Глава 1632. Вопрос раздела территории

После этого Цзянь Чен полностью посвятил себя в культивации. Он хотел увеличить свою силу настолько, насколько это было возможно в таких условиях, ведь подобная возможность предоставлялась лишь один раз в жизни. Он не обращал внимания на различные вопросы, вызванные последствиями множества предыдущих сражений. Он отправил одно единственное сообщение друзьям и семье, после чего вошел в уединение, полностью погрузившись в кроваво-красное облако.

Только после получения известия о том, что Цзянь Чен вошел в уединение, эксперты двух миров стали расходиться. Первыми ушли люди четырех рас. Некоторые из тяжело раненых ушли раньше всех, они вернулись в свои кланы для исцеления. Однако также было много бойцов, которые потеряли всех близких друзей и свои семьи, большинство из них осталось. Они с грустью осматривали поле битвы, пытаясь рассеять свою боль. Они оставались там довольно долгое время.

В мгновение ока многие люди ушли. Все они происходили из мира Континента Тянь Юань. Все люди из Мира Отрекшихся Святых остались на месте. Ни один из них не посмел уйти без приказа Короля Духов.

Король Духов являлся высшим правителем Мира Отрекшихся Святых. Если их мир представить в виде империи, то он будет императором. Они отличались от четырех рас мира Континента Тянь Юань. Хотя у каждой расы были свои эксперты Царства Истока, они не ограничивали людей своей расы и предоставляли им больше свободы.

— Я никогда не мог подумать, что в такое время Цзянь Чен выберет уединение. Ты действительно культивируешь? Или сбежал? — Король Духов, смотревший на кроваво-красное облако в космосе, тихо пробормотал про себя.

- Ладно, это не важно. Так как ты выбрал культивацию, мы подождем, пока ты не появишься. Мне просто нужно некоторое время, чтобы излечить раны моей души, - подумал Король Духов. Затем он повергнулся к людям из своего мира и произнес:

- Все вы, возвращайтесь. Пусть протекторы и старейшины останутся на Континенте Тянь Юань и излечатся. Как только вы восстановитесь, помогите Континенту Тянь Юань справиться с последствиями кризиса.

Все эксперты из Мира Отрекшихся Святых согласно кивнули, затем эксперты Царства Святых прошли через туннель и вернулись в свой мир. Все эксперты Царства Истока остались на месте. Они хорошо понимали, что Король Духов приказал им остаться, потому что он был готов занять определенную часть территории этого мира.

Хотя Цзянь Чен внес наибольший вклад в предотвращение мирового кризиса, они также сыграли значительную роль. Можно даже было сказать, что, если бы многие эксперты не отказались добровольно от своих жизней, то все они столкнулись бы со смертью и поражением даже при наличии Цзянь Чена. Их мир заплатил очень высокую цену, чтобы остановить мировой кризис, поэтому они не могли забыть произошедшее, если Континент Тянь Юань не предоставит им удовлетворительную компенсацию.

— Мы составим список людей, которые сожгли свою жизненную силу. Не упустите ни единого. Мы установим памятную мемориальную доску в Храме Священного Духа, а их кланы и семья получат защиту Храма Священного Духа, — отдал приказ Король Духов.

— Слушаем, Король Духов! — все эксперты Царства Истока дружно ответили.

— Наш континент также хочет получить копию этого списка. Их вклад в преодоление мирового кризиса заставил нас восхититься. Мы хотим, чтобы их имена и их подвиги передавались вечно. Они достойны нашего уважения, — Шангуань Му-ер медленно подлетела и торжественно произнесла. Поскольку она достигла средней стадии Гармонии с Истоком, ни у кого не было ни единого сомнения на счет того, что она стала вторым сувереном человечества. Ее слова и решения могли влиять на всех людей Континента Тянь Юань, очевидно, что она могла принять решение по некоторым вопросам.

Король Духов посмотрел на Шангуань Му-ер и в его взгляде промелькнул свет. После минуты молчания он ответил:

- Ты также являешься человеком Континента Тянь Юань, а твоя сила уступает лишь силе Цзянь Чена. Ты можешь являться представителем Континента Тянь Юань. Поскольку Цзянь Чена сейчас нет, почему бы тебе не стать представителем своего мира и не провести переговоры с моими людьми?

Шангуань Му-ер была заинтересована. Она понятия не имела, что повлекут за собой эти так называемые переговоры, она даже не знала, должны ли вообще проводиться такие переговоры или нет. Тем не менее, она поняла, что Король Духов захотел получить часть территории этого мира, используя в качестве предлога вклад своего народа. Он хотел получить безопасное место для своих людей. Мир Отрекшихся Святых обладал ужасной окружающей средой, ужасной до такой степени, что из-за нее каждый год умирало бесчисленное число людей. Их мир был непригодным для проживания слабых культиваторов, в то время как естественная среда обитания Континента Тянь Юань была подобная раю для более слабых культиваторов. Мир Отрекшихся Святых напал на Континент Тянь Юань не только для того, чтобы пройти в Мир Святых, но и для того, чтобы у более слабых людей их расы появилось безопасное место для жизни.

— К сожалению, мне придется разочаровать Короля Духов. Хотя я человек Континента Тянь Юань, я не живу на континенте. Я все время жила на Острове Трех Святых, расположенном среди океанов. Поскольку этот вопрос относится к заключению соглашения между Континентом Тянь Юань и твоим Миром Отрекшихся Святых, как посторонний вроде меня может принимать решение? Лучше подождите, пока не вернется Цзянь Чен, — ответила Шангуань Му-ер.

Король Духов нахмурился и снова уставился на огромное кроваво-красное облако в космическом пространстве. Он ответил спокойным тоном:

— Если это так, то я подожду, пока Цзянь Чен не выйдет. Сюн Чжун.

— Я здесь! — Сюн Чжун, стоявший поблизости, немедленно поклонился Королю Духов. Он был чрезвычайно вежлив.

— Как только ты и остальные восстановитесь, обсудите с представителями Континента Тянь Юань то, как будет разделена территория. Составьте план, а Цзянь Чен и я примем окончательное решение, — Король Духов отдал прямой приказ и Сюн Чжун просто не мог отказаться.

— Слушаюсь, Король Духов, — Сюн Чжун вежливо ответил.

Отдав этот приказ, Король Духов больше не стал здесь оставаться и ушел, превратившись в полосу света. Он не вернулся сразу в Мир Отрекшихся Святых. Вместо этого он направился на территорию эльфов, чтобы лично поблагодарить Адриан. Лишь после этого он вернулся в Мир Отрекшихся Святых и стал исцелять свою душу.

Он понятия не имел, будет ли он в будущем сражаться с Цзянь Ченом за территорию. Если сражение действительно начнется, то со своей травмированной душой ему будет очень сложно победить Цзянь Чена, поэтому ему нужно было восстановиться до пикового состояния до того, как Цзянь Чен появится.

Он не собирался отступать ни на шаг в вопросе разделения территории, тот факт, что он и Цзянь Чен происходили из одного мира, не имел никакого значения.

***

Когда Ян Ли, Фэн Сяотянь, Гуйхай Идао и остальные увидели, что Король Духов приказал своим старейшинам и проекторам остаться на Континенте Тянь Юань, их выражения лиц стали довольно уродливыми. Все они подошли поближе к Шангуань Му-ер, они надеялись, что она останется на континенте и будет присматривать за происходящим. В конце концов, теперь, когда Цзянь Чен ушел, они почувствовали сильное давление, находясь перед лицом множества экспертов Царства Истока из чужого мира.

В свою очередь, когда эксперты Царства Истока из чужого мира увидели, что Ян Ли и остальные хотят предложить Шангуань Му-ер присматривать за континентом, выражения их лиц также слегка изменились. В их взглядах виднелся чрезвычайно глубокий страх перед Шангуань Му-ер.

- Все, не волнуйтесь. Я буду пристально следить за делами, происходящими на Континенте Тянь Юань. Если возникнет такая потребность, я немедленно поспешу прийти, — Шангуань Му-ер отклонила их предложение остаться. Затем она посмотрела на окружающую толпу и увидела Сяо Цянь, Сяо Юэ и Шангуань Аоцзяня. Когда она увидела Шангуань Аоцзяня, в ее холодном взгляде промелькнула нежность. Она сказала:

- Сяо Бао, Сяо Цянь, Сяо Юэ, пошли!

Сяо Бао, Сяо Цянь и Сяо Юэ также принимали участие в битве. В данный момент они казались слабыми и истощенными. Когда они услышали слова Шангуань Му-ер, они сразу же вылетели из толпы. Под завистливыми и восхищенными взглядами многих людей они вместе с Шангуань Му-ер отправились на Остров Трех Святых.

В этот момент на Шангуань Аоцзяня упал очень холодный взгляд. Он был наполнен презрением.

Этот взгляд принадлежал молодому человеку с довольно необычайной внешностью. На его лице виднелось явное высокомерие. Несмотря на то, что он казался довольно слабым, этого все еще было недостаточно, чтобы скрыть благородную ауру, которой он обладал от рождения. Этот молодой человек был Чангуань Сюем, молодым мастером Клана Чангуань.

Прошло почти двадцать лет, но Чангуань Сюй казался точно таким же, как и прежде. Его внешность и темперамент совсем не изменились. Единственное, что изменилось, было его силой. Теперь он был уже не Великим Святым Мастером, но Святым Правителем.

Конечно, он стал Святым Правителем лишь благодаря бесчисленным драгоценным небесным ресурсам Клана Чангуань. Чангуань Сюй являлся молодым мастером Клана Чангуань и был избалован Чангуань Ба, он мог без каких-либо ограничений использовать любые ресурсы, которыми владел Клан Чангуань. Он получил личное руководство от многих Святых Императоров, поэтому ему удалось достичь сферы Святого Правителя в столь юном возрасте.

Он отличался от Шангуань Аоцзяня. Шангуань Аоцзянь всегда вел себя сдержанно и никогда не пытался привлечь внимание. Несмотря на то, что в последние годы ходили некоторые слухи о молодом мастере Острова Трех Святых, эти слухи постепенно исчезали, поскольку Шангуань Аоцзянь продолжал сохранять низкий профиль. С другой стороны, Чангуань Сюй происходил из великого клана и обладал ужасающим происхождением. Когда он стал молодым мастером Клана Чангуань, его статус сразу же взлетел до небес, он привлек внимание бесчисленных людей по всему континенту. Если добавить сюда то, что Чангуань Сюй имел большой талант к культивации, становилось неудивительно, что его имя постепенно стало известным по всему миру. Его слава могла составить конкуренцию самому Цзянь Чену.

Так было потому, что Чангуань Сюй не использовал Фиолетовый Облачный Персик, чтобы стать Святым Правителем.

Чангуань Сюй с крепко сжатыми кулаками смотрел на удаляющегося Шангуань Аоцзяня. Он подумал:

— Молодой мастер острова, скоро ты осознаешь мою силу. Ты лишь съел данный тебе дядей Фиолетовый Облачный Персик, вот и все. Ты действительно думаешь, что сможешь победить меня лишь из-за этого? Теперь, когда дядя вернулся, мне тоже вскоре дадут Фиолетовый Облачный Персик и он будет иметь высочайшее качество. Употребив персик, я лично пойду на Остров Трех Святых и брошу тебе вызов. Я растопчу тебя своими ногами. Я дам тебе понять, что все эти годы ты побеждал меня лишь из-за того, что мне еще предстояло употреблять Фиолетовый Облачный Персик.

Чангуань Сюй чувствовал сильную обиду по отношению у Шангуань Аоцзяню. Несмотря на то, что по сравнению с другими Чангуань Сюй был великолепен, все эти годы на него давил молодой мастер острова, который имел почти тот же возраст. За прошедшие годы он неоднократно бросал вызов молодому мастеру острова, но каждый раз терпел ужасное поражение. Он не мог выдержать ни единого удара молодого мастера острова даже после того, как стал Святым Правителем.

Оставить комментарий