Глава 7

Опция "Закладки" ()

7 глава: Выбор кого-то (1 часть)

Когда Лин Жань стоял в дверях отделения неотложной помощи, первое, что он почувствовал, это было волнение, которое отражалось на его лице, как солнце на снежных вершинах.

Пациенты были повсюду, и их записи были написаны беспорядочно, их озадаченные члены семьи сновали повсюду, и информация хаотично распространялась. Машины были расставлены как попало, в то время как медсестры и врачи двигались в суматохе, как белки в колесе…

Затем появились интерны, которые стояли в комнате, совершенно сбитые с толку и чувствуя себя явно не в своей тарелке.

– Это отделение неотложной помощи, – Лэй Бейша медленно вышел из коридора. Его считали практически самым расслабленным человеком в отделении неотложной помощи. Он представил Лин Жаня отделению, сказав: – Болезнь приходит ко всем без разбора, будь то день или ночь, будь то молодой или старый, будь богатый или бедный. Поэтому в отделении неотложной помощи больницы нет ощущения времени.

– Что? Директор Лэй? – интерны торопливо поздоровались с ним, а затем с завистью посмотрели на Лин Жаня. Они знали, что Лэй Бэйша, скорее всего, пришёл ради Лин Жаня.

За день до этого многие студенты выстроились в очередь, пытаясь выполнить реплантацию хвоста белой крысы, но никто вэ том деле, к сожалению, не преуспел. С другой стороны, их неудачи только доказывали, насколько выдающимся был Лин Жань по сравнению с ними.

Несмотря на бесчисленное количество интернов, с которыми сталкивался Лэй Бэйша, Лин Жань действительно оказался необыкновенным и выдающимся молодым врачом.

Просить выделяющихся врачей в отделении хирургии кисти продемонстрировать реплантацию хвоста давно стало традицией, которую больница Юн Хуа проводила для интернов. Чтобы доказать, насколько интерны были наивны, больничные врачи использовали для проверки самые известные медицинские навыки, которыми обладали интерны, и это было, в первую очередь, наложение швов.

Больница понимала логику использования того, что считалось хорошим, чтобы победить. Единственный медицинский навык, которым, по словам стажёра, он отлично овладел, – это наложение швов. Таким образом, больница организовала пересадку хвоста, чтобы это послужило предупреждением для интернов.

Эта традиция была не только необычной, но, и, даже уникальной, и она всегда приводила к тому, что интерны начинали плакать по своим родителям и спокойным будничным дням без забот. Больница работала с начала её основания до настоящего времени, чтобы никогда не происходило никаких несчастных инцидентов…

…так было, пока не появился Лин Жань.

По этой причине, даже несмотря на то, что директор Лэй был недоволен «глупым» выбором Лин Жаня, он всё равно помчался в отделение неотложной помощи рано утром. Интернов в больницах было столько же, сколько сорняков на запущенных грядках, в то время как высококлассных врачей не хватало в каждой больнице.

После одной ночи директор Лэй взял себя в руки. Он кивнул стажёрам, которые радостно поприветствовали его и повернулся, чтобы посмотреть на Лин Жаня: – Что думаешь об отделении неотложной помощи?

– Неплохо, – ответ Лин Жаня был как всегда чётким и лаконичным. Что ещё он мог сказать? В конце концов, не мог же он рассказать, что больше заботится о своей системе, и что не хотел обращать внимания на директора медицинского образования, верно?

В глазах директора Лэй Лин Жань был из тех, кто не раскается, пока не попадёт в беду. Однако если такой стажёр так хорошо справляется с наложением швов, то никто не мог сказать, сможет ли он сшить гроб из листка бумаги, если ему его дадут.

Директор Лэй говорил с Лин Жанем с исключительным терпением: – Я только что познакомил тебя с директором Хо, но не ожидай от него особого отношения. В отделении неотложной помощи много чего нужно сделать, и они в принципе никогда не любили интернов. Что касается остальных, работайте усердно и будьте добры и вежливы со своими пациентами и коллегами, чтобы потом не кусать локти.

Интерны разрывались от слёз благодарности, думая, что директор, наконец, вспомнил о них. Но если он уже поприветствовал начальника отделения, то возможно ли, что Лин Жань не получит особого обращения и подробного курса введения?

Когда директор Лэй ушёл, интерны все ещё были переполнены эмоциями. Они были впечатлены, но, и, в то же время, возмущены, когда дело дошло до Лин Жаня.

– Интерны, пройдёмте со мной, – медсестра поспешила к дверям. После того, как она закончила осмотр больных, она повернулась и быстро пошла прочь.

Интерны находились на самом дне пищевой цепочки в экосистеме больницы; их положение было ниже, чем у медсестёр, поэтому они послушно последовали за ней. Всё-таки, медсёстры – это незаменимые помощники врачей, и иногда, наставники для интернов. (Пп: ну, если это будет Карла, которой попадётся милый Бэмби в первый же день интернатуры)

После того, как они прошли мимо стойки администрации и комнаты переливания крови, десятки интернов были отведены в кабинет рядом с реанимационным залом.

В кабинете находилось семь или восемь человек в белых халатах. Когда они услышали, что дверь открывается, они все повернулись, чтобы посмотреть, кто же к ним пришёл.

– Мисс Ли, они снова прислали сюда людей?

– Ох, новые участники.

– Мисс Ли, Вам требуется наша помощь?

Люди в белых халатах были так увлечены медсестрой, что это немного шокировало интернов.

Маленькая медсестра, однако, не обращала внимания на людей в белых халатах. Она повернулась к интернам и сказала: – Если вас никто не вызовет, не покидайте это место по собственной воле. Вам не разрешается встречаться с пациентами, а также отвечать на вопросы пациентов и членов их семей.

После этого медсестра ответила врачам краткое: «Я занята», прежде чем повернулась и ушла… оставив комнату, полную вздыхающих мужчин.

– Вы тоже интерны? – студент-медик, который первым вошёл в комнату, с большим замешательством оглядел кабинет.

Большинство мужчин в белых халатах даже не удосужились ответить на вопрос новичка. Только один взрослый мужчина решился ответить ему прямо: – Мы все здесь – ординаторы. Мы здесь, чтобы помочь.

– А, так вы, ребята, здесь для того, чтобы оперировать кого-то, – те, кто знал, что происходит, шли прямиком к ужасной правде.

Оставить комментарий