Глава 1449. Сбор кусочков звериного меха

Выражение лица Цзянь Чена стало уродливым. Он беспокоился о том, что все действительно произойдет так, как описал дух реликвии — когда чужеродная сила высвободится из печати, она взорвется и уничтожит священную реликвию.

Кроме того, что сама священная реликвия будет уничтожена, дух реликвии также рассеется и умрет. Дух реликвии был неотделим от священной реликвии. Он родился внутри пространства реликвии. Их существование зависело друг от друга.

Конечно, так будет только в том случае, если дух реликвии окажется недостаточно могущественным, духи мечей, например, могли продолжать существовать даже после уничтожения реликвии, которой принадлежали.

— Довольно значительная часть печати уже уничтожена. Похоже, что эта чужеродная сила уже находилась здесь в течение достаточно долгого периода времени, — произнес Цзянь Чен хриплым голосом. Больше всего он хотел узнать то, откуда взялась эта чужеродная сила.

— Жаль, как оказалось, я не могу полностью контролировать это пространство, я только недавно обнаружил ненормальные энергетические импульсы, исходящие из этой печати, — дух реликвии мягко вздохнул, чувствуя горечь.

Цзянь Чен и дух реликвии стояли там и смотрели на печать. Они думали о том, как решить проблему и как удалить чужеродную силу до того, как она разъест и полностью уничтожит печать. К сожалению, после бесплодных размышлений они двое могли лишь беспомощно вздохнуть. Они ничего не могли поделать с чужеродной силой.

Хотя эта чужеродная сила являлась лишь одной прядью энергии, но она была чрезвычайно мощной. Цзянь Чен не был уверен, что сможет рассеять ее, даже если он высвободит всю свою силу, которая была эквивалентна Царству Истока. Сама же священная реликвия была не в состоянии противостоять силе уровня Царства Истока. Если бы Цзянь Чен действительно высвободил всю свою силу, то священная реликвия, вероятно, разрушилась бы, прежде чем он успел бы даже начать атаку на чужеродную силу.

— Эта сторонняя сила постепенно уничтожает печать, кроме того, ее действие весьма мягкое. Она не только способна уничтожить печать, но и вероятно, не повредит священной реликвии. Похоже, что на данный момент эта сила безвредна, иначе зачем бы ей понадобилось столь большое время, если бы она просто хотела уничтожить священную реликвию? — Цзянь Чен молча размышлял. Однако он все еще не был уверен в том, будет ли в конце концов уничтожена священная реликвия или нет.

Цзянь Чен поручил духу реликвии внимательно наблюдать за любыми изменениями в печати. Затем он покинул пространство реликвии. Когда он появился снаружи, то узнал, что Тие Та уже отнес священную реликвию в Храм Бога Войны.

В Храме Бога Войны Цзянь Чен попросил Тие Та вызвать всех старейшин храма, чтобы узнать о текущей силе Клана Сотни Рас, а также обо всех козырях, которые у них имелись в рукавах. Ему нужно было получить эту информацию, чтобы подготовиться к отражению следующей волны вторжения.

Изначально он пришел в Клан Сотни Рас, чтобы увидеть Тие Та и по-настоящему понять все козыри, которыми обладал Клан Сотни Рас.

Никто не понимал Клан Сотни Рас лучше, чем старейшины Храма Бога Войны. Даже Тие Та не знал так много, как они, так как он сам только недавно появился здесь.

Если бы это было до вторжения, то Клан Сотни Рас определенно посчитал бы возмутительным, когда Цзянь Чен пришел бы к ним, чтобы исследовать их силу. Даже если бы он был сувереном человечества, то старейшины храма не рассказали бы ему ничего, но в данных условиях старейшины храма рассказали Цзянь Чену все, что тот хотел знать.

Так было потому, что они понимали, что угроза чужого мира была слишком велика. Если четыре расы не объединятся, то они не смогут остановить чужой мир, что приведет к их исчезновению.

Тем не менее, в конце концов Цзянь Чен был разочарован. У Клана Сотни Рас имелось несколько козырей, которых было достаточно для того, чтобы остановить крупномасштабное вторжение Континента Тянь Юань или Континента Звериного Бога, но их козыри можно было использовать лишь для борьбы со Святыми Императорами. Они были бесполезны против экспертов Царства Истока.

И они уже использовали немалую часть своих козырей, чтобы отразить первую волну вторжения. Более дюжины запретных артефактов, которые передавались на протяжении веков, уже были уничтожены. Даже сокровище гномов, Небесный Хранитель, также стал непригодным для использования.

— Цзянь Чен, я чувствую, что этот Храм Бога Войны может остановить экспертов Царства Истока, — не мог не добавить Тие Та, когда увидел, что Цзянь Чен нахмурился.

Цзянь Чен взглянул на величественный Храм Бога Войны и спросил:

— Тие Ta, ты можешь получить контроль над этим божественным храмом?

Тие Та почесал голову:

— Я уже могу объединять свою душу с божественным храмом и видеть все, что происходит внутри него, но я до сих пор не могу его контролировать. Кажется, со своей текущей силой я могу взять под контроль лишь небольшую часть божественного храма, и это позволит мне просто уменьшать или увеличивать божественный храм, что позволит мне носить его с собой. Я до сих пор не могу использовать силу божественного храма. Мне нужно полностью подчинить его, чтобы быть способным делать это.

Цзянь Чен не счел его ответ неожиданным. Он знал, что Храм Бога Войны был необычным и даже более могущественным, чем высший божественный храм Города Наемников и храм на Континенте Звериного Бога. Как мог обычный Святой Император так легко управлять таким мощным божественным храмом?

Он даже догадывался, что этот божественный храм не принадлежал этому миру и был принесен Адриан из Мира Святых.

— Тие Ta, сколько времени тебе понадобится, чтобы подчинить небольшую часть этого божественного храма? — спросил Цзянь Чен.

— Это… — Тие Та некоторое время молча размышлял, после чего неопределенно ответил,

-Возможно, несколько десятилетий или даже больше столетия.

Цзянь Чен горько улыбнулся и покачал головой. Это было слишком долго. Мир Отрекшихся Святых не мог дать им столько времени на подготовку.

Цзянь Чен попрощался с Тие Та и ушел. Он вышел из Храма Бога Войны. Он завершил свое путешествие на Пустынный Континент и вернулся на Континент Тянь Юань.

Первое, что он сделал, когда вернулся, это посетил Школу Тиранического Клинка, один из десяти кланов-защитников. Когда он попросил у них кусочек звериного меха, великие старейшины немедленно отправились в сокровищницу своего божественного храма и нашли его. Они были вежливы и передали мех Цзянь Чену.

После этого Цзянь Чен отправился туда, где когда-то находился Город Наемников. Хотя Город Наемников давно прекратил свое существование, карманный мир остался на месте. Их организация ослабла, но они по прежнему обладали глубоким наследием.

Цзянь Чен вошел в карманный мир и спросил нынешнего великого старейшину Города Наемников о великом старейшине Тянь Цзяне. Он узнал, что Тянь Цзянь до сих пор находился в уединении и перерабатывал высший божественный храм Города Наемников, он все еще не завершил этот процесс.

Великий старейшина даже взял Цзянь Чена в тот карманный мир, где находился божественный храм. Цзянь Чен почувствовал, что таинственная сила, скрытая внутри храма, была чрезвычайно могущественной, божественный храм создавал огромное давление, которое заполняло все окружающее пространство. Время от времени это приводило к тому, что окружение искажалось.

Цзянь Чен посмотрел на плавающий вдали божественный храм и вздохнул про себя. В прошлом Тянь Цзянь уже упоминал о кусочках звериного меха, Цзянь Чен узнал, что звериный мех Города Наемников хранился в сокровищнице высшего божественного храма, и сокровищницу мог открыть и забрать из нее мех только тот, кто контролировал храм.

— Похоже, я не смогу сейчас забрать звериный мех Города Наемников, — подумал Цзянь Чен и больше не стал задерживаться. Он покинул карманный мир.

После этого Цзянь Чен посетил Континент Звериного Бога. На Континенте Звериного Бога было два кусочка меха, поэтому, если он заберет их, то у него будут все восемнадцать кусочков меха, кроме одного, оставшегося в Городе Наемников.

Оставить комментарий