Глава 1585. Прорыв Оуян Янвэня

В небе Мира Отрекшихся Святых висело кроваво-красное солнце. Он излучало демонический красный свет, из-за чего весь мир казался окрашенным кровью. Весь мир был алым, из-за чего все выглядело зловещим.

В центре мира на вершине Мировых Гор располагался тоннель, ведущий в другой мир, в который вошло несколько экспертов стадии Поглощения Истока и старейшина стадии Возвращения Истока. Другой конец тоннеля был заблокирован высшим божественным храмом Города Наемников, эти эксперты Поглощения Истока хотели, чтобы эксперты другого мира израсходовали как можно больше энергии божественного храма.

В нескольких миллионах километров к востоку от Мировых Гор находился величественный божественный храм. Он стоял там, похожий на древнего дремлющего зверя, создавая удушающее давление. Он был возвышенным и наполненным великой аурой. Возникало впечатление, будто он был нерушим.

Этот божественный храм являлся Храмом Святого Духа, местом, которое обладало самым большим авторитетом в Мире Отрекшихся Святых. Если весь Мир Отрекшихся Святых представить в виде империи, то Храм Святого Духа был бы столицей или императорским дворцом.

Храм Святого Духа имел три этажа. На первом этаже проходили церемонии, а на втором проживали протекторы и старейшины, занимающиеся своими делами. Второй этаж разделялся на внешнюю и внутреннюю части.

Третий этаж был наиболее особенным. Только Король Духа мог войти в него, ни один из старейшин, включая Оуян Янвэня, ни разу в своей жизни не ступал на третий этаж, потому что на вход в него было наложено ограничение, которое существовало с древних времен. Это ограничение не позволяло ступить на третий этаж тому, чей уровень культивации был ниже стадии Гармонии с Истоком.

Согласно правилам, принятым еще в древние времена, каждый эксперт, достигший стадии Гармонии с Истоком, получал титул Короля Духов.

В глубине третьего этажа находилась статуя высотой триста метров. Оба глаза статуи были разрушены, а на уголках глаз виднелись отчетливые следы от ударов, нанесенных мечом. Через пустые глазницы внутри головы статуи можно было увидеть врата, излучавшие радужный свет. Пейзаж за вратами казался божественным. Это был прекрасный мир, наполненный энергией истока.

Этот мир был не очень большим. Он занимал всего несколько сотен квадратных километров и даже размер некоторых городов был больше. Однако, в центре этого прекрасного мира виднелась фигура человека, излучавшего пряди мощной энергии истока, заполнившие все окружение. Время от времени в энергии истока появлялись пряди чрезвычайно острой Ци меча. Эти пряди также были сформированы из энергии истока, но они становились еще более мощными после того, как трансформировались в Ци меча.

Фигура сидящего человека принадлежала Королю Духов. Он культивировал в этом божественном мире на протяжении последних трех лет.

За истекшее время он так и не совершил прорыв и по прежнему находился на средней стадии Гармонии с Истоком, но он был очень близок к достижению поздней стадии Гармонии с Истоком.

— Цзянь Чен, когда я впервые увидел тебя, ты обладал силой эксперта Поглощения Истока. Когда я увидел тебя во второй раз, ты смог победить Сюн Чжуна. В следующий раз мы впервые по-настоящему встретимся друг с другом. Я надеюсь, в следующий раз ты снова сможешь удивить меня, — Король Духов жаждал встретиться и сразиться с Цзянь Ченом, потому что Цзянь Чен являлся единственным известным ему человеком, который также постигал Путь Меча.

Король Духов больше не нападал на высший божественный храм, потому что он понял, что не сможет быстро прорваться через божественный храм. Он предпочел потратить это время на культивацию, чтобы затем одним махом пробиться через божественный храм. Он предпочел не тратить свою энергию истока бессмысленно и не вступать в битву на истощение с людьми другого мира.

Сюн Чжун и Оуян Янвэнь также уединенно культивировали на этаже ниже. Оуян Янвэнь оставался на поздней стадии Возвращения Истока в течение нескольких тысяч лет, поэтому после трех лет культивации его сила выросла до пика поздней стадии Возвращения Истока. Он находился всего в одном шаге от достижения стадии Гармонии с Истоком.

Однако между стадией Возвращения Истока и стадией Гармонии с Истоком существовала разница в целую сферу культивации. Оуян Янвэню нужно было потратить на прорыв определенное время, поэтому в течение последних трех лет он оставался в тупике и еще не достиг стадии Гармонии с Истоком.

Только спустя еще шесть лет от того места, где культивировал Оуян Янвэнь, внезапно вырвался энергетический импульс. Огромная аура, пришедшая одновременно с пульсом, за одно мгновение охватила весь второй этаж, вызвав энергетическую бурю. Энергия бушевала только на втором этаже. Она не достигла ни первого, ни третьего этажа, поэтому Король Духов не почувствовал ничего.

Все остальные протекторы и старейшины пробудились от культивации. Из-за давления огромной ауры им стало казаться, будто они задыхаются. Им казалось, будто огромная сила сдавила их органы, а на их спины опустилась огромная гора. Они чувствовали, что их тела стали тяжелыми, и им стало очень трудно двигаться.

— Это старейшина Оуян! Старейшина Оуян совершил прорыв! — воскликнул старейшина Возвращения Истока. Его голос был наполнен радостью.

— Нет, вы не должны называть его старейшиной Оуяном. Он — Король Духов. Король Духов Оуян! — еще один эксперт Возвращения Истока поправил первого. Он тоже почувствовал радость.

Они оба принадлежали к фракции Оуян Янвэня, поэтому они пришли в восторг. Однако, все старейшины из фракции Сюн Чжуна стали очень серьезными.

Сюн Чжун также очнулся от культивации после того, как почувствовал прорыв своего соперника. Он посмотрел сквозь тяжелую каменную дверь прямо на то место, где культивировал Оуян Янвэнь. Его взгляд стал серьезным. Он сжал кулаки, но ничего не сказал. Он продолжил культивировать. Хотя Сюн Чжун был слабее Оуян Янвэня, он также находился на поздней стадии Возвращения Истока. Сюн Чжун не прорвался после девяти лет культивации, но он также достиг пика поздней стадии Возвращения Истока и находился всего в шаге от достижения стадии Гармонии с Истоком. Теперь, когда Оуян Янвэнь вырвался вперед, ему нужно было в кратчайшие сроки достичь стадии Гармонии с Истоком.

— Старейшина Оуян, поздравляю вас с успешным достижением стадии Гармонии с Истоком. С сегодняшнего дня наш Храм Священного Духа обрел второго Короля Духов, — к Оуян Янвэню подошли несколько старейшин и множество протекторов из его фракции и стали поздравлять его.

Белые одежды Янвэня плавали в воздухе, пока он медленно выходил с того места, где культивировал. На его женственном лице виднелась сильная радость. Однако он сразу нахмурился, когда услышал, как старейшины называли его. Он сказал:

— В будущем продолжайте называть меня старейшиной Оуян. Я продолжу жить как старейшина, а не как Король Духов, — когда он подумал о боевой силе нынешнего Короля Духов, достигшей силы эксперта Царства Божественности, он не мог не задрожать. Если бы нынешний Король Духов был просто обычным Королем Духов, то Оуян Янвэнь без раздумий стал бы вторым Королем Духов, даже если бы текущий Король Духов уже достиг поздней стадии гармонии с Истоком. Однако, даже после достижения стадии Гармонии с Истоком Оуян Янвэню, вероятно, придется исполнять приказы Короля Духов. Хотя он имел право принять титул Короля Духов, он не смел делать этого.

Оуян Янвэнь был чрезвычайно высокомерен, когда дело касалось его силы, но он проявлялся это высокомерие только по отношению к протекторам и старейшинам Мира Отрекшихся Святых. Даже если он был таким же великим, как дракон, ему нужно было сворачиваться калачиком, находясь в присутствии нынешнего Короля Духов.

Протекторы и старейшины были ошеломлены тем, что сказал Оуян Янвэнь. Они переглянулись друг с другом, после чего пообещали, что продолжат называть его старейшиной. Они, очевидно, поняли почему Оуян Янвэнь хотел, чтобы его называли старейшиной. Нынешний Король Духов был просто слишком силен. Даже достигнув стадии Гармонии с Истоком, Оуян Янвэнь по прежнему не осмеливался стоять на равных с нынешним Королем Духов.

Сила нынешнего Короля Духов устрашала всех.

Хотя Король Духов никогда не принуждал их что-то делать, они знали, что он определенно не являлся добродетельным человеком, поэтому нынешний Король Духов не только сдерживал нрав проекторов и старейшин, но и вселял в них сильный страх и некоторое уважение.

— Какова ситуация с другим миром? Божественный храм, который заблокировал вход, уже был отброшен? — Оуян Янвэнь задал прямой вопрос, требуя немедленного ответа.

— Старейшина Оуян, за последние девять лет мы ни на одно мгновение не прекращали атаковать божественный храм. Однако, наши атаки оказались тяжелой, но бессмысленной работой. Мы ничего не добились и тоннель остается заблокированным, — ответил старейшина. Его тон сильно отличался от прежнего. Оуян Янвэнь отверг титул второго Короля Духов из-за страха перед первым Королем Духов, но в сердцах других экспертов Царства Истока Оуян Янвэнь уже обрел статус, сравнимый со статусом нынешнего Короля Духов.

Лицо Оуяня Янвэнь сразу стало холодным. Он произнес своим женским голосом:

— Хмпф, прошло девять лет, а вы до сих пор не смогли пройти через божественной храм. Вы все просто мусор, — с этими словами Оуян Янвэнь ушел, взмахнув рукавами.

После того, как Оуян Янвэнь ушел, выражения лиц всех протекторов и старейшин на втором этаже стали уродливыми. Хотя Оуян Янвэнь был более могущественным, чем они, они все были экспертами Царства Истока. Оуян Янвэнь не уважал их и назвал мусором. Они не могли смириться с подобным.

Даже нынешний Король Духов ни разу не оскорбил никого за все прошедшие годы.

— Хмпф, старейшина Оуян действительно надменный. Он только что прорвался к стадии Гармонии с Истоком, но уже смотрит на нас свысока, — Чэн Цзинъюнь холодно фыркнула.

— Вскоре старейшина Сюн также достигнет стадии Гармонии с Истоком, — сказал Гунси Мин низким голосом. Он был очень недоволен Оуян Янвэнем. В конце концов, он и Чэн Цзинъюнь принадлежали фракции Сюн Чжуна.

Все остальные проекторы также были возмущены, но, в отличие от Гунси Мина и Чэн Цзинъюнь, они не осмеливались публично выражать свое недовольство. Они просто похоронили эти чувства глубоко в своих сердцах.

К вершине Мировых Гор с молниеносной скоростью подлетела фигура. Мировые Горы были не только самой большой горной цепью в Мире Отрекшихся Святых, носящей имя небесных колонн, но и самым опасным местом во всем мире. Даже эксперты Поглощения Истока должны были быть осторожны при восхождении в горы.

Тем не менее, летящая фигура неудержимо приближалась к вершинам гор. С неба падали вспышки молнии, а в пространстве появлялись ужасающие трещины, но они вообще не могли замедлить фигуру. Летящая фигура либо уклонялись с большой ловкостью от возникающих препятствий, либо уничтожала их великолепным и мощным светом меча.

Было неудивительно, что эта фигура принадлежала Оуян Янвэню.

Оуян Янвэнь всегда был надменным человеком и всегда требовал уважения к себе. Тем не менее, после двух неудач на Континенте Тянь Юань он вернулся в Мир Отрекшихся Святых в плачевном состоянии. Если бы Континент Тянь Юань обладал силой, намного превышающей то, с чем он мог справиться, он бы не заботился так сильно о произошедшем. Никто на Континенте Тянь Юань не обладал силой, которая бы стоила его внимания, но даже при таких обстоятельствах Континенту Тянь Юань удалось отразить атаку множества протекторов и старейшин их мира. Оуян Янвэнь не мог принять этот факт, он уже начал ненавидеть людей из другого мира. У него возникло искушение стереть их всех в порошок, чтобы выпустить свой гнев.

В результате сразу после прорыва Оуян Янвэнь бросился в атаку.

— Хмпф, я хочу посмотреть, как долго вы сможете продержаться, — выражение лица Оуян Янвэня было очень холодным, когда он стоял у входа в тоннель. В его взгляде промелькнуло тяжелое убийственное намерение. Он не пытался сдерживать его и без колебаний устремился в тоннель.

Оставить комментарий