Глава 1484. Разумные Мечи Ци

— Даже если это не сработает, мне все равно придется попробовать, — Цзянь Чен принял решение. Он не стал идти на третий этаж и вместо этого вернулся к границе второго этажа. Посреди разрушенного пространства висел меч Ци длинной 30 000 метров, находившийся там целую вечность.

Это был Меч Смертности, который обладал одним из путей, постигнутым Нирваническим Высшим Бессмертным. Меч обладал способностью разрушать основы бессмертных.

— В прошлом твой мастер не смог разрушить Башню Анатта, поэтому он оставил здесь тебя, Меч Смертности, чтобы подавить башню. Кроме того, он также разделил духа реликвии на девять фрагментов и запечатал их на каждом этаже башни. После стольких лет подавления дух реликвии стал чрезвычайно слабым. Этому младшему удалось убить духа реликвии на первом и на втором этажах, но духи реликвии будут становиться сильнее только по мере продвижения по этажам. С моей нынешней силой мне будет очень трудно добраться до девятого этажа. Без убийства духа реликвии на девятом этаже дух не умрет окончательно. Я надеюсь, что ты сможешь помочь мне. Помоги этому младшему в битве против духа реликвии Башни Анатта, ведь его полное уничтожение является одним из желаний твоего мастера. Кроме того, Башня Анатта из Мира Святых станет предметом, принадлежащим нашему Миру Бессмертных, — Цзянь Чен уставился на огромный меч в воздухе и стал искренне умолять его.

Меч тихо висел в темном пространстве. Он не испускал никаких движений или звуков. Хотя изначально это была всего лишь прядь Ци меча, после стольких лет она приобрела определенный уровень духовности.

Цзянь Чен ждал довольно долго. Не получив ответа от Меча Смертности, он использовал свое понимание Пути Меча и попытался достичь резонанса с мечом Ци. Он не пытался понять волю Бога Меча, существовавшую в мече Ци. Все, что он хотел сделать, это лишь получить признание.

Такая возможность существовала из-за того, что Нирванический Высший Бессмертный также постигал Путь Меча. Цзянь Чен шел тем же путем культивации, что и Нирванический Высший Бессмертный. Вероятно, множество бессмертных меча постигали Путь Меча в Мире Бессмертных, поэтому хотя путь культивации, который он выбрал, вероятно, не имел большого значения, это придавало Цзянь Чену некоторую надежду.

Меч Смертности все еще не отвечал. Он оставался висеть во тьме, как и прежде.

Цзянь Чен испробовал множество других методов, но все они завершились провалом. В итоге он пробыл там три дня и ушел только после того, когда увидел, что ничто из того, что он сделал, не дало никакого эффекта.

Однако Цзянь Чен не сдался. Меч Ци в башне уже должен был развить интеллект, поэтому он твердо верил, что этот меч Ци мог понять его намерение.

Вскоре Цзянь Чен появился перед вторым иллюзорным мечом на втором этаже. Это был Меч Реинкарнации, который также обладал одним из путей, познанных Нирваническим Высшим Бессмертным. Этот меч мог отправить бессмертных в бесконечный цикл перерождения, из которого они никогда не смогут вырваться на свободу.

Цзянь Чен повторил свои слова этому мечу, затем он попробовал множество других методов, но результат оставался тем же. Он не получил ответа вообще.

Три дня спустя Цзянь Чен ушел и предстал перед Мечом Убоя. Результат был таким же, как и с двумя предыдущими мечами.

Цзянь Чен также оставался там в течение трех дней, после чего перешел к четвертому мечу Нирванического Бессмертного Возвышения, Мечу Разлуки.

Спустя еще три дня Цзянь Чен ушел, удрученный. Испытывая некоторое сожаление, он вернулся на первый этаж башни и таким же образом обошел четыре меча на этом этаже.

Двенадцать дней спустя Цзянь Чен посетил все мечи на первом этаже, но результат все равно был неутешительным. Хотя четыре Ци меча обладали интеллектом, они вообще не обращали внимания на Цзянь Чена. Они не ответили ему.

— Я был неправ? Хотя эти Ци мечи и обладают духовностью, но они не кажутся разумными, как я думал. Они не могут понять мои намерения, или, может быть, они понимают мои намерения, но из-за воли Нирванического Меча они могут лишь оставаться на месте, подавляя Башню Анатта, они не могут помочь мне в борьбе с духом реликвии, — пробормотал Цзянь Чен и его лицо заполнилось отчаянием. Он не мог не начать подозревать, что надеялся на слишком многое. В конце концов, это были Ци мечи, оставленные Нирваническим Высшим Бессмертным.

— Снаружи башни есть еще сто восемь ударов мечей. Несмотря на то, что длина каждого меча составляет всего несколько дюймов, я могу сказать, что Ци меча в каждом мече даже мощнее, чем в 30 000 метровых Ци мечах внутри Башни Анатта. Они могут обладать большей духовностью. Не имеет значения, если я в конечном итоге потерплю неудачу, мне все равно нужно попытаться, — подумал Цзянь Чен. В его взгляде проявилась решительность. Он немедленно отбросил сторонние мысли и вышел из Башни Анатта.

На внешних стенах Башни Анатта виднелись глубоко высеченные 108 следов от ударов мечом. Каждый след от удара излучал свет и пульсирующую Ци меча. Тридцать шесть следов от ударов мечей проецировали тридцать шесть иллюзорных мечей. Они медленно вращались вокруг башни.

Когда Цзянь Чен вышел наружу, он уставился на вращающиеся мечи. Казалось, что свет от мечей создавал иллюзии, казалось, будто в свете виднелась фигура, казалось, будто мечи несли в себе жизнь.

— Я отчетливо ощущаю, что все эти мечи намного сильнее, чем те четыре меча, которые я увидел внутри башни. Кроме того, духовность этих мечей намного выше, чем у четырех иллюзорных мечей внутри башни, — пробормотал Цзянь Чен, уставившись на тридцать шесть мечей, вращающихся вокруг башни.

Он мог сказать, что тридцать шесть мечей состояли из Меча Смертности, Меча Реинкарнации, Меча Убоя и Меча Разлуки. Каждого было по девять.

Цзянь Чен медленно поднял взгляд и обнаружил, что по мере того, как он смотрел все выше, 108 косых следов от ударов становились все ярче. Кроме того, их количество уменьшалось. Когда он увидел 8 следов от ударов на седьмом этаже, то понял, что свет, который они испускали, был чрезвычайно ослепительным. Они излучали невидимую Ци меча. Это потрясло его разум и заставило его испугаться.

На восьмом этаже также было 8 следов от ударов, но эти 8 следов были гораздо мощнее, чем на седьмом этаже. Казалось, что каждый след содержал миниатюрное солнце. Намерение меча, содержащееся внутри них, было просто шокирующим. Цзянь Чен не осмеливался слишком долго смотреть на них.

Однако, когда Цзянь Чен посмотрел на девятый этаж, он был ошеломлен. На девятом этаже находилось четыре следа от удара мечом, но они были не такими сияющими и мощными, как можно было представить. Вместо этого они были невзрачными и совсем не испускали никакого чувства духовности. Цзянь Чен видел только четыре пустых следа от удара мечом.

— Те четыре пряди Ци меча уже рассеялись? — Цзянь Чен был озадачен. Он знал, что следы от ударов точно содержали шокирующую Ци меча. Следы от ударов на башне подтверждали его предположения. Однако по какой-то причине четыре пряди Ци меча, которые должны были быть самыми сильными, внезапно рассеялись.

Цзянь Чен не слишком долго задумывался об этом. Он медленно встал и использовал свое понимание Меча Истока. Он начал передавать свою собственную волю в попытке общаться со следами ударов меча и получить какой-то отклик. Цзянь Чен никогда бы не стал пытаться делать это, если бы следы от ударов меча не обладали духовностью, но они обладали ей. Цзянь Чен верил, что удары меча смогут понять его намерения. Единственный вопрос заключался в том, захотят ли они помочь ему или нет.

Цзянь Чен медленно поднимался, он прошел мимо первого и второго этажа, после чего продолжил попытки на третьем и четвертом этаже. Однако, следы от ударов меча без каких-либо исключений не отвечали ему.

Цзянь Чен вздохнул про себя. Он догадывался, что так будет, но он не стал сдаваться. Он стиснул зубы и продолжил.

Очень скоро Цзянь Чен достиг седьмого и восьмого этажей. Следы от ударов меча на этих этажах также не отреагировали. Следы излучали ослепительный свет и были наполнены духовностью, но они полностью игнорировали его.

Цзянь Чен разочаровался еще сильнее. Он не хотел идти на девятый этаж, поскольку следы там были пустыми. По его мнению, будет бесполезно, даже если пойдет на этот уровень. Однако Цзянь Чен не заметил, что слабые следы его ауры ушли вверх и направились к четырем пустым следам от ударов меча на девятом этаже, после чего были поглощены ими.

Цзянь Чен медленно спускался. В тот момент, когда он приблизился к седьмому этажу, пустые следы на девятом этаже начали излучать пряди Ци меча. Ци меча была не слишком сильной и совершенно не так могущественной, как следы от ударов на восьмом этаже, но это заставило Цзянь Чена остановиться. Он поднял голову и в ожидании уставился на пустые следы от ударов меча.

Четыре следа светились все ярче и ярче, и вскоре стали ослепительными. Они светились, подобно миниатюрным солнцам, окутывая весь мир своим белоснежным светом. Хотя большая часть Ци меча в ударах меча и их духовность по какой-то причине уже исчезли, слабые частички Ци меча все еще существовали. По сравнению с восьмым этажом, седьмым этажом и этажами ниже эта Ци меча была незначительной. Кажется, она даже не могла принять участие в подавлении башни.

Однако в этот момент остаточная Ци меча в пустых следах от ударов начала быстро конденсироваться, излучая ослепительный свет.

Свечение длилось около полуминуты. Когда белый свет от косых следов исчез, четыре следа на девятом этаже полностью потускнели, теперь там находилось лишь четыре глубокие отметины в стене башни. Но теперь перед этими отметинами парили четыре маленьких меча, которые излучали слабый белый свет. Мечи были размером с ладонь человека, имели изящную структуру и были кристально чисты.

Четыре Ци меча стали постепенно опускаться, после чего оказались перед Цзянь Ченом.

Цзянь Чен уставился на четыре маленьких меча и постепенно начал волноваться. Мечи были маленькими, но внутри них Цзянь Чен почувствовал силу, которая заставила его задрожать. Любой из них мог взорваться с силой, намного превышающей его полную силу.

Оставить комментарий