Глава 4.2

Опция "Закладки" ()

4 Реплантация Хвоста (2 часть)

Во время наложения швов врачи также должны быть осторожны, чтобы не допустить появления полостей тела[1] и мёртвых пространств[2]. Честно говоря, эти особенности и небольшие проблемы являются вещами, которые определяют навыки хирурга.

Например, врач главного отделения хирургии должен пройти двух-трёхлетнюю подготовку по пересадке хвоста, прежде чем он или она сможет восстановить хвост. Но состояние самой белой крысы и навыки хирурга, которые играли ещё более решающую роль, определяли, сможет ли хвост функционировать так же нормально, как и раньше, и будут ли какие-либо боли или даже осложнения после операции.

Проще говоря, наложение швов было нелёгким делом, а идеально завершить шов было ещё сложнее.

Кан Цзюлян начал чувствовать скуку, просто разговаривая с самим собой. Он напрямую спросил Лин Жаня: – Ты узнаёшь технику наложения швов, которую я использую?

– Это простой прерывистый стежок, – Лин Жань вообще мало говорил.

– Ты с ним знаком? – Кан Цзюлян задал ещё один вопрос, но сразу же сам ответил на него. Он сказал за Лин Жаня: – Вы все должны быть знакомы с ним. Это самая распространенная и самая простая техника наложения швов. Она также известна как техника наложения швов и завязывания узлов, не так ли? Один узел сразу после одного стежка. Раньше, когда я тренировался в своей школе, это умение практиковалось больше всего. Как насчёт тебя?

Лин Жань оставался лаконичным, и ответил: – Так же, – он наблюдал за операцией Кан Цзюляна. Его разум был переполнен информацией, он вообще не хотел вести беседу.

– Ладно, попробуй, – внезапно, Кан Цзюлян показался немного угрюмым. – Я очень занятой человек, почему бы тебе не научиться со мной общаться хоть немного, после всего того, что я прошёл, чтобы оказаться на этом месте, и проводить демонстрацию всем вам?

Сначала он хотел выполнить ещё несколько анастомозов, чтобы Лин Жань мог ознакомиться с ними. Сделав всего один циркуляторный анастомоз (Пп: или кровеносный анастомоз. Это – связь между двумя кровеносными сосудами), он сразу же решил позволить Лин Жаню взять верх.

Лин Жань был ошеломлён, но не придал этому значения. Он просто сказал «хорошо» и взял иглодержатель.

Всё это время Кан Цзюлян не сводил глаз с окуляра микроскопа. В этот момент он невольно поднял голову и бросил быстрый взгляд на Лин Жаня.

Поговаривали, что навыки эксперта будут определены после того, как он возложит руки на своё ремесло, а основное умение, необходимое в микрохирургии для экспертов, состоит в том, чтобы их руки не дрожали, когда они поднимают иглодержатель.

Чтобы наложить восемь швов на артерию диаметром всего 0,5 миллиметра, хирургический шов, который они использовали в данный момент, составлял лишь одну пятую толщины волоса. Если бы обычный человек взял в руки иглодержатель, то передний конец иглы постоянно бы дрожал.

Под микроскопом, по величине толчков, могло показаться, что игла танцует вокруг.

На самом деле, врачи, которые никогда не были должным образом подготовлены к выполнению микрохирургии, дрожали так сильно, что у всех зевак кружилась голова, когда они наблюдали, как эти врачи поднимают иглодержатель под микроскопом.

Этим врачам, безусловно, нужно практиковать владение иглодержателем в течение длительного периода времени. Некоторые врачи даже держали их в руках, пока не выбивались из сил.

Что касается студентов-медиков…

Кан Цзюлян не мог не спросить: – Вы всё ещё практикуете микрохирургию в медицинском институте Юн Хуа?

– У моей семьи небольшая клиника, – Лин Жань сказал, используя ложь, которую он придумал. Кончик иглы под микроскопом попал прямо в маленькую артерию в хвосте белой крысы.

Кан Цзюлян быстро сфокусировал своё внимание, но увидел только, что артерия хвоста белой крысы не сдвинулась ни на йоту даже под микроскопом. Кан Цзюлян не мог поверить в это, его брови автоматически изогнулись в дугу.

Артерии под микроскопом совсем не дрожали. Это означало, что ни одна из них не была потянута, даже немного. Это не было основным требованием в микрохирургии. Это был, по сути, действительно выдающийся навык.

Чтобы обучить этому конкретному навыку, некоторые врачи клали пузырьки в таз с водой и накладывали на них швы, завязывая узлы поверх пузырьков. Цель состояла в том, чтобы пузырьки не сдвигались ни на йоту.

Это было похоже на сшивание сломанного пальца. Если бы этот процесс можно было сделать с таким стандартом наложения швов, то сшитый палец имел бы гораздо более сильные способности к восстановлению и даже лучшую подвижность в будущем, нежели в прошлом.

В этот момент рассеянности один шов на анастомозе был уже сделан. Кан Цзюлян даже не заметил точного времени. Единственное, что он мог сказать, это то, что оно было по крайней мере, быстрее, чем у него.

Посмотрев на него, Кан Цзюлян быстро взглянул на точку анастомоза под микроскопом. Он мог только видеть, что узлы, которые были открыты снаружи, были довольно последовательными. Это было приятно глазу, судя по всему, не было ни одной ошибки, как у бабьего узла[3].

Это был практически учебный пример сосудистого шва и завязывания сосудистых узлов. Нет, ошибки не было вообще, чтобы быть выбранным.

– Маленькая клиника?

Кан Цзюлян поднял голову и посмотрел на Лин Жаня. Потом он подумал: Сколько пальцев нужно было отрубить, чтобы создать такой высокий уровень швов?

Примечание переводчика:

[1] полость тела: любое заполненное жидкостью пространство в многоклеточном организме, кроме сосудов (таких как кровеносные и лимфатические сосуды).

[2] мёртвое пространство: полость, потенциальная или реальная, остающаяся после закрытия раны, которая не стирается оперативной техникой (источник: медицинский словарь Стедмана)

[3] бабий узел: неправильно связанный простой узел. Часто применяемый для связывания верёвок, платков, ремней. Является широко распространённым, но весьма ненадёжным узлом. Для ответственных случаев неприменим, для страховки людей – смертельно опасен. Применять его для связывания ценных предметов нельзя – узел очень плох, так как под нагрузкой ползёт, а без нагрузки склонен к саморазвязыванию. Полагают, что своё название этот узел получил в связи с тем, что испокон веков женщины завязывали им концы головных платков.

Оставить комментарий