Глава 1665. Отбытие

Цзянь Чен громко рассмеялся, когда увидел, что сюда ворвался Нубис. Он произнес:

— Нубис, разве ты не живешь спокойной жизнью со своими наложницами? После ухода в Мир Святых твоя жизнь будет наполнена кровопролитиями, к чему такое беспокойство? Ты должен иметь в виду, что если я отправлюсь в Мир Святых, то даже с текущей силой мне будет очень сложно достичь некоторой стабильности.

— С моей точки зрения жизнь наполненная кровопролитиями — лучшее, что может быть, потому что только с такой жизнью можно будет преодолевать пределы. Цзянь Чен, кажется, я очень четко выразился. Если ты хочешь отправиться в Мир Святых, ты не можешь бросить меня здесь. Иначе ты больше не будешь мне братом, — сказал Нубис. Он чувствовал волнение и рвение, явно предвкушая путешествие в Мир Святых.

— Ах, кстати. Я слышал, что лишь эксперты Царства Истока могут пройти через пространственный тоннель, ведущий в Мир Святых. Я до сих пор не достиг Царства Истока, так что придумай что-нибудь для меня. Только не оставляй меня, — продолжил Нубис. Он и Цзянь Чен стали братьями из-за прожитых в прошлом невзгод и их связь явно была необычной. В итоге Нубис, в отличие от других Святых Императоров, говорил с Цзянь Ченом очень небрежно.

— Хорошо. Если ты так настаиваешь, я могу взять тебя с собой, - Цзянь Чену пришлось согласиться с просьбой Нубиса. Хотя в данный момент Нубис был немного слаб для путешествия в Мир Святых, но в таком случае его скорость роста определенно будет намного выше, чем если бы он остался в этом мире.

После этого Цзянь Чен навестил нескольких старых друзей и попрощался с ними. Он полагал, что пройдет не менее десяти тысячелетий или даже нескольких десятков тысячелетий, прежде чем он вернется. Продолжительность жизни Святых Императоров составляла всего 10 000 лет, поэтому его старые друзья, вероятно, уже скончаются, когда он вернется снова.

Хотя энергия истока мира постепенно восстанавливалась и теперь существовал Мир Отрекшихся Святых, бывший просто раем для культивации, достижение Царства Истока по-прежнему было непростым делом.

Затем Цзянь Чен отправился на поиски Хао Ву, жившего в отдаленной горной цепи. Хотя Хао Ву уже стал Святым Императором, он уже стал стариком. Он покинул Заар Цайюнь, уединился в горах и культивировал в одиночестве.

Эмоции Цзянь Чена стали очень противоречивыми, когда он увидел морщинистого седовласого старика, потому что тот был его тестем.

Услышав слова о том, что он собирается покинуть этот мир, Хао Ву замолчал. Лишь через некоторое время он тихо вздохнул:

— Цзянь Чен, я надеюсь, что ты хорошо позаботишься о Му-ер в Мире Святых.

— Хорошо! — Цзянь Чен дал клятву самому себе и Хао Ву.

Цзянь Чен ушел после разговора с Хао Ву. Вскоре он удалился на 1 000 километров от места, где культивировал Хао Ву. В том месте находилась гора, которая уходила прямо в облака и на вершине горы располагалась маленькая деревянная хижина. Перед деревянной хижиной сидела красавица в фиолетовом платье и в оцепенении смотрела вдаль. На ее лице виднелась неистощимая печаль и воспоминания о прошлом.

Это была предок Семьи Заар из Города Бога, Заар Цайюнь. Она покинула клан много лет назад и больше не вмешивалась в дела клана. Она все время оставалась на горе и жила в уединении. Помимо культивации ей больше всего нравилось в трансе глядеть вдаль.

В том направлении, в котором она смотрела, жил Хао Ву. В общем, для Заар Цайюнь, бывшей Святым Императором, 1 000 километров можно было преодолеть за один шаг, но ей казалось, будто это было расстояние до конца земли.

Цзянь Чен парил в воздухе и смотрел на Заар Цайюнь. Его чувства стали противоречивыми, он лишь тихо вздохнул и ушел. Заар Кайюн вообще не почувствовала прибытия Цзянь Чена.

В конце концов, Цзянь Чен посетил Тянь Цзяня. Изначально Тянь Цзянь был Святым Королем на стадии великой завершенности. Затем Цзянь Чен подарил ему Фиолетовый Облачный Персик, что позволило его силе резко возрасти. Теперь он был Святым Императором 8-м Небесного Слоя, что делало его одним из самых влиятельных экспертов ниже Царства Истока.

Цзянь Чен долго разговаривал с Тянь Цзянем. Затем он вытащил белый мех из своего Пространственного Кольца и насильно сунул его в руки Тянь Цзяню. Это был мех Крылатого Бога-Тигра, который содержал Путь Убоя Мо Тяньюня. Эксперты Царства Истока этого мира пытались постичь его много раз, но, в конце концов, они не смогли ничего извлечь из меха. Пройдя через несколько рук, он снова вернулся в руки Цзянь Чена. Цзянь Чен торжественно передал звериный мех Тянь Цзяню.

Мо Тяньюнь оставил Путь Убоя, и Мо Тяньюнь основал Город Наемников. Поскольку Тянь Цзянь был великим старейшиной Города Наемников, он смог унаследовать звериный мех. Сможет ли он постичь Путь Убоя, будет совсем другим вопросом.

Цзянь Чен рассматривал вариант передачи звериного меха Шангуань Аоцзяню, но тот обладал Врожденным Телом Хаоса. У него был свой собственный путь, так что подарить звериный мех Тянь Цзяню было лучшим выбором.

Попрощавшись с Тянь Цзянем, Цзянь Чен посетил высший божественный храм, оставленный Мо Тяньюнем. Он забрал Кай Я, которая лежала без сознания в кристальном гробу, а также Семицветного Зверя Пожирающего Небеса, который находился при ней.

В данный момент Цзянь Чен был беспомощен в отношении Кай Я. В итоге он решил взять ее с собой в Мир Святых. Он надеялся найти там способ разбудить ее.

После этого Цзянь Чен снова отправился в Мир Отрекшихся Святых. Он нашел четырех братьев, которые культивировали там и спросил у них, хотят ли они пойти вместе с ним в Мир Святых.

— Цзянь Чен, мы пока не хотим идти в Мир Святых. Мы собираемся культивировать в Мире Отрекшихся Святых, мы уйдем, когда станем сильнее, - сказал А’Да.

Цзянь Чен кивнул, больше ничего не сказав. Он обернулся и ушел.

Три дня спустя все эксперты Царства Истока из двух миров прибыли на Континент Тянь Юань, именно этот день был днем ухода Цзянь Чена и Короля Духов. Все они пришли проводить их.

Помимо экспертов Царства Истока Континента Тянь Юань пришло много Святых Императоров и людей, которые были знакомы с Цзянь Ченом. Среди пришедших были Тянь Цзянь и несколько старейшин Города Наемников, Тяньму Лин и двое старейшин из Клана Тяньму, которые все время находились при ней, Хуан Тяньба из Семьи Хуан, Цинь Сяо из Клана Тяньцинь, Цинь Цзи из Королевства Цинхуан и их Имперские Протекторы, Цюань Юцай и Кара Ли Вэй из Гильдии Сияющий Святых Мастеров, эксперты из Клана Черепахи, мастер Храма Морской Богини, Се Ван и остальные. В общем, здесь присутствовали все, кто был знаком с Цзянь Ченом.

Сюда явились даже четыре брата, которые культивировали в Мире Отрекшихся Святых.

Чангуань Ху пришел в последний раз увидеть Цзянь Чена, он покинул Павильон Чистого Сердца впервые с тех пор, как ушел из семьи, разорвав свои эмоции и желания. Однако в его взгляде больше не осталось никаких признаков братства. Там остались лишь мир и спокойствие.

Сердце Цзянь Чена забилось сильнее, когда он увидел перемены Чангуань Ху. Он больше не был тем старшим братом, которого Цзянь Чен знал.

— Сян-эр, ты должен вернуться живым. Ты не можешь забыть, что мы будем ждать тебя здесь… — Би Юньтянь и Чангуань Ба со слезами на глазах просили Цзянь Чена, не желая расставаться с ним. Они понимали, что на этот раз его уход будет очень длительным.

— Брат, я буду ждать тебя. Не забывай, что у тебя есть я, твоя сестра. Если ты не вернешься через 10 000 лет, ты, вероятно, больше не сможешь увидеть меня снова, — по щекам Би Лиан катились слезы, она говорила с Цзянь Ченом, подавляя рыдания. С ее талантом достичь уровня Святого Императора не составит труда, но достичь Царства Истока будет почти невозможно.

— Отец, мать, вы должны быть осторожны в Мире Святых. Если вы не вернетесь в ближайшие 10 000 лет, я лично пойду в Мир Святых и найду вас, - Шангуань Аоцзянь произнес решительным тоном. Его слова о том, что он пойдет в высший мир через 10 000 лет, были не просто разговорами. Если бы он не волновался, что не сможет найти своих родителей в Мире Святых, то ему не нужно было бы ждать 10 000 лет, чтобы уйти отсюда.

— Цзянь Чен, ты должен вернуться… - Ю Юэ и Хуан Луан также плакали. Они двое были в ужасном настроении. Уход Цзянь Чена казался для них вечным.

В это мгновение издалека прилетел Божественный Храм Яркой Луны и мягко приземлился на землю. Вскоре после этого его врата распахнулись и из него послышался голос феи Хао Юэ:

— Вы четверо, которые не достигли Царства Истока, вы не сможете выжить в пространстве тоннеля. Идите сюда, - услышав эти слова, Руй Цзинь, Хонг Лиан, Хэй Ю и Нубис вошли в Божественный Храм Яркой Луны.

— Путешествие по пространственному тоннелю не будет плавным и тихим. Если нам не повезет, мы столкнемся с некоторой опасностью. Я советую всем войти в мой Божественный Храм Яркой Луны, кроме Цзянь Чена и Короля Духов, просто на всякий случай, — продолжила фея Хао Юэ.

Сюн Чжун сразу же почувствовал недовольство, когда услышал это. Он произнес:

— Ваш божественный храм совсем не выглядит крепким. Я имею силу эксперта стадии Гармонии с Истоком, думаете, я буду в большей безопасности, если я войду в ваш божественный храм?

— О твоей ничтожной силе эксперта стадии Гармонии с Истоком не идет и речи, даже для Цзянь Чена с его текущей силой самостоятельное путешествие через пространственный тоннель не будет таким безопасным, как путешествие в моем божественном храме. Просто я буду вынуждена заплатить слишком большую цену, если захочу самостоятельно вернуться в Мир Святых, вот почему я вынуждена идти со всеми вами, — холодно сказала фея Хао Юэ. Каждый мог сказать, что сила эксперта стадии Гармонии с Истоком была ничем в ее глазах.

Сюн Чжун больше не посмел ничего говорить. Вместо этого он взглянул на Цзянь Чена. Он определенно решил бы, что фея Хао Юэ рассказывает сказки, если бы она не использовала Цзянь Чена для сравнения. Обычно он со своим статусом не стал бы слушать ее. Однако когда фея Хао Юэ упомянула, что даже для Цзянь Чена путешествие внутри ее божественного храма будет более безопасным, стало видно, что она совершенно не уважала Цзянь Чена. Сюн Чжун хотел увидеть реакцию Цзянь Чена.

Цзянь Чен потер нос и широко улыбнулся:

— Фея Хао Юэ — реинкарнация великого эксперта из Мира Святых. Если она так говорит, значит это правда. Будет лучше, если вы все войдете в божественный храм.

Цзянь Чен до сих пор не понимал фею Хао Юэ. Даже с его нынешней силой фея Хао Юэ по прежнему казалась ему непостижимой.

Оставить комментарий