Глава 1576. Молодой мастер Острова Трех Святых

Шангуань Аоцзянь смело и уверенно сказал, что был старшим братом Чангуань Сюя. Однако, в действительности, родными братьями были его отец и отец Чангуань Сюя. Кроме того, Шангуань Аоцзянь был на несколько лет старше Чангуань Сюя, поэтому было довольно очевидно, что его можно было назвать старшим братом Чангуань Сюя. В этом нельзя было сомневаться.

Однако, с точки зрения Чангуань Сюя смысл фразы совершенно отличался. Сказанное становилось провокацией и унижением.

Чангуань Сюй был молодым мастером Клана Чангуань. Его великий статус в сочетании с великим высокомерием не позволили ему стерпеть столь унизительные слова.

Внезапно аура Чангуань Сюя резко изменилась. В этот момент стало казаться, что он превратился в обнаженный меч, распространяющий острую и мощную ауру. Конечно, его аура казалась сильной лишь людям его возраста. В Клане Чангуань, в котором собралось множество экспертов, аура Великого Святого Мастера была просто ничем.

Хотя многие люди заметили энергию, высвобожденную Чангуань Сюем, они не посчитали произошедшее чем-то важным. С точки зрения чудовищных существ, которые жили уже тысячи лет, это было лишь небольшой детской ссорой. Чангуань Бa и Чангуань Кэ, очевидно, тоже заметили произошедшее, но в данный момент они находились на сцене и были в центре внимания, поэтому они не смогли остановить это волнение.

— Сэр, что Вы только что сказали? Можете ли Вы повторить? — Чангуань Сюй посмотрел на Шангуань Аоцзяня. Он уже сосредоточился на ауре Шангуань Аоцзяня. Казалось, он начнет сражение в то самое мгновение, когда Шангуань Аоцзянь произнесет первое слово, которое его не устроит.

Шангуань Аоцзянь спокойно стоял, скрестив руки. Он улыбался так, будто увидел что-то веселое, но его немного холодный взгляд был таким же острым, как у орла. Он спокойно ответил:

— Ты на самом деле угрожаешь своему старшему брату. Я твой старший брат, поэтому я должен узнать, что ты собираешься делать? — хотя Шангуань Аоцзянь говорил очень спокойно, он слабо вздохнул. Он уже давно слышал о своем младшем брате и о его достижениях в столь юном возрасте. Даже он сам считал успехи Чангуань Сюя весьма впечатляющими. Первоначально он очень хотел встретиться с братом, которого никогда не видел, но после того, как он пришел в клан и снова и снова видел плохое поведение Чангуань Сюя, он разочаровался.

— К… как ты смеешь! Мне все равно, кто ты такой и откуда ты пришел. Ты не сможешь так легко уйти после того, как пришел в наш Клан Чангуань, чтобы создавать проблемы и провоцировать нас. Ты оскорбил достоинство клана, — яростно воскликнул Чангуань Сюй. На его лице появился гнев и холод. Он никогда не мог подумать, что неизвестный молодой человек перед ним окажется таким смелым. Человек перед ним явно не подозревал, что он был молодым мастером клана, этот человек хотел доминировать над ним, он утверждал, что являлся его старшим братом. Как мог Чангуань Сюй выдержать что-то подобное, будучи столь избалованным? Его правая рука начала двигаться и из нее вырвалась довольно мощная Святая Сила, которая быстро сконденсировалась в Святое Оружие. Он беспощадно ударил в сторону Шангуань Аоцзяня.

Находясь в Клане Чангуань, другие люди, вероятно, побоялись бы обидеть клан и таким образом, избежали бы сражения, но Чангуань Сюй не боялся, потому что нынешний патриарх приходился ему дедушкой, а его отец собирался стать патриархом. Учитывая любовь, которую он получал от деда и отца, он был уверен, что выйдет без наказания за любую учиненную неприятность. В худшем случае ему несколько раз прочтут лекции, ведь больше не было ничего, с чем Клан Чангуань не мог справиться.

Более того, он знал, что все Святые Императоры в мире задолжали его дяде, поэтому даже если этого молодого человека поддерживает Святой Император, то этот Святой Император не сможет возразить и словом.

Многие из экспертов Царства Святых, собравшихся в окрестностях, начали наблюдать за происходящим. Никто не собирался вмешиваться. Все они чувствовали, что сказанное Шангуань Аоцзянем действительно переходило черту. Однако, многие из них догадывались, кем были Сяо Бао, Сяо Цянь и Сяо Юэ, поскольку Сяо Бао оказался достаточно смел, чтобы публично спровоцировать молодого мастера клана и даже хвастался, что был старшим братом молодого мастера.

Шангуань Аоцзянь действительно казался немного старше, чем Чангуань Сюй, но он не мог утверждать подобное столь небрежно. В конце концов, их разница в статусе была слишком велика.

Шангуань Аоцзянь стоял со скрещенными руками. Столкнувшись с атакой Чангуань Сюя, он не собирался уклоняться. Однако, когда Чангуань Сюй нанес удар, его взгляд стал еще холоднее.

Сяо Цянь и Сяо Юэ тоже спокойно стояли. Они с интересом наблюдали за двумя братьями и время от времени слабо улыбались.

— Сюй-ер, не будь грубым!

Когда меч Чангуань Сюя находился всего в трех дюймах от Шангуань Аоцзяня, прозвучал голос, полный достоинства. В это мгновение пространство вокруг Чангуань Сюя затвердело и его Святое Оружие оказалось обездвижено.

Поскольку Чангуань Сюй начал использовать свое Святое Оружие, Чангуань Ба больше не мог игнорировать происходящее, поэтому он остановил Чангуань Сюя.

— Дедушка, отпусти меня. Этот парень оскорбил меня. Я должен преподать ему урок. Я просто не могу стерпеть подобное! — громко и протестующее закричал Чангуань Сюй. Он не чувствовал страха, тем временем, взгляд Шангуань Аоцзяня оставался снисходительным.

— Сюй-ер, ты по прежнему остаешься несдержанным. Сегодня день, когда твой отец наследует положение патриарха. Будучи сыном патриарха, ты не принял гостей должным образом и даже хочешь с ними драться. Как ты можешь делать что-то подобное? Почему бы тебе не извиниться перед гостем? — лицо Чангуань Ба осунулось, после чего стало строгим.

— Дедушка, ты не знаешь, что произошло. Этот невежественный человек сказал, что он мой старший брат. Он почти оскорбил меня. Я не буду извиняться перед ним, даже если умру, — с яростью ответил Чангуань Сюй. Он отвернулся, отказываясь извиняться.

Чангуань Ба почувствовал беспомощность из-за поведения Чангуань Сюя. Поскольку тот был его единственным внуком, он уже давно начал относиться к нему как к своей собственной плоти и крови. Он никогда не наказывал его и не сдерживал его. Если Чангуань Сюй действительно разозлился, то он не мог ничего сделать, даже будучи его дедушкой.

Чангуань Ба мог лишь соединить ладони в сторону Шангуань Аоцзяня, Сяо Цянь и Сяо Юэ, он оказался беспомощен в такой ситуации. Он произнес примирительным тоном:

— Я действительно должен извиниться за плохое поведение Сюй-ера. Это все потому, что мы его неправильно воспитали. Если вы обиделись, пожалуйста, простите нас. Ах да, могу ли я узнать, откуда вы? Когда церемония закончится, я обязательно возьму с собой Кэ-ера, чтобы лично извиниться.

— Вы слишком вежливы, патриарх. Я Сяо Цянь с Острова Трех Святых и я приветствую Патриарха!

— Я Сяо Юэ с Острова Трех Святых. Я приветствую патриарха!

Сяо Цянь и Сяо Юэ одновременно соединили ладони в сторону Чангуань Ба. Они были очень вежливы.

— Я — Шангуань Аоцзянь с Острова Трех Святых. Я приветствую патриарха! — Шангуань Аоцзянь также соединил руки в сторону Чангуань Ба и совершил глубокий поклон. Он поклонился не потому, что Чангуань Ба был патриархом Клана Чангуань, а потому, что тот был его дедом.

— Остров Трех Святых. Они на самом деле с Острова Трех Святых…

— Я слышал о Сяо Цянь и Сяо Юэ. Разве они не вторая и третья владелицы острова? Я никогда не мог подумать, что сюда придут две владелицы острова. Их статусы действительно впечатляют…

— Говорят, что Небесная Волшебница — главная владелица острова, а две другие владелицы острова — ее ученицы. Боже мой, эти две женщины являются учениками суверена. Неудивительно, что они не боятся Клана Чангуань…

— Я никогда не мог подумать, что на церемонию явятся даже ученики суверена…

Когда личности Сяо Цяня и Сяо Юэ были раскрыты, в клане поднялась шумиха. В этот момент взгляды, направляемые в их сторону, сильно изменились. Теперь они были наполнены завистью.

Все эксперты четырех рас уже давно знали об Острове Трех Святых, так как владелица острова была сувереном Царства Истока. Во время битвы она даже контролировала пятерых экспертов Царства Истока из чужого мира, используя свою цитру, что шокировало как союзников, так и врагов.

С точки зрения экспертов Царства Святых, Царство Истока позволяло править миром, это было что-то почти недостижимое. Тем не менее, Небесная Волшебница смогла контролировать пятерых таких экспертов. Это было слишком ужасающе.

Чангуань Ба удивился, после чего усмехнулся. Он сошел с платформы вместе с Чангуань Кэ и лично подошел, чтобы поприветствовать их. Он улыбнулся:

— Так это владелицы острова. Я не смог вовремя приветствовать вас, поэтому, пожалуйста, простите меня. Кстати, Остров Трех Святых и Клан Чангуань довольно близки. В прошлом я слышал, что Сян-ер много раз упоминал об Острове Трех Святых. Кроме того, он, кажется, оставался там некоторое время.

— Хе-хе-хе, патриарх прав. Мастер Цзянь Чен действительно долгое время оставался на нашем острове, — Сяо Цянь хихикнула и глубокомысленно посмотрела на Шангуань Аоцзяня. Затем она указала на Шангуань Аоцзяня и сказала:

— Патриарх, это наш молодой мастер!

— Молодой мастер! — Чангуань Ба снова удивился. Он не мог не взглянуть на Шангуань Аоцзяня. Он почувствовал что-то странное после первого же взгляда. Чангуань Ба внезапно обнаружил, что чем дольше он смотрел на него, тем больше этот молодой человек становился приятен глазу и тем больше ему нравился.

Все окружающие гости были удивлены, когда узнали, что Шангуань Аоцзянь был молодым мастером острова. Этот статус был не меньшим, чем статус Чангуань Сюя в Клане Чангуань. Вероятно, он был преемником Небесной Волшебницы.

Все пришли к пониманию. Шангуань Аоцзянь, имеющий статус молодого мастера острова, действительно мог утверждать, что был старшим братом Чангуань Сюя. В конце концов, его статус был не ниже, чем статус Чангуань Сюя, кроме того, он явно был на несколько лет старше.

— Хмпф, статус молодого мастера острова ничего не значит. Если бы не мой дедушка, я бы ранил тебя, — сказал Чангуань Сюй. Он явно не относился серьезно к Шангуань Аоцзяню.

Лицо Чангуань Ба внезапно осунулось. Когда он уже собирался упрекнуть Чангуань Сюя, Шангуань Аоцзянь внезапно начал говорить:

— Брат, ты не можешь быть слишком гордым и не должен свысока смотреть на всех. Ты должен знать, что всегда найдется кто-то лучше. Возможно, твои достижения весьма велики, но тебе нужно помнить, что все это обретено лишь благодаря твоему дяде.

— Хмпф, Шангуань Аоцзянь, даже если ты молодой мастер острова, ты не можешь быть более великим, чем я. Конечно, я знаю, что всегда найдется кто-то лучше. Однако, в моем поколении я этот лучший. Будучи молодым мастером острова, ты даже не сможешь выдержать один мой удар. В этом мире слабые никогда не будут иметь права голоса, — Чангуань Сюй был очень высокомерным. Он твердо верил, что если бы дед его не остановил, то молодой мастер острова перед ним уже был бы ранен.

Шангуань Аоцзянь слабо вздохнул и сказал:

— Брат, ты слишком высокомерен. Если ты не изменишь свое мышление, то рано или поздно навлечешь на себя беду. Из-за тебя даже клан может оказаться втянутым в проблемы. Поскольку я твой старший брат, я должен преподать тебе урок, ты должен понять, что никогда не нельзя претендовать на звание лучшего. Атакуй меня. Я не буду двигаться. Если ты сможешь ранить меня хоть чуть-чуть, я признаю поражение.

Оставить комментарий