Глава 1552. Отступление (часть 4)

Оуян Янвэнь использовал секретную технику. Он хотел убить Цзянь Чена как можно быстрее. Божественный храм вызывал у него достаточно сильную головную боль. Если Цзянь Чен будет создавать проблемы, убивая экспертов Царства Истока, попавших в оковы голубых потоков света, их мир понесет значительные потери.

Мир Отрекшихся Святых мог игнорировать судьбы Святых Императоров, но им нужно было обращать внимание на экспертов Царства Истока.

Кроме того, голубые потоки света двигались слишком быстро. Даже Оуян Янвэнь не мог увернуться от них. Он попадет в ловушку, если они выстрелят в его направлении. Несмотря на то, что, высвободив всю свою силу, он мог вырваться на свободу, это вынудит его потратить огромное количество энергии истока, особенно если ему придется высвобождаться снова и снова. В этом мире не было энергии истока, поэтому, как только он израсходует всю свою энергию истока, ему будет чрезвычайно трудно ее восполнить. Это также было одной из причин, по которым Оуян Янвэнь так сильно хотел убить Цзянь Чена.

Кроваво-красный меч Ци испускал ослепительный красный свет. Он разрывал пространство, пока двигался к Цзянь Чену, содержа в себе силу красного солнца. Он вызвал большое возмущение и окрасил все небо в кроваво-красный цвет.

Оуян Янвэнь был намного сильнее, чем Цзянь Чен. И после применения секретной техники он смог высвободить еще большую силу, поэтому Цзянь Чен не мог быть небрежным. Цзянь Чен наблюдал за тем, как Чэн Цзинъюнь летел к нему и чувствовал некоторое сожаление. Он был так близок к тому, чтобы убить второго старейшину Мира Отрекшихся Святых, но сейчас ему нужно было отступить.

Внезапно мечи-близнецы, казалось, восстановили свою прошлую силу. Они вспыхнули ярким голубым и фиолетовым светом. Эти цвета смешались и создали ослепительный белый свет. Белый свет излучал стремительное намерение меча. Это была сила законов, контролируемая Цзянь Ченом, который достиг стадии частичного успеха Меча Истока.

Цзянь Чен больше не мог беспокоиться о том, будут ли повреждены парные мечи или нет. Он использовал всю свою силу вместе с техникой меча. Два меча увеличились до длины в триста метров и с молниеносной скоростью выстрелили в сторону кроваво-красного меча Ци.

Столкновение двух сторон немедленно вызвало оглушительный взрыв. Кроваво-красный меч Ци обладал чрезвычайно огромной силой. Он далеко отбросил огромные мечи. Меч Ци продолжал приближаться к Цзянь Чену. Он двигался очень быстро и с красной вспышкой достиг Цзянь Чена.

Тем не менее, сила меча Ци уменьшилась после того, как ему помешали парные мечи, поэтому он уже не был таким мощным, как раньше.

Цзянь Чен прищурился. Меч Ци был сильно ослаблен, но он ясно ощущал, что его силу нельзя было недооценивать. В этот критический момент он взмыл в воздух и отступил, через мгновение вновь появившись на расстоянии нескольких тысяч метров. В этот момент в своей правой руке он создал меч. Он использовал силу того, кто достиг стадии частичного успеха Меча Истока, и превратил силу законов в белоснежный меч из света, который имел ту же длину, что и парные мечи. Этот меч испускал ослепительный свет.

Меч, который он сконденсировал, используя свою силу законов, не был чрезвычайно могущественным. На самом деле, из-за его ограниченного понимания Пути Меча он был намного слабее парных мечей, но оба меча оказались отброшены вдаль и не могли вернуться вовремя. В данный момент конденсация меча была лучшим способом заблокировать летящий к нему меч Ци.

*Бум!*

Два меча Ци столкнулись в воздухе и сразу раздался взрыв, похожий на великолепный фейерверк. Бесчисленные пряди остаточной Ци меча рассеялись по небу, словно цветы, они выстрелили во всех направлениях.

Меч Ци Цзянь Чена рассеялся, но меч Ци Оуян Янвэня остался, пусть и уменьшился до размера пальца. Он пронзил тело Цзянь Чена, излучая демонически-красный свет.

Тело Цзянь Чена вздрогнуло. Сила кроваво-красного солнца сделала меч Ци чрезвычайно горячим, поэтому место, которое было ранено, быстро расплавилось. В мгновение ока рана превратилась в дыру размером с кулак, его органы получили сильные повреждения.

Цзянь Чен подавил рану с помощью Силы Хаоса и использовал Сияющую Святую Силу для восстановления.

— Первая Трансформация Кровавого Солнца и Полумесяца. Сила Восходящей Луны! — Оуян Янвэнь воскликнул и продолжил использовать секретную технику.

Однако, прежде чем он смог выполнить следующую часть секретной техники, возникла вспышка голубого света и он снова оказался пойман в ловушку потоками света. На этот раз потоки были еще более мощными, они буквально за мгновение отторгли энергию истока, окутавшую Оуян Янвэня, и вернули ее обратно в его тело.

В это мгновение позади Оуян Янвэнь возникла золотая вспышка. Позади него беззвучно появился Тие Та с золотым топором в руках. Мощное боевое намерение превратилось в огромный иллюзорный топор, висевший над его головой. Когда призрачный топор слился с топором в его руке, тот взорвался с еще большей силой. Теперь в топоре содержалась и форма и душа. Тие Ta разрывал воздух, пока двигался к Оуян Янвэню.

Лицо Оуян Янвэня внезапно изменилось. Он не ощутил никаких предварительных признаков появления Тие Ta. Он вообще ничего не почувствовал. Если бы он не был обездвижен, то ему, очевидно, не нужно было бы серьезно относиться к атаке Тие Та, но в данных условиях он почувствовал сильную угрозу.

— Будьте осторожны, старейшина Оуян! — остальные старейшины Мира Отрекшихся Святых также заметили, что Оуян Янвэнь оказался в затруднительном положении, поэтому их лица изменились и они все предостерегающе воскликнули.

Глаза Оуян Янвэнь буквально взорвались светом и он громко заревел. Из-за энергии истока, исходящей от его тела без каких-либо ограничений, окружающее пространство начало сотрясаться и разрушилось. Хотя из-за высвобождения его силы путы не разрушились, он оттолкнул их на три дюйма. Тем не менее, золотой топор вот-вот должен был коснуться его головы.

В такой опасной ситуации Оуян Янвэнь мог лишь блокировать топор мечом.

Золотой топор, падающий с силой в тысячу тонн, врезался в Меч Оуян Янвэня. Страшная сила сбросила Оуян Янвэня с неба на землю.

Цзянь Чен превратился в размытое пятно, с молниеносной скоростью поспешив к нему. Он за одно мгновение догнал Оуян Янвэня и ударил его Мечом Цзы Ин.

Оуян Янвэнь взмахнул мечом и заблокировал меч Цзы Ин, Цзянь Чен оказался отброшен назад. Однако меч Цин Суо превратился в голубую вспышку и пробил живот Оуян Янвэня, создав сквозную дыру. Кроме того, он оставил в теле Оуян Янвэня прядь силы законов.

Оуян Янвэнь побледнел и вырвал кровью. Он опустил голову и посмотрел на свой живот. Его лицо заполнилось неверием и он растерянно пробормотал:

— Я действительно был ранен. Это невозможно, это невозможно. Как я мог быть ранен ими?

Оуян Янвэнь не мог принять этот факт.

Он был величайшим старейшиной из Мира Отрекшихся Святых, экспертом, достигшим поздней стадии Возвращения Истока, который был вторым после Короля Духов. Тем не менее, он только что был ранен тем, чья истинная сила даже не достигла Царства Истока. Для Оуян Янвэня это стало большим ударом.

— Тие Та, иди убей других экспертов Царства Истока. Я задержу его, — сказал Цзянь Чен Тие Та. Затем он бросился к Оуян Янвэню. Голубые потоки света не могли удержать Оуян Янвэнь в ловушке. Цзянь Чену нужно было сдерживать Оуян Янвэнь для того, чтобы он не мешал Тие Та расправляться с остальными экспертами Царства Истока.

Не колеблясь ни мгновения, Тие Та атаковал других экспертов Царства Истока. Он знал, что он был немного слабее по сравнению с Цзянь Ченом, он знал, что ему придется потратить немало усилий, чтобы убить эксперта Возвращения Истока. Поскольку времени оставалось мало, он не стал связываться со старейшинами и вместо этого бросился к протекторам.

Протекторы Храма Святого Духа оставались обездвиженными. Когда они увидели, что Тие Та летит к ним, они сразу же изменились в лицах. Некоторые из них открыли рты и начали взывать о помощи старейшин храма.

Двое старейшин временно освободились от ограничений и одновременно атаковали Тие Та. С силой Тие Тa для него было немного сложно противостоять одновременно двум экспертам Возвращения Истока. В результате сразу после начала сражения он оказался подавлен.

В этот момент Чангуань Минъюэ взглянула за пределы божественного храма. Она сразу сказала:

— Позвольте мне разобраться с ними.

Тянь Цзянь, сидевший на нефритово-белом троне, внезапно открыл глаза. Он произнес:

— Никто из вас не может выйти наружу, иначе мы не сможем сдерживать их.

После этих слов Чангуань Минъюэ замерла. Она колебалась, но в конце концов решила остаться и продолжила передавать энергию божественному храму, чтобы удерживать остальных экспертов в ловушке.

Тянь Цзянь посмотрел на окружающих людей и произнес:

— Мне нужна поддержка каждого, чтобы божественный храм мог проявить большую мощь и удержать экспертов Возвращения Истока в ловушке, чтобы дать Тие Та время на убийство экспертов Поглощения Истока. Со смертью каждого эксперта Царства Истока из Мира Отрекшихся Святых давление на божественный храм будет уменьшаться, удерживать оставшихся в ловушке экспертов станет проще.

Эксперты Царства Истока внутри высшего божественного храма не колебались ни мгновения. Они немедленно положили руки на нефритово-белый трон. Их сила проникла в него, что сделало божественный храм еще более могущественным.

Два эксперта Возвращения Истока, сражающиеся с Тие Та, очень быстро оказались обездвижены. Освободившись от них, Тие Ta немедленно бросился к экспертам Поглощения Истока.

— Старейшина, давайте объединимся и убьем его, — предложил один из экспертов Возвращения Истока.

— Ограничения голубых потоков света стали еще более мощными. С нашей силой мы сможем временно вырваться на свободу, но тогда мы сильно истощим нашу энергию истока и даже если мы действительно вырвемся на свободу, мы сможем провести лишь несколько атак, прежде чем снова окажемся обездвижены. Будет сложно убить его лишь за несколько атак, — мрачно ответил другой старейшина.

Чэн Цзинъюнь выплюнула несколько глотков крови. Она оглянулась и сказала слабым голосом:

— Старейшины, я тяжело ранена. Я не смогу оказать вам помощь, если останусь, поэтому я уйду первой, — с этими словами Чэн Цзинъюнь, чтобы освободиться от ограничений, использовала секретную технику и сожгла эссенцию своей крови в обмен на огромную силу. Она даже не оглянулась назад и вошла в тоннель, сбежав обратно в Мир Отрекшихся Святых.

Уход Чэн Цзинъюнь не был встречен препятствиями. Теперь, когда она ушла, голубой поток света, удерживавший ее в ловушке, разделился на шесть частей, которые устремились к шести старейшинам Возвращения Истока. Выражения их лиц сразу изменились.

В этот момент раздался жалкий крик. Еще один эксперт Поглощения Истока умер от рук Тие Та. Его душа была уничтожена. Смерть этого эксперта Поглощения Истока заставила лица всех экспертов Возвращения Истока помрачнеть. Поток света, удерживавший его в ловушке, теперь оказался разделен на шесть частей, которые распространились на них.

— Это не может так продолжаться. Если все так и будет продолжаться, мы, вероятно, умрем, прежде чем сможем потратить энергию божественного храма, — произнес один из старейшин мрачный тоном.

Оставить комментарий