Глава 545. Дeмоническaя Hочь

Дин Xао маxнул pукой, появилась притягивающая сила и разлитая по земле бледно-золотистая кровь разом собралась в пучок и очистилась от всех нечистот. Затем Дин Хао открыл рот и проглотил её назад себе в живот.

Кровью лучше было не разбрасываться.

“Mяу? Tы что, пьёшь собственную кровь? Oна ведь на земле лежала, какое отравительное дело, хм?” Лишившись крови Се Юэ злобно топнул лапой.

Дин Хао нахмурился, схватил толстого кота и ещё раз его стукнул.

“Столько крови вытекло, а ты всё такой же энергичный. Кстати, я видел, что тебе пронзили сердце, почему ты ещё жив?” Се Юэ запрыгнул на плечо Дин Хао и без малейшего стыда задал ему вопрос.

“Я ещё тебя переживу”. Дин Хам махом руки дал ему ещё один щелбан.

“Мяу, сейчас драться буду, хватит бить мою голову, у меня такой милый лоб, а ты на нём уже две шишки поставил…” Сильно разозлился Се Юэ.

Дин Хао проигнорировал его.

Он всё ещё чувствовал лёгкий холодок после недавней схватки со своим двойником.

Иллюзорный Дин Хао был настолько же силён, как и настоящей, и кроме того, судя по всему, понимал все его приёмы. Противник знал буквально о каждом его движении. Bыиграть в такой ситуации было невозможно, противостояние могло закончиться лишь обоюдной смертью. Лишь благодаря напоминании Цзи Инци, что «нужно умереть чтобы победить», Дин Хао таки нашёл, как ему сломать иллюзию.

Он специально пропустил ту атаку сабли.

Поскольку двойник был испытанием Дин Хао, у него было собственное, ограниченное сознание, благодаря которому он мог правильно использовать приёмы настоящего Дин Хао. Значит он мог думать. Пропустив удар сабли, Дин Хао притворился мертвым и обманул своего двойника. Тот исчез, а вместе с ним закончилось и всё испытание.

Конечно же, чтобы провернуть это ему потребовалось немало храбрости.

Если бы не одно умения, которым Дин Хао овладел после достижения 6-го Ранга Искусства Победы, Тело как Небо и Земля, а именно перемещать внутренние органы, он бы и не подумал идти на такой риск. Но даже спрятав своё сердце подальше, Дин Хао всё ещё был в смертельной опасности. Нужно было подгадать время, точно принять саблю, чтобы она не задела сердца, правильно упасть, проконтролировать, сколько выльется крови…

Нигде нельзя было просчитаться.

Раньше у Дин Хао ничего бы такого не вышло.

Тем не менее после многочисленных странных испытаний, которые ему попались во время путешествия по Древней Дороге на Запад, Дин Хао научился идеально контролировать свою силу, и смог сейчас всё сделать правильно.

В итоге его предположение оказалось верным.

После исчезновения двойника развеялась и вся остальная иллюзия.

Всё вокруг переменилось, и они вновь очутились посреди мрачного коридора.

Дин Хао осмотрелся. Больше никого рядом не было.

Нахмурившись, он медленно пошёл вперёд.

Коридор оказался коротким, длиной примерно в километр. Спустя несколько минут ходьбы он и остальные дошли до конца.

Перед Дин Хао возвышались большие ворота из лазурного камня.

Поверхность врат была крайне неровной, с выпуклостями размером с палец. Казалась, они пережили бесчисленные годы, скрывая внутри некий никому неизвестный секрет.

Хотя на вратах не было никаких формаций, Дин Хао они чем-то показались живыми, будто у врат были глаза, и они внимательно его осматривали.

“Должно быть это проход в Таинственные Руины!”

Предположил он.

11-й этап древней дороги подошёл к концу.

Дальше были сами Таинственные Руины.

Попятившись назад, Дин Хао никого в тёмном коридоре не увидел.

“Видимо я первый кто смог выбраться из иллюзии, остальные всё ещё проходят испытание!” Дин Хао подумал и решил дождаться остальных. Только собрав все одиннадцать обрывков карты вместе можно будет открыть последние каменные врата.

Кое-как пристроившись и немного подкрепившись, он прождал два часа.

Никто не вышел.

Дин Хао глубоко вдохнул и принялся культивировать, чтобы не тратить время.

Цзи Инци на сначала испытала грусть, потом великую радость, и сейчас девушка была немного сонной. Она уснула на одеяле из звериной шкуры.

Маленький дельфин свернулся возле неё калачиком и тоже начал отдыхать.

Толстый кот Се Юэ немного подсел на кровь Дин Хао после того как попробовал. Теперь он облизывался и вертелся вокруг Дин Хао, выискивая, нет ли у него ещё каких ран.

Время шло.

Спустя столько та часов Дин Хао вновь открыл глаза.

В тёмном коридоре, однако, никого не появилось.

“Неужели они все погибли?” Забеспокоился он.

Ли Лань, Сун Цюэ и остальные были элитными гениями Северного Региона. Если они умрут, то человеческой расе будет нанёс серьёзным удар.

Заволновавшись Дин Хао поднялся на ноги и начала бесцельно ходить взад-вперёд.

Невольно он вновь подошёл к лазурным вратам.

Протянув руку Дин Хао погладил грубые камень.

Вдруг в этот самый миг его ладонь будто загорелась, словно что-то пыталось врываться из его Кольца Хранения, Дин Хао перепугался, а затем удивился, и когда он уже собирался внимательно осмотреться…

Вдруг за его спиной загорелся яркий блеск, в тёмном коридоре кто-то появился.

Дин Хао развернулся чтобы посмотреть.

Жар на его ладони исчез.

……

……

Ночь была мрачной.

Всё небо застилали чёрные облака, скрывая звёзды и луну.

Дул сильный ветер, миг был погружён во тьму.

Хань Янцзянь и остальные мечники из Секты Разделяющего Небеса Меча вместе с Фан Сяо и другими тайно подобрались к Секте Пытливого Меча и встали возле Великой Защитной Формации.

Сейчас был промежуток с одиннадцати до часу.

Они принялись спокойно дожидаться Тан Фулэя.

Вдруг впереди появился силуэт, раздался голос Тан Фулэя, и после небольшого разговора стоявший на страже ученик Секты Пытливого Ученика был переназначен на новую работу. Теперь в радиусе нескольких сотен метров не было никого из Секты Пытливого Меча кроме самого Тан Фулэя.

Глава Пытливого Зала Наказаний медленно подошёл к защитной формации.

“Выходите”. Раздался его ледяной голос.

Хань Янцзянь на миг замялся, но в итоге вышел.

Он был максимально насторожен, Ци со всей скоростью циркулировала по его телу. Забеспокоившись, он спросил Тан Фулэя: “Дело сделано?”

Ничего не ответив, Тан Фулэй достал какую-то штуку.

Повело кровью.

Это была голова.

Хань Янцзянь широко раскрыл глаза. Он сразу всё понял.

Определив, чья это была голова, он подозвал Фан Сяо и остальных.

“Это… Правда Ци Цяншань?” Присмотревшись Фан Сяо сам испытал шок. Невозможно. Тан Фулэй что, правда убил Ци Цяншаня, первого мастера Секты Пытливого Меча?

Что это такое?

Неужели он действительно предал Секту Пытливого Меча?

Фан Сяо сложно было в это поверить, но факты были на лицо.

Прежде он раз за разом обдумывал поведения Тан Фулэя, и всегда всё сводилось к тому, что действовал он по какому-то тайному плану Секты Пытливого Меча. Фан Сяо и представить не мог, что он действительно убьёт Ци Цяншаня с Ли Цзяньи, но теперь…

Перед ним была отрезанная голова, как в это не поверит.

Фан Сяо несколько раз осмотрел голову. Она была настоящей.

“Да, это точно Ци Цяншань…” Присмотревшись вздохнул Лу Сюнфэй. “Я всю жизнь сражался с этим старым монстром, я его узнаю даже если от него останется один пепел…” Прежний сильнейший Мастер Снежной Провинции невольно замер.

Пока Ци Цяншань ещё был живым, Ли Сюнфэй мечтал убить его.

Теперь же, глядя на отрезанную голову своего старого противника, на его лицо, застывшее в выражении удивления и ярости, Лу Сюнфэй сам не мог описать, что чувствовал.

Любой кувшин рано или поздно разобьётся, любому мастеру суждено умереть!

Сколько в поднебесной великим мастеров погибает в кровати, от старости?

Неважно насколько ты гениален и доброжелателен, никому не избежать обид и ненастий мира Боевых Искусств, с течением времени все такие мастера погибают в битвах, падая с неба, и оставляя за собой только легенды о былом величии.

Сегодня Ци Цяншань, легенда Снежной Провинции, погиб.

Он умер не естественной смертью.

А очень жалкой.

На Лю Сюнфэя нахлынула грусть.

Целая эпоха Снежной Провинции подошла к концу.

Теперь победа Секты Пытливого Меча на Генеральной Ассамблее казалась последним их блеском перед полным увяданием. Отныне никакой такой Секты не будет. К сожалению, его Школе Чистого Мира тоже не завладеть Снежной Провинцией. Теперь по ней распространится влияние Секты Разделяющего Небеса Меча. С ними Школе Чистого Мира не потягаться.

Когда Хань Янцзянь увидел лица Фан Сяо и Лу Сюнфэя, его волнение мигом развеялось.

Рассмеявшись, он сказал: “Отлично, отлично, хорошая работа, Тан Фулэй, можешь не волноваться, когда придёт время я обязательно награжу тебя. С восходом станешь новым Главой Секты Пытливого Меча. Кстати, а как там Ли Цзяньи? Мёртв?”

После слов Хань Янцзяна лицо Тан Фулэя сделалось радостным. Он был крайне доволен.

Быстро поблагодарив его, он сказал: “Мастер Хань, Ли Цзяньи не многим сильнее меня, не волнуйтесь, в нужным момент вы лично его убьете, тогда Секта Разделяющего Небеса Меча обязательно вас за это наградит, вся заслуга будет за вами”.

Хань Янцзянь удивился и довольно кивнул: “Хорошо, ты умеешь делать что надо. Не волнуйся, я тебя ни с чем не оставлю”.

Тан Фулэй обрадовался и продолжил: “Благодарю, Мастер Хань, Тан всеми силами постараться помочь вам завладеть Сектой Пытливого Меча”.

“М”. Кивнул Хань Янцзянь и похлопал Тан Фулэя по плечу.

“Начинаем, к восходу ты уже будешь новым Главой”.