Глава 1208. Беспокойство Цзянь Чена

Чангуань Ху также был ошеломлен, когда услышал чрезвычайно знакомый голос. Он невольно посмотрел на Цзянь Чена и узнал красивого молодого юношу с первого взгляда. Молодой юноша был его младшим братом, которого он не видел уже несколько лет. Его взгляд сразу же заполнился изумлением, и он удивленно спросил:

— Брат, это и в самом деле ты? — однако, увидев огромные стены города, полностью выкованные из вольфрамового сплава, он быстро все понял. Он никогда не мог подумать, что, преследуя Ван Исяо, он прибудет к Огненным Наемникам.

Цзянь Чен совершил один длинный шаг и возник рядом с Чангуань Ху, он с волнением и сомнением посмотрел на него. Он спросил:

— Брат, разве ты не пошел в Павильон Чистого Сердца? Почему ты внезапно появился здесь, и почему ты в таком ужасном состоянии? Или Павильон Чистого Сердца… — Цзянь Чен остановился, но смысл вопроса был очень ясен. Все присутствующие поняли, что он имел в виду. Цзянь Чен подозревал, что Чангуань Ху оказался выгнан из клана защитников, или как иначе он мог оказаться в таком жалком состоянии? Даже его одежда не была целой.

Ван Исяо оказался потрясен тем, что сказал Цзянь Чен. Никогда он не мог подумать, что интересный ребенок, с которым он столкнулся во время своего путешествия, окажется учеником клана защитника. Кроме того, происхождение Чангуань Ху еще больше потрясло его. Он в самом деле оказался братом капитана Огненных Наемников Цзянь Чена, этот факт заставил его почувствовать неверие.

Чангуань Ху явно догадался, что имел в виду Цзянь Чен. Он мягко покачал головой и ответил:

— Брат, это не то, что ты думаешь. Давай поговорим об этом позже, — Чангуань Ху сделал паузу и взглянул на сильно травмированного Ван Исяо, переживающего мучительную боль. Он произнес:

— Брат, почему ты и старший Ван поссорились? Зачем ты до такой степени побил старшего Вана?

Цзянь Чен посмотрел на Ван Исяо с противоречивыми чувствами. Он спросил:

— Брат, ты его знаешь?

Чангуань Ху осмотрел рану Ван Исяо и ответил:

— Брат, однажды старший Ван спас мне жизнь, так что можешь ли ты отпустить его ради своего старшего брата?

Цзянь Чен, не задумываясь, согласился, после чего подошел к Ван Исяо. Он осторожно прижал руку к плечу Ван Исяо и вытянул остатки прядей Силы Хаоса.

Лицо Ван Исяо сразу же расслабилось после того, как он оказался освобожден от пыток Силы Хаоса. Тем не менее, он по прежнему чувствовал шок из-за энергии, используемой Цзянь Ченом. Эта энергия была слишком ужасающей. Если бы она осталась в нем, он вероятно, скончался бы и без чьей-либо помощи.

Четыре Святых Правителя посмотрели друг на друга. Они никогда не могли подумать, что станут свидетелями чего-то столь драматичного. Алчный Волчий Король, который в агрессивной манере убил Святого Правителя Огненных Наемников, фактически знал старшего брата Цзянь Чена, Чангуань Ху. Они потеряли дар речи.

С другой стороны, Би Хай оставался очень спокойным. Казалось, его не сильно волновало, что Ван Исяо убил великого защитника Огненных Наемников.

Цзянь Чен взмахнул ладонью, достал три больших пилюли из своего пространственного кольца и передал их Ван Исяо. Он произнес:

— Поскольку вы однажды спасли жизнь моего брата, я больше не буду преследовать вас за убийство великого защитника. Вот три пилюли Сияющего Духа 6-го класса. Их будет недостаточно, чтобы полностью исцелить ваши раны, но это позволит вам восстановить боевую силу.

— У меня есть собственное лекарство, — Ван Исяо не принял пилюли Цзянь Чена и вместо этого вытащил из своего пространственного кольца нефритовую бутылочку. Он вылил все содержимое в рот, после чего немедленно начал циркулировать энергию для исцеления.

Он был чрезвычайно тяжело ранен. Хотя Сила Хаоса уже была забрана Цзянь Ченом, ему нужно было как можно скорее стабилизировать свое состояние, или это даже могло привести к будущим побочным эффектам, если ему станет еще хуже.

Цзянь Чен неловко положил свои пилюли обратно, после чего обратился к Чангуань Ху:

— Брат, я отведу тебя в Город Бушующего Пламени. Мы не виделись несколько лет, так что давай поспешим.

Чангуань Ху тоже хотел поспешить. Прошло уже довольно долгое время с тех пор, как он в последний раз видел Цзянь Чена, поэтому он хотел сказать многое. Однако, когда он посмотрел на Ван Исяо, то снова стал нерешительным. Он сказал:

— Брат, я присмотрю за старшим Ваном. Как только он поправится, я направлюсь в город.

Цзянь Чен кивнул, после чего приказал четырем Святым Правителям вернуться. Он остался с Чангуань Ху, а Би Хай, поприветствовав Чангуань Ху, вернулся в город.

Через четыре часа Ван Исяо открыл глаза. Он по прежнему был довольно бледен. Хотя после четырех часов он не полностью восстановился, но к нему вернулись силы.

Цзянь Чен и Чангуань Ху говорили в течении всех четырех часов, он наконец, понял текущее положение дел Чангуань Ху. Однако, когда он подумал о том, что его брат в будущем в конечном итоге может забыть о своей семье, Цзянь Чен почувствовал душевную боль.

На самом деле Цзянь Чен еще несколько лет назад заметил, что с Чангуань Ху что-то происходит. Уже тогда Чангуань Ху был бесстрашным, его ненормальное психическое состояние уже начало проявляться. Он никогда не мог подумать, что после стольких лет Чангуань Ху продолжит идти по этому пути дальше и дальше. Он уже разорвал связь с большинством семи эмоций и шести желаний, все, что осталось, было его сентиментальными чувствами к семье.

— Старший Ван, вы проснулись. Как прошло ваше восстановление? — Чангуань Ху перестал разговаривать с Цзянь Ченом, когда увидел, что Ван Исяо открыл глаза. Он подошел к нему и спросил c беспокойством.

Теперь мнение Ван Исяо о Чангуань Ху претерпело некоторые изменения. Он не мог не рассмеяться вслух, когда услышал, как Чангуань Ху спрашивает о его благополучии таким образом. Он встал и произнес:

— Я восстановился на 30% и теперь могу уйти. Малыш, я никогда не мог подумать, что твоя личность окажется настолько впечатляющей, это действительно застало меня врасплох. Несколько дней назад я спас твою жизнь, но теперь ты спас мою, поэтому мы больше ничего не должны друг другу. Хорошо, я не буду много говорить. Прощай. Я надеюсь, что ты будешь помнить меня, когда мы встретимся в следующий раз, — сказал Ван Исяо, намереваясь уходить. Он не стал медлить и сразу ушел.

— Старший Ван, я обязательно буду помнить вас, когда мы встретимся в следующий раз, — сказал Чангуань Ху в Ван Исяо.

Цзянь Чен слегка нахмурился, когда услышал эти слова, он все больше и больше беспокоился. Он понятия не имел, сколько лет могло пройти, пока они могли бы снова встреться, он не мог узнать, помнил бы Чангуань Ху о своем брате и о своей семье, или нет.

— Брат, почему бы тебе не перестать идти по этому пути и выбрать другой метод культивации? Я могу помочь тебе найти подходящий, безупречный метод культивации, — предложил Цзянь Чен. Он не хотел, чтобы его брат менялся.

Чангуань Ху мягко вздохнул. Он произнес:

— Брат, я не могу остановиться. Я чувствую, что у меня нет другого пути, кроме этого, даже если я не хочу идти по этому пути, таинственная сила все равно направит меня.

Цзянь Чен замолчал. Он уже чувствовал, что судьба его брата, по-видимому, была определена небесами. Она больше не могла быть изменена.

Они двое стали довольно подавленными из-за такой судьбы. Они оба невольно перестали разговаривать и одновременно с этим пришли к поместью городского лорда.

— Брат, я слышал, что ты позволил этому нарушителю уйти. Это правда? — спросила Би Лиан, цепляясь за руку Цзянь Чена.

Цзянь Чен кивнул:

— Все потому, что Ван Исяо — спаситель моего брата, поэтому я отпустил его.

— Брата? — Би Лиан почувствовала сомнение, но когда она увидела Чангуань Ху рядом с ним, она была ошеломлена и ее маленький рот широко распахнулся. Она посмотрела вверх и вниз, чтобы внимательно осмотреть Чангуань Ху, ее взгляд выражал неверие.

— Брат А’Ху, как у тебя дела? П… п… п… почему ты такой… — удивленно спросила Би Лиан с разинутым ртом.

Ю Юэ тоже вернулась. Когда она узнала, что растрепанным человеком оказался Чангуань Ху, она тоже сильно удивилась.

Чангуань Ху посмотрел на свою потрепанную одежду и равнодушно улыбнулся. Он сказал:

— И что с ней не так? Я чувствую, что она довольно неплоха.

Би Лиан почти споткнулась из-за сказанного Чангуань Ху, она чуть не упала. Даже Ю Юэ потеряла дар речи.

Цзянь Чен не мог не рассмеяться вслух. Он отбросил все свои волнения и сказал:

— Лиан-эр, попроси нескольких людей приготовить еду и алкоголь. Я хочу выпить несколько больших чашек с моим братом.

— Хорошо, я немедленно все организую. Ах, кстати, брат, почему ты не стал спасать великого защитника Гу Ту? Почему ты начал действовать только после того, как он умер? — с любопытством спросила Би Лиан.

— Лиан-эр, тебе нужно понять, что мои Огненные Наемники не являются тем местом, где люди находят убежище, сразу как только сталкиваются с проблемами и, таким образом, освобождаются от проблем. Гу Ту не имел хороших намерений при присоединении к нашим наемникам. Он хотел использовать Огненных Наемников, чтобы запугать своего врага, и после того, как его проблемы были бы решены, он, вероятно, оставил бы нас. То, что я делал сегодня, станет предупреждением для людей, которые так думают. Просто в будущем будь осторожна, когда принимаешь людей, — произнес Цзянь Чен.

— Хорошо, брат…

Цзянь Чен покинул Город Бушующего Пламени раньше запланированного из-за прибытия Чангуань Ху. Пространственные Врата, установленные в городе, когда он был захвачен Альянсом Потухшего Пламени, уже были полностью починены. В полдень этого же дня Чангуань Ху надел новую одежду и ушел через Пространственные Врата, чтобы вернуться в Клан Чангуань вместе с Цзянь Ченом и Ю Юэ.

Возвращение первого молодого мастера сделало Чангуань Ба и Лин Лун чрезвычайно радостными. Лин Лун, которая дни и ночи напролет думала о своем сыне, бросилась на грудь Чангуань Ху и неудержимо заплакала. С тех пор, как Чангуань Ху покинул клан несколько лет назад, Лин Лун чувствовала, что она ежедневно страдала от боли. Слова хозяйки Павильона Чистого Сердца были выгравированы в ее разуме, словно проклятие. Она очень боялась, что ее драгоценный сын забудет свою мать.

Оставить комментарий