Глава 1493. Нефритовая Подушка Фортуны

— Мастер, я думаю, что сказанное поддельной Высшим Праймом Анатта является правдой. Весьма вероятно, что Высший Прайм Анатта попала в засаду Та Цзи и Янь Цзуня после того, как была тяжело ранена Нирваническим Высшим Бессмертным, из-за чего в конце концов она умерла. Перед смертью она использовала свои последние силы и спроецировала Небесный Дворец Бишен и Нефритовую Подушку Фортуны, а также записала свой метод культивации в подушке, таким образом оставив свое наследие. Она сделала это из-за того, что вероятность того, что кто-нибудь сможет войти в Небесный Дворец Бишен в Мире Святых очень низка. Если бы она этого не сделала, то весьма вероятно, что ее наследие кануло бы в небытие.

Цзянь Чен погрузился в размышления и лишь спустя некоторое время сделал вывод:

— Если это так, то слова о наследии Высшего Прайма Анатта должны быть правдой, весьма вероятно, что Высший Прайм Анатта действительно оставила наследие. Информация о наследии и убийстве Высшего Прайма Янь Цзуня скорее всего является правдой, но единственное, во что мы не можем поверить — это в жемчужину, содержащую ее понимание Законов Разрушения.

— Все верно. История с пониманием Законов Разрушения, скорее всего, является планом, придуманным духом реликвии. Скорее всего, он хочет завладеть телом мастера. Духам реликвий запрещено вселяться в тела людей. При малейшей небрежности ему придется заплатить невероятно огромную цену, он может закончить тем, что рассеется. Дух реликвии сошел с ума? — Цзы Ин смеялся над тем, насколько наивным был дух реликвии.

— Дух реликвии, несомненно, жил очень долго и успел обдумать такие вещи. Пока я и Цзы Ин будет с вами, он никогда не добьется успеха, кроме того, разве фальшивая Высший Прайм Анатта не поняла, что она слишком усердно подталкивала мастера на этот шаг и вызвала этим сомнения? — с пренебрежением добавила Цин Суо.

— Мы до сих пор не можем подтвердить то, является ли она духом реликвии Башни Анатта или фрагментом души ученика Высшего Прайма. Тем не менее, я случайно что-то уловил во взгляде подделки, очень похоже, что это все же дух реликвии. Дух реликвии также использует Законы Разрушения, поэтому я думаю, что это скорее всего дух реликвии. Я никогда не мог подумать, что дух реликвии сможет выжить после взрыва эссенции крови Бессмертного Императора, — сделал вывод Цзянь Чен. Затем он подумал о черной жемчужине, которую положил в деревянную шкатулку внутри своего Пространственного Кольца и продолжил:

— Однако, даже если дух реликвии все еще жив, он точно стал чрезвычайно слабым. В противном случае было бы невозможно, что он не выступил против меня, пока я восстанавливал свое тело. Возможно, он настолько слаб, что не сможет справиться даже с моей душой или не сможет прорваться через мою защиту.

— Если это правда, тогда нам вообще не нужно беспокоиться о духе реликвии. Сейчас он даже слабее, чем Цзы Ин и я, кроме того, при подавлении башни для нынешнего духа реликвии будет практически невозможно восстановиться. И даже если он восстановит силы после бесчисленных лет, к тому времени мастер сможет убить его одним движением пальца, — хмыкнула Цин Суо. Она испытывала радость из-за того, в каком жалком состоянии оказался дух реликвии.

Цзянь Чен не слишком долго думать о духе реликвии. Даже если бы точно он узнал, что дух реликвии еще жив, он все равно бы не смог найти место, где тот спрятался. В конце концов, он переработал только первый уровень Башни Анатта. Он имел лишь смутное чувство относительно второго-девятого этажей и не видел их так же ясно, как первый этаж. Что касается жемчужины, то весьма вероятно, что она попытается завладеть телом Цзянь Чена, хотя он не верил, что дух реликвии скрылся именно там.

— Мой главный приоритет — набраться сил. Мне не нужно будет ничего бояться, когда я стану достаточно сильным, — подумал Цзянь Чен. Он посмотрел на Нефритовую Подушку Фортуны, медленно подошел к ней и сел на нее.

Она являлась лишь проекцией, но Цзянь Чен чувствовал, будто сидел на настоящем предмете. От подушки исходило прохладное чувство, которое пронизывало все его тело. Он чувствовал легкость в теле, даже казалось, что циркуляция его Силы Хаоса ускорилась. В этот момент в его голову хлынула успокаивающая аура. В этот момент он вошел в удивительное состояние разума, он почувствовал, будто все проясняется. Смутные и загадочные законы мира предстали перед ним так ясно, как будто он мог видеть вены мира.

— Эта Нефритовая Подушка Фортуны действительно хороша. Сидение на ней действительно может помочь человеку понять Путь. Она имеет тот же эффект, что и Чай Познания. Если я буду культивировать здесь, то мое понимание Пути Меча взлетит до небес, — подумал Цзянь Чен, но вскоре вздохнул. Жаль, что подушка была ненастоящей, иначе он бы мог забрать ее с собой и сидеть на ней каждый день.

В этот момент из подушки внезапно начала излучается мягкая сила. Перед этой мягкой силой Цзянь Чен почувствовал себя столь незначительным, будто он был крошечной лодкой в огромном океане. Его с силой столкнуло с подушки и в его сознании прозвучал смутный голос.

— У тебя иная судьба! Ты не можешь получить мое наследие!

Голос казался одновременно мужским и женским, молодым и старым. Он также звучал как крики насекомых или птиц. Казалось, будто он содержал все звуки в мире и все они слились воедино, чтобы сформировать единый голос.

— Это голос Высшего Прайма Анатта! — выражение лица Цзянь Чена слегка изменилось и он встал перед подушкой. На его лице появилось удивление и сомнение, пока он пытался детально вспомнить голос, только что прозвучавший в его душе.

Некоторое время спустя в глазах Цзянь Чена мелькнул свет. Он снова сел на подушку. Его совсем не интересовало наследие Высшего Прайма Анатта, поскольку он культивировал Тело Хаоса. Даже если метод культивации Высшего Прайма Анатта бросал вызов небесам, он не подходил для Цзянь Чена. Он на самом деле просто хотел культивировать сидя на подушке, хотел позаимствовать силу нефрита фортуны, чтобы постигать Путь Меча.

Однако и в этот раз произошло то же самое. Менее чем через десять секунд после того, как он сел, мягкая сила вновь появилась и оттолкнула его.

— У тебя иная судьба! Ты не можешь получить мое наследие!

В голове Цзянь Чена снова прозвучал голос Высшего Прайма Анатта. Было трудно различить, мужской он или женский, даже возраст говорящего был непонятен. Голос обладал всеми звуками мира, он уже стал одним из видов законов. Он мог достигать душ людей.

— Разве я не могу просто культивировать здесь? — Цзянь Чен был взволнован. Он продолжал смотреть на столь ценное сокровище перед собой, но не мог им воспользоваться, из-за этого он чувствовал сожаление. Нефритовая Подушка Фортуны была лишь проекцией, но она все равно могла принести чрезвычайно большую пользу при понимании Пути Меча, точно так же как и Чай Постижения.

У Цзянь Чена осталось немного Листьев Чая Постижения и каждый лист предоставлял ему чрезвычайно ограниченный период времени на постижение тайн законов. С другой стороны, действие подушки перед ним не было ограничено во времени, что могло позволить ему постигать Путь Меча столько, сколько он пожелает.

Цзянь Чен стиснул зубы. Он не хотел сдаваться. Он снова сел на подушку, но на этот раз он использовал ее лишь как место для сидения. Он отсек все свои чувства, чтобы не иметь возможности почувствовать силу подушки. Цзянь Чен надеялся, что теперь его не сбросят. Так было потому, что до тех пор, пока он сидел на подушке, прохладная аура от нее все равно проникала в его тело.

В конце концов, к его разочарованию, он не смог продержаться больше трех секунд, даже когда использовал подушку лишь как место для сидения. В его голове в третий раз прозвучал голос и на этот раз он стал намного громче. Он стал агрессивным и заставил его душу задрожать.

Цзянь Чен не сдавался. У него появилось несколько идей и он снова сел на подушку. Менее чем через десять секунд мягкая сила вновь оттолкнула его и он немедленно побледнел. Когда голос в четвертый прозвучал в его голове, он стал подобен грому. Он сильно потряс его душу, боль, которую он испытал, заставила его почувствовать, будто его душа разрывалась на части. Его душа получила легкие травмы.

— Чем больше я делаю попыток, тем сильнее становится голос. Если я захочу продолжать культивировать на подушке, то голос станет еще более ужасающим. Его будет достаточно, чтобы сильно ранить мою душу или даже разорвать ее на части. Кажется, у меня нет надежды на культивацию, используя это место, — Цзянь Чен с бледным лицом стоял рядом с Нефритовой Подушкой Фортуны и смотрел на нее. Он вздохнул и ушел, чувствуя подавленность.

Цзянь Чен дошел до главного входа в башню, поднял голову и посмотрел на башню. Когда он пришел сюда, не планировал захватывать саму башню. Он просто хотел найти какие-то сокровища или часть богатства, накопленного Высшим Праймом Анатта, чтобы стать сильнее. Он никогда не мог подумать, что после победы над духом реликвии у него появится возможность переработать первый уровень башни. Хотя кроме этого он не получил ничего больше.

Высший Прайм Анатта действительно оставила свое богатство в Башне Анатта, но все оно хранилось в пространственной трещине на девятом этаже. Со своей текущей силой Цзянь Чен не мог найти эти сокровища.

— Башня Анатта состоит из девяти уровней. Я переработал только первый уровень, поэтому я могу использовать только основные элементы управления башней. Я даже не могу воспользоваться ее силой, — пробормотал Цзянь Чен. Его голос был наполнен беспомощностью. Он протянул руку и увидел, что быстро уменьшается. Он стала размером с палец и влетела в его ладонь.

На башне до сих пор виднелись следы от ударов мечем, но они уменьшились вместе со зданием башни. Каждый след излучал яркий свет. Подавление Нирванического Высшего Бессмертного по прежнему присутствовало.

Оставить комментарий