Глава 2

Опция "Закладки" ()

2 глава: На вершине всегда одиноко

После ужина Лин Жань по-быстрому решил отправиться в старое бомбоубежище, расположенное за учебным моргом.

Бомбоубежище давно было заброшено. Когда-то оно служило импровизированной больницей. А ещё раньше это был временный морг. После того, как был построен новый медицинский блок, оно снова вернулось к своим старым дням одинокого, обветшалого угла. Даже собаки в самую дикую жару не стали бы грызться за это «место под солнцем» из-за невыносимой вони.

Лин Жань, напротив, не обращал никакого внимания на запах.

Студенты-медики часто проверяли свои желудки на крепость, то есть, свои рвотные рефлексы с момента первого публичного вскрытия. Дайте им пару лет, и они начнут зевать, не прикрываясь ладонью на протяжении всего процесса с такими скучающими видами, будто пьют коктейли на светской вечеринке. Ну, если бы ещё у студентов такие деньги имелись.

Конечно, это не было похоже на то, что они стали бы выходить по ночам из дома, чтобы посетить морг из-за скучного вечера.

Лин Жань тихо и спокойно стоял в центре бомбоубежища, размышляя про себя: Трансформер уровня лидера должен быть около двадцати-двадцати пяти футов высотой, может быть, самое большее тридцать. (Пп: около 6-9 метров). Здесь должно быть достаточно места. Если трансформер в конечном итоге превзойдёт даже это, что мне делать?

Пока Лин Жань размышлял, он поднял палец и коснулся Подарочного Пакета Новичка в правом верхнем углу глаза.

[Награда: техника наложения аппозиционных швов (уровень мастера)] (Пп: аппозиционный шов – поверхностный шов, используемый для соединения кожных краёв раны. Короче, шов с захватом только кожи)

Спокойный, профессиональный голос эхом отозвался в голове Лин Жаня.

С этого момента всякий раз, когда Лин Жань думал о технике наложения таких швов, в его голове всплывали все тонкости этого навыка: расстояние между двумя иглами, приложенная сила, выбор нити, разнообразие узлов…

– Хм, не слишком ли скупа система, если всё, что она даёт, – это просто умение накладывать швы? Техника наложения аппозиционных швов, и только! – Лин Жань что-то тихо пробормотал себе под нос.

– Техника аппозиционного сшивания включает в себя простой прерывистый шов, простой непрерывный шов, подкожный шов, шов Гамби (сквозной краевой шов. Довольно часто используют в хирургии прямой кишки), перекрёстный матрацный шов (Пп: хирургический шов, который проходит назад и вперёд через оба края раны, так что игла повторно вводится каждый раз на стороне выхода и проходит в сторону введения) и блокирующий шов (Пп: если быть точным, то он проксимальный блокирующий шов. Его задача – временно ком-пенсировать тягу мышцы и разгрузить место повреждения сухожи¬лия на период его сращения), в общей сложности до шести типов, – объяснила система голосом, который звучал подозрительно предварительно записанным и отрепетированным.

– Ты можешь дать мне хоть чёртову дюжину способов наложения швов, – проворчал Лин Жань. – Но это всё равно наложение швов. Я мог бы изучить разгружающий шов (Пп: ослабляющий напряжение тканей в области основного шва) и инвертирующий шов (Пп: кишечный шов Альберта) из другого места, так почему бы просто не дать мне трансформер?

На этот раз реакция системы немного замедлилась, прежде чем она наконец ответила.

– Нет.

– Почему?

– Медицинская система передаёт только медицинские знания, а не трансформеры.

Лин Жань поджал губы и подумал: Не похоже, что системой управляет какое-то разумное существо.

Разумное существо спросило бы: «Какого чёрта тебе нужен трансформер?»

– О каком именно уровне мастера ты говоришь? – Лин нажал дальше.

Голос системы продолжал с той же искусственной вежливостью: – Техники классифицируются от самых низких до самых высоких, начиная от новичка, специалиста, мастер и идеал. Мастер занимает среди них третье место в этом списке.

– Оооо… Ваш подарочный пакет новичка ограничивается только этой дерьмовой техникой сшивания?

– Да.

– Только техника наложения швов?

– Да.

– Никаких трансформеров?

– Да.

Лин Жань нахмурился. Если бы эта система не убедила его в том, что она глупа, она, скорее всего, провалила бы тест Тьюринга (Пп: тест, чтобы определить, является ли объект человеком или роботом).

Несколько вопросов, которые он задал, были классическими в тесте Тьюринга. Столкнувшись с теми же вопросами, обычные люди, скорее всего, сказали бы: «Я уже ответил на этот вопрос» или что-то в этом роде, при условии, что они не начнут ругаться первыми. Только скрипт может повторять эти рутинные «да» без конца и края.

Но что, если эта штука просто притворяется? Лин Жань покачал головой. С теми ограниченными ресурсами, что были в его руках, он действительно не мог доказать это в любом случае. Даже если он выполнит полный тест Тьюринга, те же самые сомнения все равно возникнут.

– Хорошо… Но что за напрасная трата такого хорошего бомбоубежища… – Лин Жань поднял голову и посмотрел на небо, разочарованный тем, что бомбоубежище нельзя использовать получше.

Когда он вернулся в общежитие, его соседи вернулись с ужина, но каждый из них высоко держал в руке телефон, чтобы сделать селфи или сфотографировать друг друга.

Чэнь Ваньхао был первым, кто увидел Лин Жаня. Он сказал ему несколько слов и поднял телефон.

– Лин Жань, поторопись и собери свою белую мантию. Они откопали её из какой-то грязной кладовки, и она сморщилась сильнее, чем старая капуста. Ты можешь принести ее в триста шестую, чтобы разгладить её.

– Господи… неужели это так необходимо? – Лин Жань посмотрел на студентов-медиков, всё ещё сидящих в белых халатах. Он удручённо вздохнул.

– Завтра мы едем на стажировку – в настоящую больницу. Мы должны произвести хорошее впечатление на других. Белые школьные халаты мятые как их жопы. Если я свой не поглажу, как мне его тогда перед белыми людьми-то носить? – когда Чэнь Ваньхао заговорил, он наклонил голову под углом сорок пять градусов к потолку, затем его камера издала слышимый щелчок.

– Где я возьму стетоскоп? – Лин Жань указал на красный стетоскоп, висевший на шее Чэня Ваньхао.

Парень в ответ рассмеялся и сказал: – Я купил его. Это из 3M, наделяет тебя супергеройским слухом. Хочешь попробовать?

– Стетоскопы в больнице не соответствуют вашим стандартам?

– Интернам выдают только белые халаты, никаких стетоскопов.

– Интересно, почему? – Лин Жань сочувственно посмотрел на Чэня. – Стетоскопы, должно быть, очень дорогие.

Чэнь Ваньхао заморгал от удивления на мгновение, а потом грустно снял его: – Я пожертвовал ради этого пятифутовыми спа-процедурами, а ты говоришь, что я не могу пользоваться этими статоскопами? Этот красный прожёг уже дыру в моём кармане.

– Я же тебе говорил. Стетоскопы бесполезны, интернам нужны только перчатки, – Ван Чжуан Юн протянул руки, уже обтянутые белыми перчатками, и потряс ими в непрестанно экспрессивной манере.

Лин Жань больше не смотрел на него. Он опустил голову и достал из ящика банан.

Ван Чжуан Юн дважды щёлкнул языком: – Ух ты, какой огромный размер!

Лин Жань молча использовал хирургический нож, чтобы разрезать банановую кожуру. Ван Чжуан Юн не мог отвести взгляда, говоря: – Лин Жань, у тебя, должно быть, хорошее наложение швов после всей твоей практики, так что тебе не нужно готовиться в последнюю минуту.

– Сегодня я чувствую себя как на лезвие ножа, – солгал Лин Жань. Он включил настольную лампу и взял из ящика нить длиной в семьдесят сантиметров компании Джонсон Этикон.

Эта нить #00 была особенно абразивной. Она легко бралась в руки, волочась за иглой, и выглядела относительно толстой. Многие зарубежные медицинские школы рекомендовали использовать такую нить на практике. Единственная проблема была в том, что она была сравнительно дороже, чем нити местного производства. Это было не то, что многие студенты могли позволить себе на практике в течение длительного периода времени.

К счастью, семья Лин Жань владела клиникой. У них были кое-какие сбережения, и они понимали расходы студента-медика. Они были счастливы обеспечить его.

Лин Жань держал щипцы в левой руке, а правой управлял иглодержателем. В тот момент, когда головка иглы упала на банановую кожуру, бесчисленные кусочки информации выскочили на передний план его разума. Всё произошло в одно мгновение. Ни секунды не колеблясь, он ловко щёлкнул запястьем, и игла прошла сквозь кожуру, словно жидкость.

– Воткни иглу, вытащи её, завяжи узел…

Лин Жань получил неплохой уровень мастерства благодаря собственной практике. Во многом именно по этой причине он не счёл «технику наложения аппозиционных швов на уровне мастера» особенно полезной.

Оглядываясь назад, Лин Жань, возможно, переоценивал себя. Его новое озарение только показало ему, насколько он мокрый за ушами. То, что когда-то привлекало его внимание в прошлом, теперь пришло к нему подсознательно.

На протяжении всего процесса банановая кожура оставалась совершенно неподвижной. Его повторяющиеся движения, когда он втыкал иглу и вытаскивал её, не сдвинули кожуру ни на йоту.

Расстояние между двумя иглами оставалось прежним. Можно было использовать самую точную линейку и всё равно не найти никаких ошибок. Узел был выполнен с механической точностью, даже очень похожей на шитьё на машинке.

Точность, аккуратность, зрелое суждение, выбранный угол и глубина, сбалансированные и устойчивые движения… Это было что-то простое, как наложение швов, но выполненное на уровне мастерства, который превосходил самые дикие фантазии.

– Ебать меня медведями, ты так быстро зашил эту штуку! – Ван Чжуан Юн внезапно появился из-за спины Лин Жаня, схватив большой сшитый банан одной рукой. Затем, рассматривая его словно произведение искусства, он поднёс его к носу и внимательно рассмотрел.

Лин Жань вдруг почувствовал себя одиноким мастером. После всего, что я сделал, всё, что ты можешь сказать – это «быстро»?

Оставить комментарий