Глава 1231. Эмиссар Семьи Тао

Цзянь Чен немного подождал, после чего Цин Ишуань, Тай Доу, Лань Цзин, Синь Пянь и Мочас вошли в храм. Их лица были пергаментно-бледными, без намека на румянец, все они были чрезвычайно тяжело ранены.

— Подумать только, ты все же решил вернуться. Ты уверен, что быть правителем Клана Черепахи очень легко. Ты оставил нас пятерых, а затем исчез. Когда я говорила тебе разобраться с Семьей Тао, ты настаивал на обратном и сказал нет. Теперь посмотри, что из этого вышло. Семья Тао и Клан Мокси объединились через брак, и теперь они доминируют над нами. Их союз — не то, с чем может иметь дело нынешний Клан Черепахи. Как ты думаешь, что мы должны делать? — Цин Ишуань не могла не начать критиковать Цзянь Чена сразу, как только увидела его. Хотя она уже согласилась временно присматривать за Кланом Черепахи, это было лишь временное соглашение. Цин Ишуань до сих пор предвзято относилась к Цзянь Чену. Она до сих пор помнила тот момент, когда Цзянь Чен снял с нее фрагмент Карты Октотерры, пока она была тяжело ранена. Она не могла забыть об этом, как бы ни старалась.

К сожалению, Цзянь Чен уже не был ничтожным Святым Правителем, поэтому, даже если она ненавидела его, она не была ему противником.

— Я не выступил тогда против Семьи Tao, потому что не был уверен, что мы смогли бы полностью подавить их, и именно поэтому я позволил им жить. Просто я никогда не мог подумать, что Семья Тао так быстро укрепится и объявит войну самому Клану Черепахи, — холодно ответил Цзянь Чен. Тот, кого он на самом деле боялся из Семьи Тао, был их предком, Тао Чжэнтянем. Слухи говорили, что он был очень близок к тому, чтобы стать старейшиной Храма, а все старейшины Храма являлись Святыми Королями на стадии Великой Завершенности.

— Тогда прямо сейчас у тебя есть сила, чтобы иметь дело с Семьей Тао? — Цин Ишуань уставилась на Цзянь Чена. Среди всех присутствующих она была единственным человеком, который не проявлял по отношению к нему никакого уважения. Ей всегда будет казаться, что он должен ей.

— Расскажи мне подробно, сколько в Семье Тао Святых Королей и уровни их сил, а также точную силу Тао Чжэнтяня, — сказал Цзянь Чен.

— Альянс Семьи Тао насчитывает в общей сложности девять Святых Королей. Есть четыре 5-го Небесного Слоя и пять, которые находятся либо на 5-м Небесном Слое, либо выше. Один 5-го Небесного Слоя, два – 6-го Небесного Слоя, один – 7-го Небесного Слоя, а последний – 8-го Небесного Слоя. Предок Клана Мокси достиг 7-го Небесного Слоя, тогда как Тао Чжэнтянь является самым сильным и достиг пика 8-го Небесного Слоя. Он также находится всего в одном шаге от достижения 9-го Небесного Слоя, и я слышала, что Тао Чжэнтянь также обладает божественным храмом, — холодно ответила Цин Ишуань.

Цзянь Чен нахмурился. Вместе с Нубисом и Тие Та у них было всего восемь Святых Королей. Тай Доу был Святым Королем 5-го Небесного Слоя, а Цин Ишуань, Лан Цзин, Синь Пянь и Мочас находились на 6-м Небесном Слое. Нубис был самым слабым, достигнув 4-го Небесного Слоя, но если он использует боевой навык Святого Яруса, который он модифицировал, то он сможет временно сопоставляться с экспертами 7-го Небесного Слоя. Что касается самого себя и Тие Та, они оба могли столкнуться с экспертами 7-го Небесного Слоя, не потерпев поражения. Все вместе они никоим образом не были слабее, чем Альянс Семьи Тао. Они могли быть даже сильнее.

Однако, болью являлось то, что Тао Чжэнтянь обладал божественным храмом. Общие силы Цзянь Чена казалась очень внушительными, но их было недостаточно, чтобы уничтожить божественный храм.

Когда Цин Ишуань увидела, что Цзянь Чен хмурился, она подумала, что он не был уверен в победе над Семьей Тао. Она не могла не вздохнуть. Прямо сейчас влияние Семьи Тао было похоже на полуденное солнце, через малое время Тао Чжэнтянь станет старейшиной Храма. Тогда борьба с ними станет еще сложнее, и она понятия не имела, будет ли у нее еще шанс получить то, что она хочет.

Если она не получит нужный предмет, она не будет достаточно смелой, чтобы вернуться на Континент Тянь Юань.

— Боже, проклятье. Раньше у меня был фрагмент Карты Октотерры, и я могла бы использовать его для обмена с Семьей Тао на нужную мне вещь. Все дальнейшее случилось из-за того, что фрагмент карты был украден Цзянь Ченом, — Цин Ишуань стиснула зубы от ненависти, снова думая о произошедшем.

В этот момент внутрь быстро ворвался охранник. Он сказал довольно смущенно:

— Правитель, Семья Тао послала эмиссара. В настоящее время он ждет снаружи.

— Эмиссар Семьи Тао! — Цзянь Чен был ошеломлен из-за того, что не ожидал, что в такой ответственный момент явится их посланник. Тем не менее, он быстро откинулся назад и ответил:

— Проведите его.

— Не нужно меня вести. Я сам пришел, — внезапно, как только Цзянь Чен закончил говорить, раздался надменный голос. Это был худой старик, который стоял с высоко поднятой грудью, казалось, будто он ставил себя выше всех присутствующих.

Старик был Святым Правителем, а за ним следовали два Небесных Святых Мастера.

Старейшины Клана Черепахи сразу же разозлились, увидев эмиссара. Их ненависть к Семье Тао уже впиталась в их кости.

Как только эмиссар вошел в храм, он быстро огляделся. Когда он обнаружил, что эксперты 16-й звезды стоят внизу, а Цзянь Чен сидит над ними, его сердце сразу же пропустило такт. Он уже мог почувствовать плохое предзнаменование, но через мгновение, когда подумал о нынешней силе Семьи Тао, он вернул себе бесстрашие.

Эмиссар знал, что он прибыл в качестве представителя могущественной Семьи Тао, поэтому, даже если здесь присутствовало много экспертов 16-й звезды, он все еще оставался сдержанным и неторопливым. Он заметил, что Цзянь Чен, который сидел на троне, не боялся его и широко улыбался:

— Могу ли я спросить, кто вы такой, и почему я никогда раньше вас не видел? — отношение посланника было легкомысленным, как будто он не заботился о личности Цзянь Чена вообще.

— Как ты смеешь! Встань на колени перед нашим правителем! — поспешил сказать старейшина из Клана Черепахи.

Эмиссар обрел понимание и удивился. Он соединил руки:

— О, так вы легендарный правитель Клана Черепахи. Пожалуйста, простите мне мою грубость, я действительно был груб.

— Поскольку ты знаешь, что он наш правитель, почему бы тебе не поторопиться и преклонить колени? Для тебя, имеющего силу 13-й звезды, большая честь — видеть нашего правителя! — потребовал другой старейшина.

Посланник громко рассмеялся,

— Уверен, что вы достойны быть правителем клана и требовать подобного уважения. Тем не менее, за всю свою жизнь я преклонял колени только перед предком Тао Чжэнтянем. Даже нынешний патриарх Семьи Тао не имеет права заставлять меня встать на колени, поэтому я задаюсь вопросом, заслуживает ли этот правитель Клана Черепахи на такое уважение с моей стороны.

— Как ты смеешь…!

— Такая смелость! Ты, должно быть, устал жить, чтобы так говорить о нашем правителе…!

Каждый старейшина пришел в ярость.

Цзянь Чен тоже нахмурился. Семья Тао была слишком высокомерной. Даже какой-то эмиссар на уровне Святого Правителя действовал таким дерзким образом перед столькими Святыми Королями.

— Тай Доу, выброси всех троих, — холодно повелел Цзянь Чен. Независимо от того, с какими намерениями они пришли, видя, как высокомерно они действовали, он не планировал разговаривать с ними.

Выражение лица эмиссара сразу же изменилось, когда он услышал, что Цзянь Чен собирался выбросить его из клана. Он крикнул:

— Не смейте! Я представляю Семью Тао…!

Как только он дошел до этого момента, Тай Доу выбросил его из клана вместе с двумя сопровождающими. Хотя Тао Доу был тяжело ранен, он по прежнему оставался Святым Королем 5-го Небесного Слоя. Эмиссар не смог избежать его замороженного пространства.

*Хлоп! Хлоп! Хлоп!*

В сотне метров послышались три приглушенных удара. Посланник и его сопровождающие сильно ударились о землю. Хотя они не были ранены, но их одежды и волосы оказались в беспорядке.

Два сопровождающих молча поднялись и не осмеливались ничего говорить. Однако эмиссар пришел в ярость. Когда он был выброшен Тай Доу, он был обездвижен Пространственной Силой и не мог контролировать свое тело, из-за чего упал на землю. Как он, будучи могущественным Святым Правителем, мог вынести нечто подобное.

Ранее он уже подсознательно решил, что Клан Черепахи был побежден, и что им следовало относиться к нему с большим уважением и вежливостью. Тем не менее, действительность оказалась совсем противоположной.

Эмиссар проигнорировал радостные взгляды людей клана, повеселевших от зрелища его моральных страданий, и яростно направился обратно в храм. Он взревел:

— Как вы смеете!? Как вы смеете подобным образом относиться к посланнику Семьи Тао!? Вы пожалеете о своих действиях!

В глазах Цзянь Чена вспыхнул свет, и он сказал мрачным тоном:

— Тай Доу, выбрось его. Если он снова вернется, немедленно убей его.

— Да, сэр, — ответил Тай Доу и возник перед посланником. Он протянул руку, чтобы выбросить его.

— Подождите! — Эмиссар уже оказался в ловушке Тай Доу. Увидев, что его снова будут выбрасывать, он быстро крикнул, чтобы те остановились. Он произнес сквозь стиснутые зубы:

— Я подчиняюсь приказу патриарха и должен передать сообщение. После того, как сообщение будет доставлено, я немедленно уйду, — с этими словами эмиссар почувствовал, что у него могут быть проблемы, поэтому он добавил:

— Если бы не приказ патриарха, я бы не захотел прийти, даже если бы Клан Черепахи пригласил меня! Хмпф!

— Говори! Какие слова патриарха ты должен передать? — Цзянь Чен приказал с каменным лицом.

Эмиссар успокоился и несчастно уставился на Цзянь Чена. Он сказал:

— Клан Черепахи снова попытался забрать кристальные шахты высокого качества, которыми владела Семья Тао, что привело к большим потерям с нашей стороны. В битве три дня назад пало большое количество наших экспертов и элиты, поэтому Клан Черепахи причинил огромные потери Семье Тао. В результате у Клана Черепахи есть пятнадцать дней, чтобы выплатить миллиард кристальных монет высокого качества в качестве компенсации, или наш клан предпримет соответствующие меры против Клана Черепахи.

Старейшины Клана Черепаха начали дрожать от гнева, когда услышали, что должен был сказать эмиссар. Семья Тао все больше и больше переступала черту. Даже если бы они использовали все, что у них было, они, вероятно, не смогли бы собрать и сто миллионов, не говоря уже о миллиарде кристальных монет. Хотя в течение некоторого времени они владели некоторым количеством кристальных шахт, прошло слишком мало времени, чтобы они накопили такую грандиозную сумму.

— Я передал послание патриарха. Прощайте, — Эмиссар повернулся, намереваясь уйти.

— Подожди! — Цзянь Чен остановил эмиссара, не давая тому уйти.

Он обернулся, посмотрел на Цзянь Чена и и холодно спросил:

— Правитель, вы что-то хотите?

В глазах Цзянь Чена промелькнуло сильное убийственное намерение. Он холодно ответил:

— Эмиссар, вы могли бы в целостности и сохранности покинуть нас, прежде чем вы сказали эти слова, но теперь не можете.

Выражение лица эмиссара изменилось. Он зарычал:

— Что вы хотите этим сказать?

Оставить комментарий