Глава 872. На грани срыва

В ответ на вопрос Бай Сяочуня глаза Крутыша наполнились грустью. Он ничего не мог утаить от Бай Сяочуня, да и не хотел этого делать. Он просто несколько раз протяжно заскулил. Печаль в его голосе заставила сердце Бай Сяочуня сжаться от горя. Мир внезапно потемнел, словно его запятнали кровью.

— Ты не знаешь, где Хоу Сяомэй?.. Но дядю Ли… взяли в плен?! — лицо Бай Сяочуня перекосилось от ярости, он злился не на Крутыша. Беспокойство и возмущение породили в его сердце чистую ярость. Видя, что происходит с Бай Сяочунем, Крутыш снова заскулил.

Бай Сяочунь оказался заметно потрясён. Крутыш не был культиватором, и, хотя обладал высоким интеллектом будучи королём зверей, чётко выразить свои мысли и объяснить всё в деталях он не мог. Не обращая внимания на культиваторов трёх сект поблизости, Бай Сяочунь отправил божественное сознание во все стороны.

Небеса и земля загромыхали, когда оно заполнило всё окружающее пространство на целых пятьсот километров вокруг. Всего через миг вся эта область оказалась под его контролем. Он хотел разыскать Чжэн Юаньдуна или других патриархов секты Противостояния Реке, чтобы узнать все подробности произошедшего с дядей Ли. В зоне действия его божественного сознания все культиваторы внезапно ощутили мощное давление. В то же время вокруг Бай Сяочуня закрутился смерч.

Одновременно вдалеке в штаб-квартире секты показалась женщина средних лет. Её лицо было бледным от серьёзных ранений, казалось, что она только что пробудилась от комы. Она была настолько слаба, что даже лёгкий ветерок мог сбить её с ног, она могла ходить, только опираясь с обеих сторон на двух юных девушек-культиваторов. Она быстро отыскала взглядом Бай Сяочуня, и в её глазах зажглась искра надежды. Она явно сильно переживала. Не медля ни мгновения, она изо всех сил выкрикнула:

— Сяочунь, поспеши и спаси своего дядю Ли!

Как только Бай Сяочунь услышал её возглас, он резко повернул голову в её сторону и сразу же узнал её. Это была бывшая глава Вершины Пурпурного Котла, наставница Большого толстяка Чжана и возлюбленная дяди Ли Сюй Мэйсян.

— Тётя Сюй! — воскликнул он. Заметно задрожав, он исчез и через миг появился прямо перед ней. Протянув руку вперёд, он передал в её тело поддерживающую энергию, после чего краски вернулись на её лицо. Однако, как и прежде, она казалась очень слабой, её голос был хриплым, и она поспешила рассказать, в чём дело:

— Поспеши в Двор Реки Дао. Около полугода назад патриарх из этой секты взял твоего дядю в плен.

Активность Сюй Мэйсян заставила её ранения ухудшиться. Из её рта брызнула кровь, и если бы не поддержка со стороны основы культивации Бай Сяочуня, то она бы уже погибла. Её слова поразили Бай Сяочуня, словно молния, он тут же сильно затрясся. Как раз в это время патриархи секты Противостояния Реке, Чжэн Юаньдун и некоторые другие важные люди ощутили, что Бай Сяочунь на грани срыва. Слова Сюй Мэйсян заставили их пробудиться от эйфории, которую они ощущали из-за спасения секты.

Не то чтобы они желали скрыть что-то от Бай Сяочуня, просто всё происходило очень быстро. Он появился неожиданно, разделался с тремя дэвами, разрушил боевой дух трёх сект и отправил культиваторов секты Противостояния Реке в контрнаступление. Многие были ошеломлены произошедшим, поэтому им и в голову не пришло рассказать Бай Сяочуню о случившемся ранее.

Патриарх Духовный Поток поспешил объяснить всё подробнее. Главная причина произошедшего не имела прямого отношения к Ли Цинхоу. В конце концов, он находился только на стадии зарождения души. Несмотря на его талант, он не был настолько выдающимся, чтобы на него напал сам патриарх-дэв. Причиной всему был Крутыш.

Патриарх Двора Реки Дао, тот самый, который остался без физического тела и теперь существовал в форме зарождённого божества, уже какое-то время мечтал заполучить Крутыша. Однако тот всегда вёл себя очень осторожно и не покидал секту. По этой причине у патриарха не было возможности захватить его. Однако полгода назад этот патриарх разработал коварный план, чтобы похитить Ли Цинхоу и использовать его в качестве приманки для Крутыша.

Причина, по которой он выбрал Ли Цинхоу, была очевидной… Это всё из-за тех отношений, которые связывали Крутыша и Бай Сяочуня. Для Крутыша не было секретом, что Ли Цинхоу для Бай Сяочуня словно семья. Именно поэтому Ли Цинхоу идеально подходил для того, чтобы выманить Крутыша.

Так всё и произошло. Крутыш рискнул всем на свете, только чтобы спасти Ли Цинхоу, именно после этого случая у него на шее появился уродливый шрам. В итоге вмешались патриархи секты Противостояния Реке и, используя силы резерва секты и Кровавого Предка, Крутыша удалось спасти. К сожалению, Ли Цинхоу освободить не получилось. Даже сейчас никто не знал, жив ли он ещё.

Причиной, по которой это нельзя было определить, заключалась в особой технике, которую он практиковал. Его сущность питалась от растений и растительной жизни, он изучал способы восстановления жизненной энергии с их помощью. По этой причине в секте не было таблички, обозначающей его жизнь. И определить, жив он сейчас или нет, было невозможно. Патриарх Духовный Поток, Чжэн Юаньдун и другие коротко и ясно рассказали об этом Бай Сяочуню. В итоге эта информация обрушилась на его сознание подобно грому, и он ощутил, как в сердце загорелось намерение убивать.

— А-а-а! — взвыл он, заставляя небеса и землю задрожать. С красными глазами, он не стал ничего объяснять. Он просто развернулся и полетел на полной скорости к Двору Реки Дао. — Желаешь смерти, Двор Реки Дао?! Я убью тебя, патриарх Реки Дао!

Бай Сяочуня очень редко охватывало настолько острое стремление убивать. На самом деле такое было лишь один раз в жизни, когда похитили его ученика в диких землях. Теперь… это случилось во второй раз. Однако в сейчас всё было даже хуже, чем когда пропал Бай Хао. Бай Сяочунь внезапно перестал походить на самого себя, словно погрузился в полное безумие.

Другой реакции и быть не могло. В конце концов, это же был дядя Ли. Именно дядя Ли привёл его в секту, чтобы начать культивировать и попытаться достичь бессмертия, именно он обучил его основам… Он передал Бай Сяочуню магию растений и растительной жизни, он защищал его от всех бед, возникших вследствие экспериментов по изготовлению лекарств. По правде говоря, между ними были отношения отца и сына.

Бай Сяочунь даже не мог отчётливо припомнить, с каких именно пор начал относиться к дяде Ли как к семье. В секте Противостояния Реке было много людей, о которых он заботился, но только к одному он относился как к кровному родственнику… Ли Цинхоу! Поэтому как мог Бай Сяочунь сохранить спокойствие?!

Его громоподобный рёв достиг небес, и он с Крутышом за спиной уже скрылся за горизонтом. Что касается патриарха Духовный Поток и других лидеров, то они были потрясены его воплем. Однако патриархи быстро снарядили отряд в тысячу культиваторов, чтобы они последовали за Бай Сяочунем и прикрывали его в случае чего.

По мнению патриарха Духовный Поток, какими бы мощными силами резерва и магическими формациями ни обладал Двор Реки Дао, им, скорее всего, не удастся устоять под натиском сил Бай Сяочуня. Однако, будучи членом старшего поколения, патриарх Духовный Поток не желал оставлять Бай Сяочуня без защиты.

Более чем тысяча культиваторов сразу же отправились вслед за ним. Конечно, они не могли двигаться с такой же скоростью, как и он, поэтому патриарх Духовный Поток дал им воздушный корабль, который на полной скорости полетел в сторону Двора Реки Дао. Но Бай Сяочунь всё равно был быстрее. Он не останавливался ни перед чем, чтобы разогнаться. Даже использовал Неумирающее Запечатывание, чтобы быстро телепортироваться сквозь пространство. С такой скоростью ему потребовалось всего время горения палочки благовоний, чтобы достичь места назначения.

Оставить комментарий