Глава 1356. Тщедушные Святые Императоры (часть 3)

— Такое высокомерие, Цзянь Чен. Я хотел бы посмотреть, кто же спасет тебя сегодня, — холодно произнес Ланкирос. Его взгляд наполнился тяжелым убийственным намерением, и он сразу же метнулся к Цзянь Чену. Он преодолел несколько сотен метров за одно движение и мгновенно возник перед Цзянь Ченом, ударив ладонью по его голове. Ладонь наполнилась энергией, которая сотрясла окружающее пространство, в результате чего оно треснуло.

В этот момент окружающее пространство замерзло. Ланкирос использовал свое мастерство в управлении пространством, чтобы заключить Цзянь Чена в ловушку и не дать тому сбежать.

Ланкирос ударил яростно и сильно, пытаясь прикончить Цзянь Чена за один удар и положить конец всем будущим проблемам. Его вражда с Цзянем Ченом уже достигла точки не возврата. Если он позволит Цзянь Чену продолжать расти, то наступит тот день, когда он окажется побежден, и этот день станет днем его смерти.

В этот момент Ланкирос полностью забыл об угрозе духа барьера Города Наемников. Он уже понял, что Руй Цзиня и двух остальных зверей сегодня здесь не было, поэтому устранение Цзянь Чена прямо сейчас было важнее всего остального. Он даже временно отодвинул на второй план могущественные мечи.

Когда Цзянь Чен уже хотел нанести ответный удар, внезапно возникла белая вспышка. Цанцюн уже прорвался через пространство, замороженное Ланкиросом, и предстал перед Цзянь Ченом. Взмахнув рукавом, он ответил на нападение императора-тигра и заблокировал атаку, летевшую в Цзянь Чена.

Столкновение между двумя Святыми Императорами немедленно привело ко взрыву ужасающей энергии. Окружающие несколько тысяч метров пространства разлетелись и превратились во тьму. Все вулканы в радиусе нескольких километров рухнули. Лава выстрелила в небо, словно фонтан, и окрасила небо в красный цвет. Начался дождь из лавы.

Все Святые Короли отступили на большее расстояние. Одной остаточной энергии от битвы между Святыми Императорами было достаточно, чтобы ранить их. Они не хотели пострадать от чего-то вроде этого.

Вулкан, на котором стоял Цзянь Чен, тоже превратился в ничто. Он использовал свой свет, чтобы защитить себя, и отступил назад. Он удивленно посмотрел на Цанцюна. Они оба не состояли в каких-то хороших отношениях, поэтому он не понимал, почему Цанцюн остановил императора-тигра.

Зрачки Кайзера сузились. Он пристально посмотрел на Цанцюна, и на его лице появилась тень злобы.

Цанцюн стоял спиной к Цзянь Чену с развевающимися на ветру серебряными волосами. Из-за энергетических пульсаций его одежда яростно трепетала. Его лицо было спокойным, не печальным и не радостным.

Цвет лица императора-тигра стал совершенно ужасным. Он произнес холодным тоном:

— Цанцюн, что ты пытаешься сделать?

— Император тигров, мы, четыре расы, столкнулись с тем, что может привести к вымиранию. Мы должны остановить Мир Отрекшихся Святых. Мы не должны бороться между собой и создавать суматоху. Это лишь ослабит нашу силу. Кроме того, талант Цзянь Чена необычаен. На самом деле его можно назвать беспрецедентным. Он скоро станет Святым Императором, и это увеличит силу, которую мы будем иметь при отражении вторжения. Это станет благом для нас, четырех рас, поэтому мы должны отпустить все, что произошло в прошлом, — спокойно ответил Цанцюн.

Император-тигр не дрогнул совсем. Он спросил мрачным тоном:

— Цанцюн, ты настаиваешь на том, что будешь защищать его? — Ланкирос уже решил убить Цзянь Чена. Он также знал, что талант Цзянь Чена был впечатляющим, поэтому он совершенно не хотел, чтобы Цзянь Чен стал Святым Императором. Для него такой прорыв станет началом конца.

— Я думаю об общем благе, — серьезным и праведным тоном ответил Цанцюн.

Впечатление Цзянь Чена о Цанцюне резко изменилось. Он хорошо помнил, что тот не принимал участия в бою, когда Ланкирос и Кайзер пришли по его душу, даже в битве за Священный Плод его тоже не было. И все же теперь он рискнул оскорбить двух Святых Императоров и заступился за Цзянь Чена. У Цзянь Чена сложилось очень хорошее впечатление о Цанцюне.

Внезапно сверху обрушилась огромная аура. Кайзер увидел, что Ланкирос был остановлен Цанцюном и без всяких колебаний начал атаку. Его правая рука была повреждена мечом, поэтому он использовал левую. Его рука превратилась в мощный коготь, который с молниеносной скоростью выстрелил в центр лба Цзянь Чена.

Цанцюн стал серьезным. Он не мог остановить двух Святых Императоров в одиночку. Он намеревался забрать Цзянь Чена и сбежать с максимальной скоростью, но Ланкирос напал на него, не давая ему спасти Цзянь Чена.

Три магических зверя 9-го класса отдалились от сокровищ, поэтому несколько Святых Королей начали действовать. Они проигнорировали битву между Святыми Императорами и направились к мечам. Однако, никто из них не осмелился дотронуться до оружия. Вместо этого они пытались покорить его, используя различные способы, а некоторые из них даже пытались капать своей кровью на мечи.

— Аргх! — раздался жалкий крик. Святой Король попытался вплести прядь своей души в меч, но та была беспощадно уничтожена. Это ранило его душу и заставило его побледнеть.

В правой руке Цзянь Чена сконденсировался ослепительный белый свет. Он излучал шокирующую Ци меча и столкнулся с когтем Кайзера.

*Дзинь!*

Коготь был очень прочным. Когда меч Ци Цзяня Чена столкнулся с ним, раздался звон металла. После этого в воздух полетело несколько капель ярко-красной крови. Каждая капля крови пульсировала мощной энергией.

Кайзер яростно задрожал, и его лицо заполнилось неверием. Его левая рука в самом деле была ранена Цзянь Ченом. На одном из его пальцев образовалась рана, через которую было видно кость, он был потрясен из-за этого.

В конце концов, он являлся магическим зверем 9-го класса, а его первоначальная форма была мутировавшим земляным змеем. Его боевая сила и защита были более могущественными, чем у магических зверей на том же уровне.

— Что ты использовал?! — мрачно спросил Кайзер. Он мог с одного взгляда определить, что Цзянь Чен еще не был Святым Императором. Причина, по которой Цзянь Чен смог причинить ему вред, заключалась в этом ярком белом свете.

Он никогда не видел столь странной и мощной энергии. Однако, в этом было что-то знакомое. Казалось, что это была Ци меча, но в чем-то она отличалась.

— Путь Меча, — спокойно произнес Цзянь Чен, и его лицо побледнело еще сильнее. Затем после одного его жеста, два меча, которые были только что созданы, немедленно превратились в длинные полосы света. Через мгновение они возникли рядом с Цзянь Ченом и скрестившись, прилипли к его спине.

Цзянь Чен вытащил меч Цзы Ин из-за своей спины и влил в него Силу Хаоса, заставив вспыхнуть яростным светом. Свет почти полностью окутал Цзянь Чена, но не навредил ему вообще.

Все, кто пытался завладеть мечами, включая Святых Императоров и Святых Королей, были ошеломлены. На их лицах отобразилось неверие.

Глаза Кайзера, Ланкироса и Владыки Плотских Желаний почти вывалились из орбит. Они хорошо понимали силу двух мечей. Святые Императоры не смогли покорить их, и если бы не появились эксперты Царства Истока, то никто и ничего не смог бы сделать с мечами. И все же прямо сейчас два меча позволили Цзянь Чену покорно завладеть собой. Мощное свечение мечей, с которыми даже Святые Императоры не могли ничего поделать, также не навредило ему, и это вызывало неверие.

Они даже начали сомневаться в том, что видят своими глазами.

— Как это возможно?! Как ты смог подчинить два меча?! Как ты это сделал?! — в шоке спросил Владыка Плотских Желаний.

— Это я их создал, так зачем это называть подчинением? — ответил Цзянь Чен.

Однако, для Владыки Плотских Желаний, императора-тигра и Кайзера сказанное им было похоже на гром среди ясного неба. Все они были ошеломлены и шокированы.

— Это действительно он выковал мечи. Я никогда не мог подумать, что на Континенте Тянь Юань есть такой великий старший. Я, славный король гномов, должен расспросить о его способе ковки. Как только мы, гномы, изучим столь необычный метод, наступит новая эра. Начнется новая эра кузнечного дела! — взволнованно произнес Хэнк. Его лицо покраснело.

Другие эксперты клана Сотни Рас ничего не сказали. Они все просто смотрели на Цзянь Чена. Они не знали происхождения Цзянь Чена, но знали, что если он завладел мечами, то мало кто сможет сравниться с ним.

— Одни мечи сами по себе могут навредить Святым Императорам. Теперь, в сочетании с силой этого молодого человека… никто в этом мире не сможет возложить на него руки. Вероятно, только эксперты из Мира Отрекшихся Святых станут ему противниками, — удивленно вздохнула эльфийский эксперт. Она могла чувствовать, что теперь, когда молодой юноша завладел этими мечами, он внезапно стал весьма страшным.

Другие эксперты клана Сотни Рас молча кивнули и согласились с экспертом эльфов.

Внезапно от одного из мечей донесся ясный звон, и все вернулись в чувства. Резонанс мечей был долгим, и звон распространился по всему окружению. Меч Цзы Ин начал излучать Ци меча, излучать яркий фиолетовый свет, которого было достаточно, чтобы сравниться с блеском солнца и луны. Он осветил все окружение, казалось, будто весь мир стал фиолетовым.

Цзянь Чен совершил шаг. Он использовал Иллюзорную Вспышку и выстрелил в сторону Кайзера, превратившись в размытое пятно. Он ударил Мечом Цзы Ин. Меч выстрелил в грудь Кайзера, превратившись в полосу фиолетового света.

В тот момент, когда Цзянь Чен нанес удар, стало казаться, что он слился с мечом в своей руке. Он был мечом, а меч был им. Они стали единой неделимой сущностью.

Выражение лица Кайзера резко изменилось. Он очень хорошо знал силу Меча Цзы Ин. Он очень боялся этих двух мечей, поэтому не осмелился принять этот удар в лоб. Он попытался увернуться.

Однако к своему удивлению, он обнаружил, что меч уже зафиксировался на его ауре. Он не мог избежать его, как бы ни старался. После того, как Цзянь Чен слился с мечом, он стал даже быстрее, чем когда использовал Иллюзорную Вспышку. Он стал полосой фиолетового света и достиг невероятной скорости.

Кайзер сердито взревел и на нем появился слой чешуи. Он трансформировался в полу-дракона и выставил перед собой когти.

Магические звери редко использовали оружие или доспехи, это правило распространялось и на Кайзера. Само его тело было лучшей броней, а его когти — его самым острым оружием.

Фиолетовый свет пронзил когти Кайзера. Они не смогли остановить свет вообще. Перед фиолетовым светом они были незначительно хрупкими. Полоса света прошла через два когтя, как горячий нож через масло, и в конце концов пронзила грудь Кайзера. Она оставила почти незаметную рану.

Но фиолетовый свет не остановился. Вместо этого он продолжил двигаться и направился к Ланкиросу, мгновенно пронзив его. На его груди тоже появилась небольшая рана.

Кайзер и Ланкирос внезапно замерли. Одежда на верхней половине тела Кайзера оказалась превращена в пыль, а его крепкая грудь обнажилась, стало видно, что по ней медленно стекала струйка крови.

Оставить комментарий