Глава 3

Опция "Закладки" ()

3 глава: Предложение о зачислении в интернатуру (1 часть)

Больница Юн Хуа.

Внизу, в амбулаторном учреждении, где наружная стена была сделана полностью из стекла, выстроилась группа интернов с высоко поднятыми головами, которые смотрели прямо перед собой. Несколько инструкторов в белых халатах с вышитыми на них словами «Университет Юн Хуа», «Медицинский Университет Юн Хуа» или «Колледж традиционной китайской медицины Юн Хуа» тихими голосами разговаривали с администрацией больницы.

Для студентов-медиков стажировка была знаком, сигнализирующим об их начале пути к становлению врачом.

В нём таилось какое-то волнение, когда, наконец, можно было увидеть плоды их многолетнего труда.

– Только не говорите мне, что… Я уже был здесь, в больнице Юн Хуа. И, всё же, чувство, которое я испытываю сейчас, совершенно отличается от того, что было в прошлом, – Ван Чжуан Юн пригладил волосы своими белыми перчатками два раза. Он повернулся к логотипу больницы с видом человека, кто с нетерпением ждал будущего.

– В последний раз, когда ты приходил сюда, тебе делали обрезание. Конечно, это другое чувство, – Чэнь Ваньхао был в хорошо отглаженном белом халате. На шее у него висел большой красный стетоскоп, две ручки были аккуратно приколоты к нагрудному карману. Он, казалось, играл роль лицензированного врача, его слова также были резкими и прямыми. (Пп: до доктора Кокса ещё далековато)

Ван Чжуан Юн привык к тому, что его частенько лишали дара речи. Он не чувствовал никакого раздражения и спокойно сказал: – Большие птицы должны работать в большой больнице.

Когда он произнёс эти слова, Ван Чжуан Юн искоса посмотрел на Чэня Ваньхао, с презрением и видом в роде: «Чувак, что за херню ты только что спорол?»

Чэнь Ваньхао немедленно взъерошил волосы и встрепенулся, как бешеный воробей, нахохлившись и всколыхнув перья. Взбешённый, он воскликнул: – Какого чёрта это значит?!

– Старина Чэнь, не заводись, – рядом с ним его одноклассник убедил его успокоиться и сказал: – Мы все вместе всё это время купались в общественной бане, кто там чего не видел, какой у кого хер, верно?

Чэнь Ваньхао больше не мог сдерживать гнев. Затем он сказал: – Не пытайся меня осадить…

– Всем молчать! – наставник, который возглавлял команду, держал рупор и сказал: – Сначала мы проведем небольшую встречу в группе и поговорим о некоторых вопросах, которые требуют внимания во время вашей стажировки. Затем мы проведем экскурсию по больнице. Разделитесь на группы и посещайте отделения по очереди. Все, сосредоточьтесь и хорошенько поработайте. Каждый аспект следующего повлияет на вашу оценку интернатуры.

Несколько одноклассников с тревогой посмотрели на Чэня Ваньхао. Прямо у них на глазах тот Чэнь Ваньхао, который только что впал в ярость, превратился в плюшевого кролика, которого накачали успокоительным.

Когда рутинная вступительная речь и визит подошли к концу, интернов отправили в имитационное тренировочное пространство – все пошли уже расслабленно, о чём-то громко переговариваясь, создавая тем самым оживлённый студенческий гул.

К тому времени преподаватели всех школ уже разошлись по домам. Ответственное лицо было заменено директором медицинского образования которого звали Лэй Бэйша.

Лэй Бэйша видел, как группы интернов приходили и уходили каждый год в лучшую больницу Юн Хуа.

Когда он увидел новые лица, молодые и такие взволнованные, Лэй Бэйша сразу же поставил детей на место.

Его голос был глубоким, когда он сказал: – Большинство из вас в конечном итоге отправятся в небольшие больницы в ближайшие дни! Вы будете бездельничать в маленьких больницах, делать инъекции, выписывать лекарства, ставить людям капельницы, делать аппендэктомию, и тогда вы продержитесь ещё год.

– В больницах третичного уровня класса А в нашей стране не хватает рабочих рук? Конечно, это так. Как насчёт первоклассных больниц общего профиля в таких местах, как Юн Хуа? Нам крайне нужны новые и перспективные люди! Даже в наших мечтах мы хотим нанимать других, но… – Лэй Бэйша повысил голос и продолжил оглушительным голосом: – Нам нужны люди, которые могут работать с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем! Нам нужны опытные зрелые врачи!

Лэй Бэйша продолжал свою речь и добавил: – Конечно, мы также будем обучать наших собственных врачей. Много известных врачей выпустились из Юн Хуа, да. Но! Только одарённые, прилежные и имеющие мировоззрение врача достойны быть обученными нами. По правде говоря, это не то, что происходит только в Юн Хуа, местных и крупных больницах, о которых вы все мечтаете сделать то же самое.

– Итак, вы все из тех врачей, у которых есть дар, усердие и нужное отношение? – Лэй Бэйша стоял на подиуме в тренажерном зале и смотрел на людей словно с пьедестала славы. Затем он медленно произнёс: – В следующем году всё будет зависеть только от вашей работы.

Студенты-медики, которых вначале переполнял энтузиазм, сразу же впали в уныние. Честно говоря, все знали о том, что только что сказал директор, но, когда кто-то сказал это вслух таким простым и понятным образом, вместо напыщенных речей о том, как всё будет хорошо, молодёжь не смогла с этим справиться.

Но Лин Жань стоял твёрдо. Его семья управляла клиникой. Естественно, он знал, как работают маленькие клиники и больницы.

Независимо от того, были ли они общими или частными, небольшие клиники и больницы в стране могли лечить только незначительные болезни и облегчать простую боль. Жалованья, которое получал врач, было достаточно, чтобы прокормить только одну семью. Всё-таки это было неизбежно для врача – чувствовать то, как он чахнет на глазах.

Это было бы особенно актуально для студентов-медиков, которые на протяжении многих лет усердно боролись в учёбе. Они не захотели бы стать врачами, которые только измеряли бы кровяное давление и лечили обычный грипп.

Лин Жань тоже не хотел быть таким, но он никогда не возлагал надежд на такие глупости, как желание, чтобы все его желания волшебным образом осуществлялись.

Оставить комментарий