Глава 1737. Здание Познания Меча

Здание Познания Меча являлось каменной хижиной с двумя этажами. Каменные стены были чрезвычайно гладкими и походили на полированное зеркало. Они были безупречными. Цзянь Чен и Шэнь Цзянь могли с одного взгляда сказать, что стены были пронизаны острым и жестоким намерением меча.

После входа в каменную хижину они помимо воли почувствовали, будто оказались внутри могущественного меча. Намерение меча витало просто повсюду.

— Человек, культивировавший здесь, достиг стадии Духа Меча. Как минимум, Духа Меча, — сердце Цзянь Чена пропустило такт, когда он почувствовал намерение меча, присутствовавшее повсюду. После входа в каменную хижину он почувствовал удушающее давление. Это было давление, которое исходило от Законов Меча.

Цзянь Чен уже достиг стадии великой завершенности Меча Истока, поэтому он мог ощутить давление со стороны Законов Меча лишь в том случае, если законы достигали уровня Духа Меча.

Внезапно зрачки Цзянь Чена сузились. На одной из стен находился след от удара, содержащий очень острую Ци меча. Он помимо воли вздрогнул, когда увидел эту Ци меча. Ему показалось, будто эта Ци меча выстрелила прямо в него.

Стоя перед этой Ци меча, Цзянь Чен ощущал себя крошечной лодкой посреди бушующего океана, которая в любой момент могла быть разрушена.

По сравнению с этой Ци меча он казался слабым, словно муравей. Несмотря на то, что он достиг стадии великой завершенности Меча Истока, он по прежнему казался очень слабым.

Однако, Цзянь Чен стоял устойчиво, словно гора. В это мгновение из его глаз вырвался яркий свет, казалось, будто из его глаз вырвались два луча света, которые столкнулись с окружающим намерением меча.

Он сам был мечником и обладал чрезвычайно большим талантом к постижению Пути Меча. Как он мог быть побежден всего лишь намерением меча?

Даже если Цзянь Чен знал, что он не является противником этому намерению меча, он никогда не будет сидеть сложа руки. Он бесстрашно контратаковал.

Цзянь Чен сопротивлялся изо всех сил, ему показалось, что в его море сознания раздался грохот. Ему показалось, что он прорвался через некие оковы, его душа и разум оказались мгновенно опустошены. Он вошел в удивительное ментальное состояние.

Ему показалось, будто перед ним возникло смутное видение. Внутри хижины спиной к Цзянь Чену стоял человек в зеленых одеждах. Он излучал высшую ауру, а его намерение меча было настолько мощным, что даже Цзянь Чен был шокировал.

Человек медленно поднял меч. Из меча мгновенно начали исходить импульсы Ци меча и человек нанес небрежный удар.

Казалось, что этот удар следовал траекториям путей мира. Он содержал чудеса законов мира. Один единственный удар содержал разрушительную силу.

Когда человек нанес удар, Цзянь Чен почувствовал, будто весь мир исчез. Этот удар полностью заполнил его сознание и душу и стал единственной вещью в мире. Он поглотил его разум. Цзянь Чен мог ясно ощутить течение энергии в ударе.

Цзянь Чен, стоявший посреди каменной хижины, не мог не закрыть глаза. Его разум невольно погрузился в чудеса удара, начав осознавать его. Цзянь Чен стал постигать Путь Меча.

Шэнь Цзянь также закрыл глаза и вошел в состояние, когда он больше не осознавал себя. Он прошел через то же самое, что и Цзянь Чен.

Фея Хао Юэ взглянула на Цзянь Чена и Шэнь Цзяня. После этого она сказала Мо Лину и Андо Фу с помощью техники ментальной связи:

— Вам лучше уйти. Не беспокойте этих двоих.

Андо Фу и Мо Лин также невольно взглянули на след от удара на стене. К сожалению, они ничего не смогли обнаружить. Их глаза не могли ничего различить.

Ци меча явно была оставлена лишь для обучения людей. Она не могла причинить вред людям, поэтому увидеть ее могли лишь те, кто постигал Законы Меча. Мо Лин и Андо Фу не шли по Пути Меча, поэтому этот след от удара был для них бесполезным.

Андо Фу и Мо Лин молча покинули это место. Они планировали обыскать последнюю каменную комнату. Поскольку старейшины из двух кланов не имели ни малейшего представления о том, сколько времени Цзянь Чен и Шэнь Цзянь будут медитировать, они отправились в жилища великих учеников Королевского Бога Дуаньму, чтобы не тратить здесь зря свое драгоценное время. Там также находились отметки с пониманием законов, и они, будучи Полубогами, могли извлечь пользу из них.

— Надеюсь, вы сможете прорваться в понимании Законов Меча. Дальше будет лишь сложнее, а формации будут еще более могущественными. Даже если я найду их слабые места, со своей текущей силой вы не сможете прорваться через них. Только став сильнее, вы сможете дойти туда, где культивировал Дуаньму, — пробормотала фея Хао Юэ, уставившись на Цзянь Чена и Шэнь Цзяня, вошедших в состояние познания Пути Меча.

Сейчас она могла лишь ждать. Формации, ведущие к резиденции Королевского Бога Дуаньму, были еще прочнее. Если эти формации не будут уничтожены, она не сможет войти внутрь. Смогут ли они добраться до глубин жилища, будет полностью зависеть от Цзянь Чена и Шэнь Цзяня.

Внезапно зрачки феи Хао Юэ сузились. Она внезапно повернула голову к входу в жилище. Пространство в том месте слегка колебалось.

Фея Хао Юэ нахмурилась и мрачно сказала:

— Похоже, люди снаружи очень скоро смогут войти. Осталось не так много времени…

В следующее мгновение время в жилище Королевского Бога Дуаньму раздался оглушительный взрыв. Несколько дюжин Верховных Богов объединились в формацию и разрушали формации у входа в жилище.

Каждая из этих формаций была чрезвычайно могущественной. Их было достаточно, чтобы отбросить или даже убить Верховного Бога, поэтому уничтожение нескольких десятков подобных формаций вызывало очень сильное возмущение энергии. Пространство у входа в жилище уже стало нестабильным.

К данному времени число Верховных Богов, которые собрались перед входом, увеличилось до более чем пятидесяти, здесь присутствовали люди уже не из четырех, а из целых семи Божественных Королевств.

Впереди всех стоял мудро выглядящий старик с седыми волосами. Он держал диск с формацией восьми триграмм и смотрел на взрывающиеся формации.

Собравшиеся здесь Верховные Боги вежливо обращались со стариком. Так было потому, что этот старик являлся знаменитым мастером формаций, которого они специально пригласили. Он был не только известным, но и могущественным, он являлся поздним Верховным Богом и был известен как мастер Чаньлун.

И этот мастер Чаньлун выдвинул идею установить несколько мощных формаций у входа в жилище Королевского Бога Дуаньму, после чего взорвать их. Это позволяло проводить могущественные атаки, которые дестабилизировали пространство в том месте, таким образов они хотели проявить вход в жилище.

— Еще немного. Сделаем это снова. На этот раз вход в жилище обязательно проявится, — нетерпеливо сказал мастер Чаньлун, паривший в воздухе.

Под личным руководством мастера Чаньлуна Верховные Боги, которые были немного знакомы с мастерством формаций, снова начали устанавливать многочисленные формации.

Несколько дней спустя мастер Чаньлун, используя усилия нескольких дюжин Верховных Богов, наконец, установил все необходимые формации. На этот раз были установлены сотни формаций, каждая из которых находилась на уровне Верховного Бога.

На расстоянии нескольких тысяч метров молодой человек с веером с удобством лежал в шезлонге. Его глаза были закрыты, казалось, он спал. Над ним нагнулись две красавицы, которые тщательно массировали его плечи и ноги. Они работали очень усердно.

Эти девушки не были слабыми. Они обе являлись Полубогами.

Не говоря уже о Провинции Дун’Ань, даже по меркам всего Божественного Королевства Пинтянь Полубоги являлись могущественными существами, но два таких эксперта на самом деле массажировали молодого человека, который был лишь Богом. Даже Верховные Боги не могли наслаждаться подобным отношением, потому что даже в кланах с Верховными Богами Полубоги обладали экстраординарными статусами. Они никогда не могли являться лишь слугами.

Тем не менее, две девушки вообще не были недовольными. Вместо этого они обе были очень радостными, казалось, будто массаж молодого человека являлся таким делом, которое им очень нравилось.

В этот момент молодой человек, который, казалось, спал, открыл глаза. Он лениво зевнул и сонно огляделся. Он довольно несчастно сказал:

— Почему они до сих пор не вошли в жилище? Дядя Цинь, как долго я культивирую?

— Молодой мастер, вы культивировали пять лет, — ответил крепко сложенный мужчина позади молодого человека.

Оставить комментарий