Глава 1170. Жестокие намерения

Цзянь Чен остался в пространстве артефакта. Прямо сейчас Клан Чангуань больше не был безопасным местом. Опасность была огромной, это место стало словно тюрьма. У Цзянь Чена не было секретной техники для открытия и закрытия Мировых Врат.

На данный момент Клан Чангуань был исключительно спокойным. Многие люди запечатали себя в тихих комнатах и посвятили себя культивации. Из нескольких горных вершин и резиденций быстро поднималась плотная энергия мира. Вдалеке можно было увидеть нескольких молодых людей, практикующих боевые искусства и нескольких людей, уединившихся в пустынных местах и проверяющих свои навыки на твердых скалах.

Внезапно из центрального божественного храма вышел старый, но сохранивший свою прямую осанку старик. Его аура была неразличимой, поэтому он казался столь же обычным, как и любой другой пожилой человек.

Это был один из семи великих старейшин, Чангуань Цин Юн.

Чангуань Цин Юн молча подошел к двери. Его глубокий взгляд слегка блестел. Сперва он огляделся по сторонам, после чего обратил свое внимание на вершину той горы, где уединился Цзянь Чен. После небольшого колебания в его взгляде промелькнула решительность, и он начал движение. Он полетел к пещере с невероятной скоростью, по прежнему оставаясь безмолвным.

Он мгновенно оказался возле пещеры и спокойно посмотрел на барьер, который Цзянь Чен установил у входа, после чего улыбнулся, как будто только что услышал шутку. С быстрым движением рук он применил ручные печати секретной техники. Ему удалось пройти через барьер с помощью техники, которая выглядела как телепортация, сам же барьер оказался цел и не затронут.

В конце концов, понимание Цзянь Ченом тайн мира оставалось на уровне Святых Правителей. Для Чангуань Цин Юна, который достиг стадии Великой Завершенности Святого Короля и знал много секретных техник, этот барьер был просто пустым местом.

В тусклой пещере в воздухе парила Священная Реликвия размером с кулак, излучая очень слабый золотой свет. Именно он тускло освещал пещеру.

Чангуань Цин Юн подошел к ней и остановился, заложив руки за спину. Он с интересом посмотрел на нее, но затем слегка нахмурился и пробормотал про себя:

— Я не думал, что этот маленький ублюдок окажется таким умным и для восстановления спрячется в этой маленькой башне. Это практически устраняет любую возможность получить от него Священный Фрукт.

Чангуань Цин Юн не желал останавливаться на этом этапе. Он шагал вокруг Священной Реликвии, а его выражение лица постепенно ухудшалось. Он пробормотал:

— Эта башня очень прочная. Только Святые Императоры смогут разбить ее. Если он будет прятаться в ней, то я ничего не смогу с ним сделать, что же мне делать?

В настоящее время Цзянь Чен сидел в зале в центре пространства реликвии. Выражение его лица было крайне плохим.

Священная Реликвия уже приняла его как своего мастера, поэтому между ним и этим артефактом образовалась крайне тесная связь. Он прекрасно видел происходящее снаружи с помощью духа артефакта, хотя и находился внутри. Цзянь Чен внимательно следил за каждым движением Чангуань Цин Юна начиная с того момента, когда тот вошел в пещеру.

— Хмпф. Я никогда не мог подумать, что Чангуань Цин Юн будет настолько взволнован и придет за мной так быстро. Я просто удивляюсь, сколько людей заинтересовано в Священном Плоде, — холодно подумал Цзянь Чен, и его взгляд стал ледяным. Если бы он заранее не скрылся в пространстве артефакта, то, скорее всего, он бы попал в руки Чангуань Цин Юну.

Чангуань Цин Юн некоторое время ходил вокруг, а затем заскрежетал зубами. Он холодно произнес:

— Поскольку этот проклятый ублюдок прячется в башне, я могу просто забрать саму башню. Я смогу придумать способ открыть ее в будущем.

Когда Чангуань Цин Юн уже хотел забрать Священную Реликвию, выражение его лица резко изменилось. Он взглянул наружу, после чего в мгновение ока приблизиться к стене пещеры и молча исчез в скале.

Вскоре после этого сюда прибыл Чангуань Цин Цзю Рю. Он прошел через барьер с помощью той же секретной техники, что и Чангуань Цин Юн. Затем некоторое время он ходил вокруг Священной Реликвии, после чего его выражение лица изменилось. Он почувствовал чье-то приближение, поэтому немедленно применил секретную технику, чтобы спрятаться в горе.

Третьим человеком оказался Чангуань Юань Чжен Хуа. Он знал немало секретных техник, поэтому барьер Цзянь Чена тоже оказался бесполезен против него.

Увидев парящую Священную Реликвию, он тоже слегка нахмурился. Однако в этот момент снаружи появились две мощных ауры. Чангуань Цу Юнь Сяо и Чангуань Цу Сяо одновременно прилетели к пещере, в которой восстанавливался Цзянь Чен. Однако они отличались от предыдущих трех и не скрывали себя. Они перемещались открыто, заставив многих членов клана поднять головы и восхищением посмотреть на них.

Чангуань Юань Чжен Хуа был удивлен. Он не смог вовремя покинуть пещеру, поэтому не колеблясь сделал то же самое, что Чангуань Цин Юн и Чангуань Цин Цзю Рю. Он использовал секретную технику, чтобы слиться с окружающими скалами и полностью стер свою ауру.

Чангуань Цу Юнь Сяо и Чангуань Цу Сяо вместе подлетели к пещере. Они парили в десяти метрах от входа и смотрели на него. Однако они не стали проникать внутрь.

— Похоже, что Сянтянь до сих пор исцеляется. Мне интересно, когда он полностью восстановится, — сказал Чангуань Цу Сяо обычным тоном.

— Сянтянь — Сияющий Святой Мастер 7-го уровня. Он может контролировать могущественную Сияющую Святую Силу, так что, хотя его раны и очень тяжелые, я считаю, что он сможет исцелить их очень быстро. Старший дедушка, почему бы тебе не отправиться отдыхать в храм предков. Я останусь здесь и дождусь появления Сянтяня, — произнес Чангуань Цу Юнь Сяо.

Чангуань Цзу Сяо немного колебался, после чего кивнул:

— Хорошо. Юнь Сяо, ты останешься здесь. Я вернусь в храм предков.

Чангуань Цзу Сяо обернулся и ушел, а Чангуань Цу Юнь Сяо остался позади. Он нашел плоскую площадку и сел на нее. Барьер, который установил Цзянь Чен, находился в трех метрах перед ним.

Цзянь Чен пробормотал, находясь внутри пространства артефакта:

— Из семи великих старейшин три уже пытались что-то сделать со мной, пока я восстанавливался, но мне повезло, что Чангуань Цу Юнь Сяо и Чангуань Цу Сяо вовремя прибыли или Священная Реликвия могла бы быть забрана этой троицей.

— Теперь, когда Чангуань Цу Юнь Сяо лично сторожил снаружи, люди в пещере не посмеют что-либо сделать. Он сделал так, потому что знал, что те трое уже вошли в пещеру и явился сюда, чтобы остановить их действия, или это просто совпадение?

— Я по прежнему не могу доверять никому из них…

Цзянь Чен опустил голову в мысли, после чего начал движение. Он исчез из пространства реликвии и снова появился в тусклой пещере. Теперь он больше не мог оставаться здесь, иначе он легко станет жертвой махинаций других людей, он должен был предстать перед ними явным образом. Возможно, они не станут вот так явно накладывать на него руки.

Цзянь Чен спрятал Священную Реликвию и вышел наружу, как будто ничего не произошло. Он обнаружил, что Чангуань Цу Юнь Сяо сидит снаружи, и на его лице промелькнула тень удивления. Он спросил:

— Старший дедушка, почему вы здесь? Вы пришли ко мне из-за какого-то срочного дела?

Чангуань Цу Юнь Сяо встал и осмотрел Цзянь Чена с ног до головы. Он улыбнулся:

— Сянтянь, похоже, что ты полностью оправился от своих ран. Пойдем со мной, у меня просто есть некоторые вопросы, которые я хочу обсудить с тобой.

Цзянь Чен кивнул, после чего последовал за Чангуань Цу Юнь Сяо в сторону летающего участка земли. Когда они подошли к божественному храму в центре, Цзянь Чен остановился. Он спросил:

— Великий дедушка, пейзажи в том саду очень приятные. Почему бы нам не пойти туда для разговора? — после этих слов Цзянь Чен полетел в соседний сад, не дожидаясь, пока Чангуань Цу Юнь Сяо даст свое согласие.

Глядя на спину Цзянь Чена, Чангуань Цу Юнь Сяо вообще не проявил недовольства. Вместо этого он слегка улыбнулся и тихо пробормотал:

— Этот ребенок довольно осторожен, — после этого он полетел вслед за ним.

Вскоре после этого Чангуань Цу Сяо, Чангуань Юань У Цзи и Чангуань Цин Юн Фэн вышли из центрального божественного храма и собрались в павильоне сада.

— Ха-ха, Сянтянь все сделал просто прекрасно. Ему на самом деле удалось забрать Священный Плод, находясь перед множеством экспертов и затем удачно отнести его в клан…

— Именно. Действия Сянтяня на этот раз были слишком выдающимися, ведь он достал бесценный Священный Плод для нашего Клана Чангуань. Теперь, когда у нас есть Плод, сила нашего клана, безусловно, будет стремительно расти. Через короткое время в нашем клане родится Святой Император. Сянтянь внес огромный вклад в наше будущее.

— Не совсем так. Мы будем иметь не одного Святого Императора, а двух. Мы все являемся свидетелями таланта Сянтяня. Я верю, что менее чем через сто лет Сянтянь тоже достигнет области Святого Императора.

Как только Чангуань Юань У Цзи и Чангуань Цин Юн Фэн прибыли на место, они стали осыпать Цзянь Чена похвалами. Все непрерывно хвалили Цзянь Чена.

Чангуань Цу Юнь Сяо и Чангуань Цу Сяо молча сидели на каменных сиденьях. Их лица оставались безэмоциональными, так что было невозможно понять, что они чувствуют.

Выражение лица Цзянь Чена стало довольно уродливым. Значение слов Чангуань Юань У Цзи и Чангуань Цин Юн Фэна заключалось в том, что Плод принадлежал не Цзянь Чену, а клану.

— Почему Цин Юн, Цзю Рю и Чжен Хуа еще не пришли? Я же связался с ними, — внезапно спросил Чангуань Цин Юн Фэн.

Сразу после этих слов у порога центрального божественного храма одновременно появились Чангуань Цин Юн, Чангуань Цин Цзю Рю и Чангуань Юань Чжен Хуа.

В этот момент здесь собрались все семь великих старейшин Клана Чангуань.

Оставить комментарий