Глава 58

Опция "Закладки" ()

58 глава: Ханк в отделении.

С тех пор как Лу Вэньбинь заступил в должность врача, он считался одним из лучших специалистов в отделении неотложной помощи.

Он был в хорошей форме, и мог быть ростом до пяти футов девяти дюймов, если бы носил обувь на каблуке. Несмотря на то, что он не похудел достаточно, чтобы было видно накаченный пресс после многих лет тренировок, толщина его грудных мышц была достаточной, чтобы не дать кровоостанавливающим щипцам подобраться к его аорте. А ягодичные мышцы были настолько твердые, что могли сломать иглу для инъекции.

У Лу Вэньбиня была грубой кожа, с большим количеством волос на ней. Кроме асимметричного лица, недостаточно высокой переносицы, маленьких глаз и немного более высокой линии роста волос, у него были еще несколько других недостатков: слегка согнутые ноги, немного вонючие ступни, торчащие уши, короткая шея, толстые губы, безропотная личность, низкая зарплата, отсутствие машины, дома и денег на банковском счете.

Несмотря на это, в соответствии со стандартами отделения по чрезвычайным ситуациям, любой человек в возрасте до тридцати пяти лет без каких–либо признаков инвалидности и обладающий определенной степенью мастерства считался ханком отделения. Поэтому все в отделении часто просил его о помощи. Всякий раз, когда лечащие врачи отдыхали, они всегда болтали с Лу Вэньбинем.

Лу Вэньбинь также был полон энтузиазма, он мог использовать ретрактор в операционной как минимум два или три часа.

Во время операции требовалось разрезать кожу по прямой линии с помощью скальпеля. Чтобы расширить поле зрения хирурга на разрезе пациента, нужно было дополнительно растянуть мышцы с помощью специального плоского крючка в одну или обе стороны.

При работе с ретрактором очень уставали мышцы так как находились в постоянном напряжении. Эта работа считалась очень утомительной. Следовательно, мышцы пациента будут сокращаться назад к середине разреза, когда на них будет использоваться ретрактор. Поэтому у врачей–ординаторов и интернов, которые использовали ретракторы, были сильные руки после долгих пребывания в операционной.

Результаты усилий Лу Вэньбиня по поддержанию физической формы были признаны не только в операционной. Когда он появлялся в приемном покое или в процедурном кабинете, врачи и медсестры часто просили его о помощи.

Блуждание, как перекати–поле, между различными отделениями было первоначальной судьбой Лу Вэньбиня как молодого специалиста отдела. Больше всего его радовало сейчас то, что мучительная стандартная стажировка наконец закончилась. Ему больше не нужно было ходить между разными отделениями. Наконец, он мог бы укорениться, где–нибудь, как нормальный специалист отдела, и расти под опекой главного ординатора, лечащих врачей, помощников главных врачей, и самих главных врачей.

Лу Вэньбинь глубоко вздохнул, различая запах Повидона-йода и несколько других различных запахов. Когда солнечный луч осветил его лицо, каждый тонкий волосок на его лице стал отчетливо виден.

– Лу Вэньбинь, – директор отделения Хо поманил его к себе.

Лу Вэньбинь был похож на веселого оленя, бегущего навстречу Санте.

– Директор отделения.

– С сегодняшнего дня вы будете учиться технике М–Тана у Лин Жаня. Все, что вы узнаете, очень важно, – Хо Цунцзюнь развернулся и ушел после того, как закончил говорить. Он не дал Лу Вэньбиню ни секунды, чтобы среагировать.

Когда Лу Вэньбинь пришел в себя, его непосредственный начальник, заместитель директора отделения Ду уже встретился с ним лицом к лицу. Улыбаясь, он сказал: – Юный Лу, поздравляю. Техника М-Тан – это огромный проект в нашем отделении неотложной помощи. Даже в пределах всей провинции, это также проект высокого уровня. Это отличная перспектива в будущем. Для вас, будучи выбранным директором отделения в это время, будет шагом вперед, а также удачей. Вы должны сохранять хорошее отношение, упорно трудиться и постигать истинную суть техники.

В глазах Лу Вэньбиня появилось замешательство. До сих пор не полностью уверенный, он спросил: – Директор отделения, я буду помогать стажеру?

– Главный хирург – директор отделения Хо, Лин Жань – только первый помощник хирурга. Вы – второй помощник хирурга, – поправил Лу Вэньбиня заместитель директора отделения Ду.

– Но… Но, это просто слишком странно.

– А что в этом такого странного? Общество сегодня уже не судит героя по его академическому аттестату. Или что? Вы думаете, что вы должны быть первым помощником хирурга, а Лин Жань должен быть вторым только потому, что вы уже врач–ординатор, а он всего лишь интерн? – директор отделения Ду очень хотел добавить, что маршал Тянь Пэн [1] смог быть только вторым учеником своего мастера. Однако, чтобы не слишком волновать Лу Вэньбиня, заместитель директора отделения Ду решительно воспротивился этому порыву. Он решил сохранить эту тайну до вечера, когда начнется карточная игра.

Лу Вэньбинь казался ошеломленным, когда он сказал: – Мне все равно, буду ли я первым или вторым помощником хирурга, но…

– Тогда все должно быть хорошо, – заместитель директора отделения Ду похлопал Лу Вэньбиня по плечу и сказал: –Не нужно чувствовать себя обремененным, вы еще молоды и находитесь на стадии освоения новых навыков. Вы должны думать так: «Если я хочу овладеть техникой М–Тана, нужно ли мне беспокоиться о повышении до лечащего врача? Это хорошая возможность, которую другие врачи не смогут получить, даже если захотят.

Лу Вэньбинь тихо прошептал: – Тогда отдай её другим врачам.

Заместитель директора отделения Ду дважды кашлянул и сказал: – Ваша кандидатура нравится директору отделения Хо, и у меня нет права выбора в этом вопросе. Давайте просто оставим все как есть.

Закончив говорить, он повернулся и ушел по своим делам.

Лу Вэньбиню не к кому было обратиться за помощью и некому было выслушать его жалобы…

Куда бы он ни пошел, местные врачи избегали его.

Что же касается лечащих врачей, то Лу Вэньбинь не смел их беспокоить.

– Лу Вэньбинь, мы искали тебя, – сестра Ван Цзя ворвалась в комнату и схватила Лу Вэньбиня, – Вас не было ни в офисе, ни в операционной. Куда вы ушли?

– Я … я тоже не знаю, – Лу Вэньбинь произнес эти слова слабо и быстро спросил: – Вы не знаете, где директор отделения Хо?

– Директор Хо Цунцзюнь пошел, чтобы связаться с Центром управления потока пациентов.

– Центр Управления Потоком Пациентов?

– Да. Произошел случай, когда пациент разорвал сухожилия на большом пальце в округе Лань Тай. Первоначально планировалось провести ампутацию. Однако директор отделения услышал об этом и связался с пациентом. Хо Цунцзюнь хотел, чтобы он приехал в наше отделение неотложной помощи, и сделать операцию техники М-Тана. Теперь он пытается убедить пациента, – ответила Ван Цзя на вопрос, заданный Лу Вэньбинем, и продолжила: – Доктор Лин сейчас в старой кладовой. Он сказал мне, чтобы я попросила тебя прийти туда и попрактиковаться. Увидимся.

– Стой… Подожди секунду, ты слишком быстро говоришь. В чем директор отделения Хо пытается убедить пациента? – Лу Вэньбинь был немного смущен.

Ван Цзя надулась и в мыслях назвала его недалеким. Тем не менее, она продолжала говорить: – Пациент планировал операцию по ампутации в основном из-за финансовых соображений. Стоимость операции по ампутации в местной больнице третичного класса B составляет около 3000 юаней. Если техника M-Тана будет выполнена для сшивания сухожилий, то оплата составит около 6000. Хо Цунцзюнь предложил сократить расходы наполовину в надежде, что пациент примет приглашение и согласится на операцию по методике М-Тана.

– Пациент согласился на ампутацию, чтобы сэкономить деньги? Лу Вэньбинь, молодой врач, который только что закончил стандартное обучение, был очень шокирован. Он подумал про себя, а затем сказал:

– Поскольку директор отделения Хо предложил снизить плату, пациент должен приехать, не так ли? Зачем ему было его уговаривать?

– Медицинские расходы – это не то же самое, что операция, – Ван Цзя была медсестрой в течение нескольких лет. Она видела больше пациентов, чем Лу Вэньбинь, поэтому она просто сказала: – Пациенты должны арендовать автомобиль за 1000 юаней, чтобы добраться из округа Лань Тай в Юн Хуа. Не говоря уже о том, что стоимость лечения будет выше по сравнению с его местными расходами на лечение. Кроме того, после операции по ампутации пациент может быть выписан из больницы очень скоро и вернуться к работе. Но восстановительный период для сухожилий сгибателя будет более длительным. У пациента нет ни медицинской страховки, ни постоянной работы. Теперь его расходы возрастут, а доходы уменьшатся. Поэтому директор отделения Хо поехал его уговаривать.

У Лу Вэньбиня было много вопросов, но он не смог задать их вслух.

– Поторопись, доктор Лин ждет, – настаивала Ван Цзя.

Лу Вэньбиню ничего не оставалось, как последовать за ней в старую кладовую. Она располагалась на том месте, где раньше стационарное отделение складировало свои товары и материалы. В настоящее время он использовался для хранения некоторых сырых бензол и старых товаров, которые не часто перемещались. Лу Вэньбинь работал в отделении неотложной помощи уже несколько лет, но он только дважды заходил на склад за продуктами.

Когда они добрались до места и толкнули дверь, первое, что он увидел, был ряд свиных ножек.

Белые сырые свиные ножки висели под абажуром. Лин Жань стоял прямо посреди комнаты. Наряду со старой, мрачной атмосферой в кладовой, сцена выглядела как странный ритуал в движении.

– Доктор Лин, мы пришли, – крикнула Ван Цзя, чтобы развеять странную мысль, возникшую в ее голове.

Лицо Лу Вэньбиня слегка побледнело, прежде чем он спросил: – А свиные ножки тоже из кладовой?

– Я их купил. Лин Жань поднял голову и посмотрел на Лу Вэньбиня, говоря: – Доктор Лу, я собираюсь использовать сухожилие сгибателя в задней лапе свиньи в качестве экспериментального материала. Мы должны попробовать это в команде?

На самом деле, Лин Жань больше хотел, чтобы Лу Вэньбинь попробовал сам. В противном случае, если он возьмет себе помощника, который ничего не понимает в технике М-Тана, это ни к чему хорошему не приведет.

Лу Вэньбинь не мог не чувствовать себя немного неуверенно.

– Я разрезал глубокое сухожилие в плюснефаланговом суставе [2] горизонтальным способом, – Лин Жань держал скальпель, указывая на свиную ногу перед собой, – Это в равносильно травме для восстановления сухожилия сгибателя, обнаруженной в зоне II пястно–фалангового сустава [3]. Теперь я продемонстрирую, выполнив один набор швов для вас.

Лин Жань не спрашивал мнения Лу Вэньбиня. Он просто начал объяснять и показывать предварительную подготовку. Вскоре после этого Лин Жань отложил скальпель и взял иглодержатель.

– Что мы будем делать, если директор отделения Хо не сумеет уговорить пациента? – неожиданно спросил Лу Вэньбинь.

В движениях Лин Жань не было ни малейшего признака нерешительности. Он только сказал: – С тех пор как мы начали искать пациентов, нет никакой точности, что мы сможем их найти. Мы просто будем спокойно ждать, и все будет хорошо.

Пока он говорил, игла, которую он держал в руке, уже проткнула сухожилие сгибателя задней ноги свиньи.

Один стежок за другим…

Лин Жань просто продолжал шить, не говоря ни слова. Тем не менее, направление операции было немного скорректировано в соответствии с темпом, в котором было удобно участвовать Лу Вэньбиню. Он тихо сглотнул.

Примечание переводчика:

1. Маршал Тянь Пэн: упоминается как командующий небесными военно-морскими силами в китайской истории под названием «Путешествие на Запад».

2. Плюснефаланговый сустав: суставы между плюсневыми костями стопы и проксимальными костями пальцев ног. (Источник: Википедия)

3. Пястно–фаланговый сустав: самые крупные суставы кисти, расположенные между пястными костями и проксимальными фалангами пальцев.

59 практика

Ремонт сухожилий был кропотливой работой. Можно было долго возиться с сухожилиями сгибателей на задних лапах свиньи.

Лин Жань тоже не торопился. Он просто шел по своим следам в операции в неторопливом темпе. Это была возможность для него попрактиковаться, а также возможность объяснить технику м–Танга двум другим.

Техника мастер–уровня М–Танг была действительно великолепна. Но это был еще далеко не идеальный уровень. Главное отличие заключалось в успешности операции и восстановлении работоспособности руки после операции.

Конечно, типичная травма сухожилия сгибателя не так уж сильно отличалась от тех, кто владел мастер–уровнем или совершенной техникой м–Танга. Вероятность неудачи для обоих была чрезвычайно низкой, если просто выполнить операцию с использованием фиксированной процедуры. Кроме того, даже если не следовать процедуре, сама операция все равно будет успешной. Дело было просто в том, что степень выздоровления не была бы

идеальной. Это может быть на 20% или 30% ниже, чем ожидаемая скорость восстановления. Однако степень выздоровления все равно будет выше, чем у большинства успешных случаев врачей.

Но опять же, Лин Жань не мог надеяться, что все случаи, которыми он занимался, будут типичными случаями повреждений сухожилий сгибателей.

Большинство неудачных случаев происходило в нетипичных ситуациях.

Атипичные случаи были также самой большой проблемой для врачей. Развитие клинической медицины можно рассматривать как процесс, который постепенно вводил людей с атипичными медицинскими заболеваниями, атипичными анатомическими структурами, атипичными физическими состояниями и атипичными травмами в типичные медицинские случаи.

Возьмем, к примеру, аппендицит, который, как известно, является самой простой лапароскопической операцией по современным стандартам. Смертность от этого заболевания за последние сто–тысячу лет была больше, чем у поэтов, чьи стихи были опубликованы. Современная медицина была способна победить аппендицит благодаря постепенному накоплению опыта у врачей, которые проводили эту операцию в течение долгого времени. Например, Колинс собрал данные о 50 000 случаях аппендицита еще в 1995 году, составив резюме о положении, в котором аппендикс будет находиться в организме человека. Это подтвердило, что аппендиксы 95,48% людей были расположены в нижней части их правого живота. Только у 0,58% людей аппендиксы располагались в правом верхнем отделе живота. Это дало хирургам идею сначала вырезать нижнюю правую часть для аппендикса. Если они не смогут найти аппендикс там, они будут искать его в правом верхнем углу. Если они все еще не могут найти его, они просто перейдут к нижнему левому краю. Им не нужно было смотреть через кишечник во весь желудок вслепую…

Хирурги теперь знали, что существует восемь аномальных положений аппендикса, шесть различных случаев дисплазии [1], четыре типа деформаций, а также четыре типа эктопических тканей[2]. Оттуда эти

случаи, которые когда–то были классифицированы как атипичные случаи, были классифицированы как типичные ситуации.

Разрез, необходимый для удаления аппендикса при лапаротомии, также увеличился с длины руки до длины пальца. Позже, это было улучшено хирургу, только требующему трех отверстий под лапароскопией…

То же самое было и с техникой м–Танга.

С момента своего появления в 90–х годах, эта техника использовалась для лечения типичных повреждений сухожилий сгибателей. Позже он медленно улучшался.

Лин Жань оценил, что идеальная техника уровня М–Тан должна быть способна нацелить большинство повреждений сухожилий сгибателей в зоне II. диапазон для мастер–уровня также не должен сильно отличаться. Однако успешность и эффективность некоторых нетипичных случаев, которые появляются в редких случаях, показали бы более низкие результаты.

В любом случае, врачи не могли гарантировать, с какими пациентами они встретятся.

Поскольку директор отделения Хо надеялся вырвать бизнес из отделения хирургии кисти, большое количество пациентов с травмами сухожилий сгибателей определенно будет отправлено туда в обозримом будущем. Как только число пациентов увеличится, атипичные случаи, безусловно, появятся, и им даже нужно будет увидеть, насколько далеко эти атипичные случаи были от типичных случаев.

Лин Жань не надеялся, что система просто пошлет ему в подарок совершенную технику уровня М–Танг.

До настоящего момента он мог получить только книгу навыков 1–го уровня, открыв про

обновление навыков уровня. Диапазон выбора для обновления был также ограничен базовыми навыками.

Техника мастер–уровня М–Тан была приобретена путем активации одной книги умений. Это был своего рода хирургический метод. Однако у Лин Жань не было даже малейшей уверенности в том, сможет ли он получить совершенную технику м–Танга уровня или другие методы ремонта сухожилий из подобных книг навыков.

По правде говоря, даже если бы система дала ему новую книгу навыков, лучшим возможным сценарием было бы только расширение его личной библиотеки навыков. Он не мог усовершенствовать свою технику м–Танга–которая уже была на уровне мастера–до идеального уровня.

Значение для него было слишком низким. Он принял бы такое решение только в том случае, если бы был глуп, а он не был глуп. Лин Жань уже проверял его IQ–уровень раньше.

Он получил ответ на вопрос, что ему следует делать, когда серьезно проанализировал ситуацию. Лучший способ для Лин Жань стать лучше – это на самом деле повысить уровень своих навыков.

Он уже был лучшим врачом в Юн Хуа с точки зрения техники м–Тан. Если бы он продолжал делать операции, было бы очевидно, что ему станет лучше.

Суть статьи придет к вам после того, как вы прочитаете ее более ста раз. То же самое касалось проведения операций.

Если бы можно было выполнять один и тот же хирургический метод более ста раз, даже слабаки были бы способны рано или поздно достичь уровня выше среднего.

Если бы врач мог выполнять один и тот же хирургический метод более тысячи раз, этот врач определенно стал бы превосходным в этой области.

Лин Жань зашивал сухожилия сгибателей, которые он перерезал в задней части стопы, и делал это аккуратно. Время от времени он тоже говорил.

«После того, как вы проникнете в сухожилие иглой горизонтально, вставьте иглу на противоположной стороне сухожилия ровно настолько, чтобы вертикально проникнуть иглой обратно в сухожилие…

– Завяжи узел ближе к концу.

«Зафиксируйте вторую петлю нити в узле первой петли нити, затем снова пронзите сухожилие иглой.

–Ты можешь завязать еще один узел на самом конце сухожилия. Будет лучше, если вы сделаете это в центре ладони.»

Лин Жань носил увеличительные очки. Он сосредоточился на середине своего поля зрения. Он не повернул головы назад.

Но Лу Вэньбинь знал, что Лин Жань обращается к нему.

Руки Лу Вэньбиня тоже тихо двигались сами по себе. Он даже не осознавал этого.

Он все еще был далек от овладения техникой м–Танга. Можно даже сказать, что он все еще не очень понимал, что делает Лин Жань и почему он это делает. И это несмотря на то, что Лин Жань однажды объяснил ему всю процедуру.

Тем не менее, нужно было бы изучить его шаг за шагом, как это, чтобы понять и освоить хирургический метод.

Процесс сшивания не был какой–то техникой боевых искусств из какого–то тайного Писания. Те, кто хотел изучить его, могли легко найти информацию о нем.

Однако лишь очень немногие могли получить возможность лично наблюдать за самим процессом, а тем более выступать в роли ассистента. Это был самый быстрый способ узнать истинную сущность определенного метода.

Лу Вэньбинь вдруг немного разволновался. Если бы он действительно мог овладеть техникой м–Танга, как бы все обернулось для него?

Поскольку отделение неотложной помощи действительно собиралось вырвать бизнес из отделения хирургии кисти, отделение не могло полагаться только на Лин Жань. Лин побежал был человеком, который сделал первый выстрел. Люди считали его знаменосцем, который стоял на фронте в бою. Следовательно, Хо Конджун определенно будет искать способ набрать новые силы, чтобы заполнить пробелы после ухода Лин Жань.

К этому времени он может делать такие вещи, как получать врачей из других больниц, переводить рабочую силу из отделения хирургии рук или даже проводить обучение в самом отделении неотложной помощи для этой техники.

И независимо от того, какой метод Хо Конджун решил использовать, он представлял бесконечные возможности для врачей–резидентов, таких как сам Лу Вэньбинь.

Самым важным было то, что Лу Вэньбинь обнаружил, что Лин Жань готов учить его.

Хотя он не был похож на некоторых врачей, которые направляли их устно и требовали, чтобы они выполняли шаги сами, у Лу Вэньбиня все еще была отличная возможность, тем более что собственные навыки Лин Жань были превосходны. Лу Вэньбиню было легко поднять свои ожидания в этом отношении.

По сравнению с этим, неловкость от необходимости быть ассистентом для стажера, казалось, уменьшилась. Он уже не был таким сильным, как вначале.

От молодых врачей в основном требовалось быть бесстыдными, чтобы чему–то научиться.

– Доктор Лин.»Ван Цзя вернулась после того, как ей позвонили. – Директор отделения Хо готовится к возвращению. Подсчитано, что ему понадобится четыре часа, чтобы вернуться.»

–О, к тому времени уже пора будет заканчивать работу.– Лин ран на мгновение задумался и сказал: – нам нужно подумать о нашем ужине.»

Лу Вэньбинь в сотый раз поднял голову и посмотрел на свиную ногу, которая висела в воздухе, прежде чем он выпалил: «я знаю, как готовить свиные рысаки.»

Лин Жань и Ван Цзя посмотрели на Лу Вэньбиня.

–Когда я был слугой, я довольно часто приносил с собой еду. Иногда я также покупал свиные задние лапы, чтобы приготовить их … » Лу Вэньбинь чувствовал себя немного смущенным, когда говорил.

– Не забудь снять нитки, когда будешь готовить.– Лин ран на мгновение улыбнулся, заставив начальника отдела почувствовать себя так, словно он только что вдохнул свежий воздух. Он также стал более восторженным.

Ван Цзя быстро помог ему убрать задние лапы свиньи. Она уже снимала нитки, когда спросила, немного неуверенно: – а пациенты и их семьи повернутся и побегут, если увидят, что мы жуем свиные рысаки?»

Лин Жань стоял позади них и томно говорил: «пациенты не будут быстро бегать, так как они ранены. Мы можем поймать их обратно.»

Свет заходящего солнца был сильным и ослепительным.

В старой кладовке с белыми стенами и белыми потолками свободно покачивались свиные лапки. Он отбрасывал в комнате странную тень.

Примечание переводчика:

1. Дисплазия: термин, используемый в патологии для обозначения аномалии развития или эпителиальной аномалии роста и дифференцировки (Источник: Википедия).

2. Эктопическая ткань: эктопическая–это слово, используемое с приставкой ecto, что означает » неуместно.». Здесь это означает ткани, которые расположены в месте, удаленном от обычного местоположения. (Источник: Википедия)

Оставить комментарий