесный Пэн.

Последние жизненно важные события стали волнующим опытом. Но это позволило им предвидеть многие вещи. Они ни в коей мере, никогда не будут противостоять Цзян Чэню, потому что он спасал их так много раз.

— Мы, Дворец Гу, никогда станем перечить решению Цзян Чэня. То, что он предложил, спасёт весь мир. Кроме того, он теперь самый сильный человек в Мире Святого Истока. У него есть все права делать всё возможное. Дворец Гу без колебаний поддержит его идею создания Династии Боевых Святых, — кивнул Эмпирей Гу.

Не только он, но и другие поменяли свой взгляд на мир, побывав в ситуации, близкой к смерти, которая изменила культуру всех основных кланов.

Тело Цзян Чэня затряслось, и он поднялся над стенами Пустынного Дворца.

— Пустынный Дворец, Дворцы Нажан, Хо, Ши и Дан, Небеса пощадят жизнь хороших людей. Я, Цзян Чэнь, не кровожадный дьявол. Хотя вы проиграли битву, я не убью никого из вас и не заставлю подписать какой-либо договор о рабстве. Также я не стану обращаться с вами как с рабами. Отныне Дворец Святого Происхождения перестанет существовать. Все вы должны вернуться в Чистую Землю, к своим семьям. Я построю целую новую династию под названием Династия Боевых Святых, которая будет честно править всеми основными силами Мира Святого Истока. Кроме того, каждый мастер из восьми основных семей станет жителем династии, — слова Цзян Чэня прозвучали как гром.

Его тон не подлежал сомнению, здесь не было места для дискуссий. Или, возможно, он не собирался давать пяти главным дворцам возможность высказать своё мнение, потому что у них для этого не было опыта.

Жители пяти главных дворцов хранили молчание. Все четыре главных дворца, надеялись, что Пустынный Дворец, ничего не будет иметь против этого, поскольку их судьбы оказались в руках другого клана в тот момент, когда они сдались. Так что, не было большой разницы между Пустынным Дворцом в качестве их правителя или Династии Боевых Святых.

Нет, разница всё равно была велика. В то время Пустынный Дворец считал их своими рабами, тогда как Цзян Чэнь подарил им право жить как нормальные люди, и они могли вернуться к своей семье в Чистую Землю, впрочем, они должны были стать жителями Династии Боевых Святых. Судя по этому моменту, Цзян Чэнь был их спасителем, и они должны быть благодарны ему. Так как же у них хватит смелости выразить ему своё недовольство?

Что же касается Пустынного Дворца, то нельзя было сказать, что они забыли о мести и всех обидах, когда он перебил всех их вышестоящих лиц. Впрочем, в нынешней ситуации это уже не имело значения, потому что они не имели права даже ненавидеть его, сейчас.

Это был акт сострадания и доброты, позволивший им вернуться к своей семье в Чистой Земле и вести нормальную жизнь. Они не должны жаловаться или протестовать, если они не хотят спровоцировать Цзян Чэня на уничтожение всего клана.

После своих предыдущих безжалостных убийств он мог уничтожить их всех по своему желанию.

Он не будет опасаться, что после становления Династии Боевых Святых, Пустынный Дворец отомстит им. Учитывая его собственные методы и знания, огромное количество пилюль, Боевого Оружия, Боевых Приёмов, которыми он обладал, и помощь Дворцов Гу, Бинь и Дворца Демонов, сила Династии Боевых Святых, вполне возможно, станет безупречной.

— Малыш Чэнь, где ты решил построить Династию Боевых Святых?- спросил Хань Янь.

— Я выберу Секту Туманности. Не обязательно строить её в Чистой Земле. Кроме того, когда-то я был учеником Секты Туманности, — сказал Цзян Чэнь.

— Малыш Чэнь, я полагаю, что в династии нужен король. Хотелось бы знать, есть ли у тебя на примете кандидатура, — поинтересовался Тиран.

Цзян Чэнь опустил голову в раздумьях. Хань Янь и Тиран, конечно, не продержатся в роли короля достаточно долго, чтобы изменить мир, поскольку их талант позволит им подняться в Мир Бессмертных быстрее, чем любому другому живому существу. Что касается его отца, то он тоже не подходил, учитывая его слабую основу совершенствования. Кроме того, ни один из бывших членов Династии Боевых Святых не имел достаточно опыта, чтобы стать королём. Должность предусматривала повышенную ответственность. Хотя король получит помощь и наставления от восьми главных семей, сам король должен быть компетентным и способным.

После долгих раздумий он нашёл наиболее подходящую кандидатуру.

— Я думаю, это будет Ах Нань. Он наверняка захочет хорошо провести время, — просиял Цзян Чэнь.

 Наньгун Вэньтянь ни разу не появлялся с тех пор, как решил уединиться ещё в Секте Туманности. Хотя он был талантлив, у него не было способностей, бросающих вызов небу, таких как у Хань Яня и Тирана.

Есть такая поговорка: «Не позволяй своей благодатной воде течь на чужое поле». Естественно, никто из них не возражал против этой идеи.

— Ха-ха! Этот парень станет хорошим императором! — усмехнулся Хань Янь.

В тот же день Цзян Чэнь, Предок Зелёного Лотоса и все люди в полушаге от Бессмертия из трёх дворцов разрушили Дворец Святого Происхождения совместными усилиями. Все мастера восьми дворцов вернулись в Чистую Землю. Наконец, столетний господствующий Дворец Святого Происхождения исчез из мира, и от него осталась только его история.

Дворец Святого Происхождения был построен из-за Цзян Чэня. Он был разрушен также из-за него. Похоже, это так называемая «карма». Цзян Чэнь стал достоянием столетней истории Мира Святого Истока с тех пор, как он пал.

Оставить комментарий