Глава 384. Успех в производстве стали!

Опция "Закладки" ()

Успех в производстве стали!

— Почему снаружи так жарко? — это были первые слова, которые Фэн Юй Хэн сказала после выхода наружу.

Из-за жара печи они носили тонкую одежду. Войдя в пещеру Сюй Тянь, они немного замерзли и снова надели зимнюю. В пещере Сюй Тянь было холодно весь год, даже в самые жаркие дни года приходилось носить толстый свитер.

Эти двое целиком погрузились в работу над сталью и понятия не имели, как долго находились в уединении. Сюань Тянь Мин, только услышав ее слова о жаре, обратил внимание на то, что носили солдаты снаружи. Затем локтем подтолкнул девушку к себе и тихо сказал:

— Как долго мы были внутри?

Фэн Юй Хэн немного подумала:

— Не больше месяца, верно?

— Невозможно, — Сюань Тянь Мин указал на солдат и сказал: — Смотри, все в летней одежде.

Она сильно удивилась, но, присмотревшись, поняла, что, и правда, окружающие все в тонких одеждах. На самом деле, некоторые ходили топлес.

Ван Чуань и Хуан Цюань обе были в группе встречающих. Увидев их, они быстро вышли вперед, чтобы поприветствовать эту благородную пару:

— Эта слуга приветствует его высочество и приветствует молодую госпожу.

Фэн Юй Хэн схватилась за голову. Эти две девушки были одеты в кисейные платья, и она не могла не спросить:

— Какой сейчас месяц?

— Уже середина шестого месяца, — ответила Ван Чуань. — Молодая госпожа и его высочество находились в уединении целых сто восемь дней.

Оба были потрясены еще раз. Сто восемь дней! Более трех месяцев! Шестой месяц лунного календаря соответствовал июлю григорианского календаря. Это была середина жаркого лета! Фэн Юй Хэн молча и быстро стянула с себя плащ.

В то же время у Сюань Тянь Мина не было времени беспокоиться о жаре, которую он чувствовал, и о поте, стекавшем по его голове. С радостью на лице он поднял твердый предмет в своей руке и громко сказал:

— Первый кусок стали в Да Шунь завершен!

Как только эти слова были произнесены, окружающие шокировано замерли. Как будто само время остановилось, потому что никто ничего не говорил. На самом деле они даже перестали дышать. Летом горы утопали в пышной зелени, щебет птиц и стрекот цикад были прекрасно слышны; однако после того, как принц сказал это, пернатые перестали петь, а цикады — стрекотать. На мгновение единственным звуком, нарушавшим тишину, стал шум воды из реки, текущей вдали.

Все широко раскрытыми глазами смотрели прямо на предмет в руке Сюань Тянь Мина. Старые кузнецы проковыляли поближе, глядя на так называемую сталь, как на сокровище. Глаз Ван Чуань и Хуан Цюань воодушевленно светились. Скрытые охранники, прятавшиеся повсюду, тоже вышли из теней. Никто не хотел пропустить этот исторический момент.

Никто не знал, сколько прошло времени, когда кто-то дрожащим голосом спросил:

— Это… сталь?

— Верно, это сталь! — кивнул Сюань Тянь Мин.

На этих словах в небеса взлетели громкие возгласы, звучавшие как громовые раскаты. Солдаты не знали, как выразить свои праздничные чувства, и стали кричать в горы. Кузнецы опустились на колени у куска стали, и слезы потекли по их старым лицам.

Возможно, потому, что праздничная атмосфера была слишком плотной, но она повлияла даже на Фэн Юй Хэн. Сто восемь дней уединения, никто не думал, что она и Сюань Тянь Мин смогут выдержать это испытание.

Печь дымила как пароход. Было так душно, что они едва могли дышать. Хотя существовали вентиляционные отверстия, их едва хватало на то, чтобы позволить человеку выжить в этой среде. Комфорт определенно был невозможен. Производство стали было просто идеей в сознании людей. Фэн Юй Хэн сделала это, чтобы попытаться бросить вызов самой себе. Она хотела попробовать производить сталь в эту эпоху, в которой не развиты ни наука, ни технологии. Что касается Сюань Тянь Мина, то, когда у Да Шунь появилась сталь, казалось, что их место в мире поднялось еще выше. Они сделали еще один большой шаг вперед, оставив остальные страны позади.

Короче говоря, когда началась переработка стали, сбиваться с ритма было нельзя. Вначале они спали раз в два дня, но чем дальше они продвигались, тем важнее становились шаги. Мало того, что с каждым шагом сложность возрастала, они также требовали большей точности и настойчивости. У пары не было времени вернуться в спальню, и они перешли от трехразового питания к одноразовому. Засыпая, они просто прислонялись к стене и некоторое время дремали, но эти периоды длились не более десяти минут, потом они просыпались и продолжали работу.

Самыми горькими моментами были те, когда они засыпали во время работы и в итоге не успевали. Материалы полностью уходили в утиль. Просыпаясь, они вынуждены были все начинать с самого начала.

Был также один раз, когда у них высохла печь. Если бы солдаты, стерегшие их снаружи, не ворвались и не вытащили их, то, возможно, эти двое погибли бы задохнувшись.

К счастью, у нее все еще имелось личное пространство, и не было недостатка в холодной воде. Она даже время от времени приносила пару чашек лапши быстрого приготовления.

Но простого решения вопроса о еде и воде было недостаточно. У людей существовали и другие физиологические потребности, особенно это касалось прибытия ее двоюродной бабушки, которая появлялась вовремя каждый месяц*. Ей нужно было иметь возможность войти в свое пространство в любой момент, чтобы позаботиться об этом.

Что касается Сюань Тянь Мина, то сначала он посчитал человека, внезапно исчезающего из-под его глаз, чем-то новым для себя. Позже его это больше не волновало. Он знал, что Фэн Юй Хэн в безопасности, и его это устраивало. В любом случае, обладая некой скрывающей способностью, в будущем она сможет защитить себя.

Короче говоря, перенесенные ими страдания позволили им изготовить кусок стали. Хотя это был всего лишь маленький кусок размером с мужскую ладонь, процесс его создания помог им придумать серию новых методов производства стали. Фэн Юй Хэн верила, что благодаря этому успеху распространение чего-то похожего на сталь в армиях Да Шунь не за горами.

Воодушевление солдат все не ослабевало, в это же время Фэн Юй Хэн увидела, что во главе группы кузнецов стоял старик, который умолял за жизнь своего внука. Она подошла и лично помогла ему встать, а затем спросила:

— Старый господин, взгляни на этот кусок стали. Достаточно ли его, чтобы сковать нож?

Услышав, что Фэн Юй Хэн задала ему технический вопрос, старик сразу стал серьезным. Посмотрев на кусок стали некоторое время, он кивнул:

— Если не тратить материал впустую, то этого должно хватить на два.

— Очень хорошо, если это так. Тогда я передам этот кусок стали старому господину. Просто используй его, чтобы сделать один нож, а затем поедешь с его высочеством и мной, чтобы отдать получившийся клинок его величеству, ты ведь не против?

Глаза кузнеца загорелись:

— Правда?

— Разумеется.

Кузнец горячо закивал. Дрожащими руками он взял у Сюань Тянь Мина кусок стали. А потом, не тратя ни секунды больше, снова с улыбкой побежал в пещеру Сюй Тянь. Молодой человек, который был его учеником, сказал с некоторым смущением:

— Мой дедушка всегда такой. Боюсь, что пока он не скует этот стальной нож, он не сможет нормально спать, — договорив, он поклонился и последовал за убежавшим.

Сюань Тянь Мин громко объявил:

— Все, слушайте мои приказы! Достаем вино, готовим мясо и разжигаем костры. Будет большой праздник для трех гарнизонов. Завтра — выходной. Послезавтра мы официально начнем производство стали!

Сам генерал работал на производстве стали и преуспел. Это было равносильно тому, чтобы дать каждому шанс взбодриться. Кузнецы, которые стали чувствовать себя немного неуверенно из-за того, чтобы так долго находились среди солдат, снова воодушевились. Многие уже убежали в пещеру Сюй Тянь, чтобы посмотреть, как тот старик работает над ножом. Оставшиеся уже разделились на небольшие группы и просто ждали, когда им дадут работу.

Цянь Ли вышел вперед и отчитался:

— Этот скромный генерал уже давным-давно привез еще пятьдесят кузнецов. По пять в каждой группе, в общей сложности десять групп. Они все в военном лагере и просто ждут, когда генерал и окружная принцесса назначат им задачи.

Сюань Тянь Мин махнул рукой:

— Все начнется послезавтра. Прямо сейчас наша окружная принцесса должна немного отдохнуть.

Фэн Юй Хэн действительно очень устала. Если бы она продолжала оставаться внутри, производя сталь, возможно, она бы этого не почувствовала. Теперь, когда они успешно закончили, она немного расслабилась, и вся усталость мигом накинулась на нее. Вернувшись в военный лагерь с Ван Чуань и Хуан Цюань, она сначала отправилась навестить Яо Ши.

В настоящее время Яо Ши уже восстановилась процентов на восемьдесят или даже выше. Внешне она уже ничем не отличалась от нормального человека, но ее пульс все еще был слегка не стабилен. Однако серьезных проблем не наблюдалось. Ей просто нужно продолжать выздоравливать, пока ей не станет окончательно лучше.

Видя, что она пришла, Яо Ши была очень счастлива. Схватив ее за руку, она начала расспрашивать ее о производстве стали. Услышав, что сталь уже произведена, женщина облегченно вздохнула и с большой радостью сказала:

— Я очень волновалась, что ты не сможешь произвести сталь. Мы столько неприятностей причинили военному лагерю. Если бы у тебя не получилось, то как мы бы объяснили это им!

Фэн Юй Хэн похлопала ее по спине и утешила:

— Мама слишком много думает. Дочь никогда не преувеличивает, когда говорит. Если я сказала, что сталь может быть произведена, значит, так и есть.

— Моя А-Хэн — ребенок с большим будущим. С мамой все хорошо, но… — Яо Ши вздохнула, остановившись на мгновение, затем сказала: — Ты можешь помогать в военном лагере, но мое нахождение здесь не очень оправданно, поэтому я подумала…

— Я отправлю кого-нибудь договориться о покупке резиденции в Сяо Чжоу. Сталь только что была произведена, и один из кузнецов уже кует из нее оружие. После того, как его сделают, его высочество и я лично повезем стальной нож его величеству. Когда все будет завершено, А-Хэн лично проводит вас в Сяо Чжоу.

Яо Ши вздохнула с облегчением и добавила:

— По правде говоря, тебе не нужно провожать меня. Ты так занята. Будет хорошо, если ты просто отправишь несколько человек сопровождать меня.

Фэн Юй Хэн покачала головой:

— Цзы Жуй не просто сын матери. Он также и мой младший брат. В этом мире не существует старших сестер, не помешанных на своих младших братьях. Мама, не уговаривайте меня.

Она не осталась рядом с Яо Ши надолго. Сказав то, что она должна была сказать, она ушла с Ван Чуань и Хуан Цюань. Ван Чуань, увидев, что вид у нее совсем не цветущий, утешила ее:

— Госпожа подверглась влиянию наркотика, изменяющего дух. Молодая госпожа, не принимайте это близко к сердцу. Молодой мастер молод, вот госпожа и волнуется, так и должно быть.

— Я знаю, — она не позволила слишком уж многим эмоциям отразиться на ее лице; однако в ее голосе звучало разочарование: — Когда все будет готово, увезите ее в Сяо Чжоу.

Все трое вернулись в палатку Фэн Юй Хэн, и Хуан Цюань поспешила помочь ей приготовить ванну, а Ван Чуань рассказывала о новостях за последние три месяца:

— Цинь Юу приезжала несколько раз. Услышав, что молодая госпожа в уединении, она оставалась только одну ночь перед отъездом. Люди из Цянь Чжоу прибыли через месяц, после того, как вы заперлись ото всех. Они привезли большое приданое семье Фэн и отправили десять миллионов золотых таэлей в усадьбу окружной принцессы. Цинь Юу сказала, что восемь миллионов помещены в хранилище поместья, а остальные два — превращены в банкноты меньшего номинала для повседневного использования.

— Цинь Юу очень внимательно отнеслась к этому вопросу, — кивнула Фэн Юй Хэн. — Мне очень легко, когда она заведует расходами поместья.

Ван Чуань продолжила:

— Принцесса Жу Цзя уже практически здорова. Она может вставать с постели, остаются только шрамы. Она до сих пор в императорском дворце. Старшая принцесса Кан И несколько раз пыталась забрать ее, но ее величество императрица не согласилась.

Фэн Юй Хэн немного подумала и спросила Ван Чуань:

— Ты знаешь, кто приехал из Цянь Чжоу? Они уже уехали?

Ван Чуань покачала головой:

— Приехавший — родственник императора, и он привез с собой по паре правительственных и военных чиновников. Прямо сейчас они еще не уехали. Их задержал здесь его величество, сказав, что люди Цянь Чжоу должны подождать, пока окружная принцесса создаст сталь. Ах да, этот родственник также взял с собой своего внука. Это четырехлетний мальчик, которого следует считать двоюродным братом принцессы Жу Цзя.

Фэн Юй Хэн на некоторое время задумалась. Всех этих людей можно было посчитать нормальными. При отправке приданого, наряду с правительственными и военными чиновниками, присутствует старейшина. Был еще и маленький ребенок. Это выглядело очень мирно и дружелюбно, но почему она продолжала чувствовать, что все не так просто, как казалось на первый взгляд?

— В поместье Фэн что-нибудь изменилось?

Выражение лица Ван Чуань изменилось:

— Да!

_____________________________

* здесь можно заметить явное противоречие с началом главы — ведь Фюх не знала, сколько прошло времени, но, если подумать, как это возможно? Ее цикл ведь не прерывался, она сама об этом вспоминает. Так что тут у автора что-то случилось с обоснованием)

Оставить комментарий