Глава 1481. Девять фрагментов духа реликвии

Цзянь Чен также обратил взгляд на тусклое солнце. Он мог сказать, что солнце, вероятно, являлось трансформировавшимся духом реликвии.

В тот момент, когда Цзянь Чен оглянулся, солнце немедленно начало меняться и превратилось в ребенка в красных одеяниях. Ребенок был очень юным, но его взгляд казался закаленным после бесчисленных прожитых лет. Небольшая косая черта между его глазами была очень привлекательной.

Ребенок серьезно уставился на мечи Азулет. Его взгляд был наполнен острым убийственным намерением. Затем он взглянул на Цзянь Чена. Он внезапно разразился смехом и усмехнулся:

— Это, должно быть, новый мастер мечей Инь-Ян. Я никогда не мог подумать, что знаменитые мечи Инь-Ян Мира Бессмертных найдут такого маленького человечка и сделают его мастером. Ну и шутка.

Духи мечей не были задеты пренебрежительными комментариями ребенка. Цзы Ин упрекнул его:

— Дух башни, мы возможно, не были тебе противниками, когда получили ранения и находились в твоем домене, но ты был запечатан Нирваническим Высшим Бессмертным. Сейчас твое убийство не представляет сложности. Уступить нам — единственный способ выжить.

— Хмпф, вы мечтаете, если хотите, чтобы я уступил муравью. Даже если Высший Прайм будет стоять передо мной, он не сможет заставить меня уступить, не говоря уже о нем, человеке, который даже не достиг Царства Божественности, — холодно ответил дух башни.

Во взгляде Цзянь Чена мелькнуло убийственное намерение. Он поднялся в воздух вместе с мечом Цзы Ин и бросился к ребенку. Он взмахнул мечом и холодно произнес:

— Если ты не хочешь уступить, тогда мне придется убить тебя!

Этот удар создал огромный фиолетовый меч Ци длиной в сотню метров. Он просвистел в воздухе, излучая шокирующую силу.

— Ты? Простой муравей смеет так со мной разговаривать. Даже если я очень слаб, я все равно смогу тебя убить. Тебе нужно культивировать еще несколько сотен тысяч лет, — ребенок в красных одеяниях был чрезвычайно уверен в себе и выразил глубокое презрение к Цзянь Чену. Он мягко повел пальцем по воздуху и со всех сторон сразу же слетелась энергия всего первого этажа.

Но тут четыре меча, которые Цзянь Чен видел раньше, слабо задрожали и немедленно испустили смутное сияние. Они подавили мощь Башни Анатта. В конце концов ребенок смог использовать лишь крошечный кусочек своей силы.

Однако даже крошечная часть его силы обладала мощью эксперта стадии Поглощения Истока. Она выстрелила в Цзянь Чена, превратившись в поток света.

Цзянь Чен вонзил меч Цзы Ин в прядь энергии и она с шумом разрушилась, растворившись в воздухе первого этажа. Сила пряди была немного слабее, чем у эксперта Поглощения Истока из Мира Отрекшихся Святых, которого убил Цзянь Чен, поэтому эта атака не смогла ранить Цзянь Чена.

Цзянь Чен немного замедлился, после чего немедленно исчез, оставив после себя лишь остаточное изображение. Он бросился к ребенку в красных одеяниях с еще большей скоростью.

Лицо мальчика изменилось и он немедленно поспешно отступил. По пути он постоянно совершал взмахи руками, конденсируя энергетические потоки из Башни Анатта, которая была подавлена четырьмя мечами. Все созданные им пряди энергии обладали силой одной атаки эксперта Поглощения Истока и после взмаха руки мальчика все они выстрелили в Цзянь Чена.

Взгляд Цзянь Чена стал острее и он быстро приблизился к мальчику. Цзянь Чен рассек все пряди энергии, которые повстречались на его пути, создав сильные энергетические пульсации, которые с оглушительным грохотом рассеялись в окружении. Мальчик вообще не мог остановить продвижение Цзянь Чена.

Лицо ребенка сразу же исказилось, когда он увидел, что ничего не может поделать с Цзянь Ченом. Он стал чрезвычайно злобным и яростно взревел.

— Этот чертов нирванический старый ублюдок. Он не смог уничтожить Башню Анатта, поэтому вместо этого он разделил меня на девять фрагментов, заставив каждый фрагмент защищать один этаж башни. Я не только не могу восстановить свои силы, но я вынужден терпеть подавляющую Ци меча, которую он оставил во мне. Как иначе я мог попасть в такое жалкое состояние, когда даже не могу убить муравья?

Наблюдая за тем, как Цзянь Чен быстро приближается к нему, мальчик в красных одеяниях понял, что он больше не мог убегать. Даже будучи на своей собственной территории он не мог восстановиться из-за печати внутри него. Чем дольше будет затягиваться битва, тем в более невыгодном положении он окажется, поэтому он сразу вышел из себя. Он остановился и бросился вперед, атаковав Цзянь Чена из последних сил. Он яростно взревел:

— У меня девять тел и каждое из них сильнее, чем предыдущее! Мое тело на первом этаже самое слабое, а то, что на девятом этаже, самое сильное! Ты сможешь убить меня на первом этаже, но я хочу посмотреть, как ты убьешь меня на девятом этаже! Пока я буду существовать на последнем этаже, ты никогда не сможешь получить башню!

Мальчик бросился на Цзянь Чена, не боясь смерти. Он не стал избегать меча Цзы Ин. Мерцающий фиолетовым светом меч нацелился на его грудь.

*Рывок!*

Меч Цзы Ин прошел через грудь ребенка, но в то же время мальчик совершил удар по Цзянь Чену. Кулак с силой врезался в тело Цзянь Чена, создав глухой стук.

Лицо Цзянь Чена исказилось и его вырвало кровью. Он оказался отброшен назад, а тело мальчика постепенно рассеялось.

Цзянь Чен смог стабилизироваться только после того, как пролетел несколько километров. Его лицо стало бледным. Хотя Нирванический Высший Бессмертный разделил духа башни на девять фрагментов, которые затем запечатал, даже самый слабый из них обладал силой эксперта Царства Истока. Цзянь Чену было чрезвычайно трудно выдержать удар эксперта Царства Истока, поэтому он получил тяжелую травму.

Когда ребенок исчез, пространство, посреди которого он стоял, сразу начало дрожать и постепенно превратилось в темную дыру.

Цзянь Чен понял, что дыра, вероятно, являлась входом на следующий этаж. Однако он не бросился вперед. Вместо этого он сел там, где стоял. Он выделил прядь чрезвычайно плотной изначальной энергии Сияющей Святой Силы, которая покрыла его тело мягким белым светом. После этого его раны начали заживать с невероятной скоростью.

Всего за несколько секунд Цзянь Чен восстановился от травмы, хотя другим на это могло понадобиться самое меньшее несколько месяцев или даже несколько лет. Теперь он стал как новенький.

Цзянь Чен встал только после того, как вернулся в свое пиковое состояние. Он уверенно вошел в темную дыру, ведущую на второй этаж.

Второй этаж также являлся огромным миром. Он был пустынным и не показывал никаких признаков жизни.

Сразу после прибытия на второй этаж Цзянь Чен разорвал облака. Он посмотрел на солнце. Солнце действительно являлось лишь частью целого. Оно было сильно повреждено и составляло менее одной десятой от нормального размера.

Цзянь Чен смотрел на солнце до тех пор, пока не убедился, что это не дух реликвии. Убедившись в этом, он посмотрел на облака внизу и огляделся вокруг, он ушел только после того как подтвердил то, что никаких проблем в округе не было.

Цзянь Чен бесцельно облетел весь второй этаж. Он пролетел мимо ряда безжизненных гор. На них лежали скелеты нескольких зверей. Все они были чрезвычайно огромными и казалось, обладали силой, намного превышающей Царство Истока, когда еще были живы. В обычных условиях скелеты должны были сохраняться целыми в течение довольно длительного периода времени. Но, возможно, из-за того, что башня оказалась повреждена, все они разрушились. Они могли превратиться в кучу пыли после одного легкого прикосновения.

Оставить комментарий