Глава 1641. Скрытые проблемы

Цзянь Чен несколько раз тщательно проверил свое тело, он не упустил ни единого органа. В конце концов он, наконец, обнаружил в своей душе что-то постороннее. В ней появилось красное пятнышко света.

Кроваво-красный свет был очень тусклым, он уже незаметно слился с его душой и его уже нельзя было убрать. Если бы Цзянь Чен намеренно не просканировал свое тело, то ему было бы очень сложно обнаружить этот свет.

Цзянь Чен не чувствовал угрозы со стороны красного света. Тот незаметно слился с его душой и никак себя не проявлял. Он не доставлял никакого дискомфорта.

— Кажется, именно ты нарушитель спокойствия, — во взгляде Цзянь Чена мелькнул холодный свет и его лицо заметно осунулось. Когда он вспомнил все моменты своей восемнадцатилетней уединенной культивации, он очень быстро осознал, что не полностью очищал злую ауру. Хотя сила облака в конце концов превратилась в Силу Хаоса, злая аура, которую он не полностью очистил, незаметно проникла в его душу.

— Этого пятнышка светло-красного цвета, наполненного злом, не должно было хватить, чтобы мой нейдан хаоса раскололся, хотя этот свет действительно может в определенные моменты влиять на мой разум. Похоже, в моем нейдане хаоса есть и другие недостатки. В конце концов, это произошло потому, что я недостаточно силен. Если бы во время переработки облака мое Тело Хаоса находилось на 9-м или даже на 10-м Слое, то я, вероятно, не столкнулся бы с такими проблемами, — подумал Цзянь Чен. В его взгляде появилась тень решимости и по мановению мысли две пряди сломанного Первобытного Божественного Шелка отделились от его запястья.

— Мне нужно немедленно разобраться со скрытыми проблемами в душе, иначе, если в будущем мое сознание снова окажется затронуто, то последствия будут немыслимыми. Красный свет в моей душе возник из-за силы кризиса, поэтому сила Первобытного Божественного Шелка должна быть эффективной, — подумал Цзянь Чен. По мановению его мысли две пряди сломанного шелка превратились в золотую полосу света и исчезли в его лбу, войдя в его море сознания.

До очищения Первобытного Божественного Шелка Цзянь Чен не мог долго хранить его в своем Пространственном Кольце. Однако после очищения Первобытного Божественного Шелка он не только мог прятать Первобытный Божественный Шелк в своем теле, но даже мог легко направлять его в свое море сознания.

Хотя Первобытный Божественный Шелк почти истощил свою энергию, крошечная ее частичка все еще осталась. Цзянь Чен без промедления использовал последнюю частичку энергии шелка и попытался уничтожить красное пятнышко света, проникшее в его душу.

К счастью, Первобытный Божественный Шелк был полностью под его контролем, кроме того, сила шелка не имела никаких наступательных способностей до тех пор, пока он не сталкивался с мировым кризисом. В результате Цзянь Чен совсем не беспокоился, что сила шелка навредит его душе.

Но очень скоро сердце Цзянь Чена пропустило такт. Он обнаружил, что Первобытный Божественный Шелк не мог устранить пятнышко красного света в его душе. Все выглядело так, будто шелк совсем не мог навредить ему.

— Черт. Это пятнышко красного света происходит от силы кризиса, но в процессе моей культивации оно изменилось. Это изменение позволило ему стать невосприимчивым к Первобытному Божественному Шелку. Первобытный Божественный Шелк больше не представляет для него никакой угрозы, — лицо Цзянь Чена сильно осунулось. Его счастье и радость от прорыва до 9-го Слоя Тела Хаоса полностью исчезли.

Он даже не мог вообразить, что произойдет, если он утратит разум и начнет бойню на Континенте Тянь Юань…

Цзянь Чен не мог не задрожать, он испугался до такой степени, что его спина покрылась холодным потом. Он почувствовал, что по его позвоночнику пробежал озноб и вся его душа испугалась. В это мгновение в его разуме промелькнули знакомые лица Шангуань Му-ер, Шангуань Аоцзяня, Ю Юэ, Хуан Луан, Чангуань Ба, Би Юньтянь, Чан Уцзи, Дугу Фэна, Цинь Сяо и остальных, из-за чего он побледнел еще сильнее.

Кроме жен и сына на Континенте Тянь Юань также проживали его родители и множество друзей, которые через многое прошли вместе с ним…

Цзянь Чен не вышел из кроваво-красного облака. Он пробыл там еще три дня. В течение этих трех дней он выдвинул много идей и опробовал их все, но он так и не смог ничего сделать с пятном красного света в своей душе, потому что оно уже слилось с его душой. Оно стало частью его самого и его было очень трудно удалить. Не имея других идей, Цзянь Чен разбудил парные мечи, которые дремали уже 18 лет.

— Мастер, если мы восстановимся, то без проблем сможем устранить скрытые проблемы в вашей душе, но сейчас мы ничего не можем сделать, — беспомощно сказал Цзы Ин.

— Мастер, нет необходимости так печалиться. Пока вы не будете испытывать слишком сильную стимуляцию и будете обладать ясным разумом, вам не нужно будет так сильно беспокоиться о свете, воздействующем на ваш разум. Кроме того, прежде чем вы найдете способ справиться с этой проблемой, Цзы Ин и я можем по очереди присматривать за вами. Как только разум мастера проявит признаки того, что он оказался под влиянием, мы сможем вовремя пробудить вас, — произнесла Цин Суо. Цзы Ин и Цин Суо еще не еще восстановили свои силы, поэтому могли оказать ему лишь минимальную помощь. В результате после разрушения мирового кризиса духи мечей затихли, казалось, будто они вошли в уединение, чтобы восстановить свои силы.

Цзянь Чен слабо вздохнул:

— Кажется, я смогу найти способ справиться с проблемами в душе только после того, как отправлюсь в Мир Святых. Кроме того, я должен сделать это, если я хочу, чтобы мое Тело Хаоса достигло более высоких уровней. Что касается нейдана хаоса, он является источником моей силы, поэтому он не такой хрупкий, как душа. Восстановить его не должно быть сложным делом. Просто мне потребуется большое количество энергии. Даже если в моем нейдане хаоса есть что-то, что не было очищено, по мере развития моей Силы Хаоса оно все равно будет медленно разрушаться. Это повлияет только на силу, которую я могу высвободить.

Цзянь Чен вышел из кроваво-красного облака, в котором оставался на протяжении 18 лет. Когда он увидел мерцающие звезды, то полностью успокоился, казалось, будто теперь его ничего не беспокоило.

— Старший брат, ты наконец вышел!

Когда Цзянь Чен предстал перед всеми экспертами Царства Истока, Сяо Лин взволнованно вскрикнула. Она бросилась на его грудь.

Цзянь Чен с улыбкой мягко обнял Сяо Лин за плечи. В его взгляде виднелась искренняя любовь. Хотя Сяо Лин прожила более миллиона лет, он по-прежнему относился к ней как к своей младшей сестре.

Когда он еще был слаб, Сяо Лин множество раз помогала ему преодолевать проблемы и спасала жизнь. Теперь же, когда его сила достигла вершины мира, он должен был защищать Сяо Лин.

— Цзянь Чен, ты снова прорвался? И что это была за жестокая аура, которую мы внезапно почувствовали три дня назад? — с беспокойством спросила Морская Богиня. Ближе к концу фразы она стала серьезной.

Шангуань Му-ер, Ян Ли, Гуйхай Идао, Фен Сяотянь, Тие Та, четверо братьев и остальные с интересом смотрели на Цзянь Чена. Цзянь Чен являлся опорой их мира. Он был единственным человеком, который мог соперничать в силе с Королем Духов. Тот факт, что его сила снова возросла, отпечатался в их разумах, потому что чем сильнее был Цзянь Чен, тем больше уверенности они имели, противостоя Миру Отрекшихся Святых. Однако, если по каким-то причинам сила Цзянь Чена снизится и будет не так велика, как сила Короля Духов, они сильно пострадают на предстоящих переговорах. Если два мира снова начнут сражаться, весьма вероятно, что они потерпят поражение.

— Спасибо за вашу заботу. После 18 лет культивации моя сила действительно перешла на новый уровень. С моей текущей силой Король Духов больше не должен быть мне противником, если его истинный уровень культивации еще не достиг Царства Божественности, — спокойным тоном произнес Цзянь Чен. Хотя его нейдан хаоса раскололся, из-за чего он был ограничен 80% своей полной силы, это все равно было больше, чем-то, что он мог проявить на 8-м Слое Тела Хаоса.

Более важным было то, что достижение 9-го Слоя усиливало не только его Силу Хаоса. Его Тело Хаоса также стало могущественнее. Цзянь Чен подсчитал, что сила 9-го Слоя Тела Хаоса превышала позднюю стадию Гармонии с Истоком и достигала Царства Божественности. Тело Хаоса, достигшее Царства Божественности было просто невероятным. Это означало, что никто, находящийся ниже Царства Божественности, не сможет ранить Цзянь Чена, даже если он будет просто стоять.

Хотя боевая сила Короля Духов достигала Царства Божественности и он мог причинить ему вред, его атаки лишь нанесут ему легкие царапины.

Все успокоились, когда услышали слова Цзянь Чена. Они стали расслаблено улыбаться.

Цзянь Чен посмотрел на Шангуань Му-ер и сделал шаг вперед, приблизившись к ней. Глядя на ее красивое лицо, Цзянь Чен неловко произнес:

— Как Аоцзянь провел эти годы?

Шангуань Му-ер посмотрела на Цзянь Чена и ее взгляд дрогнул. Она спокойно ответила:

— С Аоцзянем все хорошо. Но он скучает по тебе. Когда ты увидишься с ним? — с этими словами Шангуань Му-ер обернулась и ушла, она вернулась на Остров Трех Святых.

Морская Богиня, Ян Ли, Фен Сяотянь и Гуйхай Идао остальные смотрели в противоположную сторону от Цзянь Чена и Шангуань Му-ер. Казалось, что они улыбались. Хотя истинная личность Шангуань Аоцзяня никогда не была публично объявлена, они уже догадались обо всем по некоторым подсказкам. Морская Богиня была первой, кто догадался обо всем.

Сяо Лин подошла к Цзянь Чену и с интересом спросила:

— Брат, кто такой Аоцзянь? Это молодой мастер Острова Трех Святых? У него так много Фиолетовых Облачных Персиков. Это ты дал их ему? Ты такой несправедливый, старший брат, — Сяо Лин недовольно надулась.

Оставить комментарий