Глава 234. Ночь Шуцерии

Опция "Закладки" ()

Когда я совсем устала от ежедневных праздников урожая, мы наконец прибыли в Дорван. Это был небольшой городок с домом для зимовки, расположенный южнее, чем все остальные города, которые я посетила ранее. В лесу, что находится рядом с одним из окрестных селений, мне требовалось добыть рюэ́ль — осенний ингредиент, необходимый мне для изготовления лекарства, называемого юрэ́ве.

Ночь Шуцерии — это последнее полнолуние осени, во время которого магическая сила с её атрибутом достигает максимума. Собранный в эту ночь рюэ́ль являлся наилучшим осенним ингредиентом, который мы могли собрать в Эренфесте. До полнолуния нам оставалось ещё два дня.

Мы сообщили мэру Дорвана, что после праздника урожая останемся в городе до Ночи Шуцерии, после чего вернули часть пожертвованной нам еды в качестве оплаты за наше пребывание.

Кажется, что все остальные тоже изрядно утомились от постоянных шумных празднований. Это было идеальное время, чтобы немного отдохнуть. Я приняла лекарство от усталости и крепко заснула, чтобы восстановить силы.

Поскольку у меня было время, я осмотрела дом для зимовки. Гуляя по нему, я размышляла, возможно ли будет организовать здесь что-то вроде выездного храмового класса.

Открыв книжку с картинками, которую Фран читал детям во время церемонии крещения, я снова прочитала её вслух. На этот раз не только те дети, что недавно прошли церемонию крещения, но и все остальные, находившиеся поблизости, с интересом меня слушали. Зимой имелось весьма мало развлечений, а потому, я думала, было бы вполне возможно поднять уровень грамотности в сельских городах.

***

— Сегодня Ночь Шуцерии. Леди Розмайн, пожалуйста, хорошо вздремните днём. Рюэ́ль созревает от света полной луны, а потому собирать его придётся поздно ночью, — объяснил за завтраком Юстокс.

После обеда он, Дамуэль и Экхарт намеревались отправиться на поиски дерева рюэ́ль. Кажется, они собирались отметить его, пока на улице светло, после чего дождаться восхода луны, чтобы вернуться к нему вместе со мной.

— Хорошо. Похоже, что подготовка будет непростой. Я очень признательна вам за старания.

Чтобы не оказаться сегодня ночью помехой, я, как и было сказано, решила вздремнуть. Проснулась я только вечером. Поскольку я весь день проспала, то не чувствовала, что особо голодна, когда начался ужин.

— Мы нашли дерево, так что можем отправляться, как только наступит ночь. Розмайн, ты готова? — спросил Экхарт.

— Да, дорогой брат. Я чувствую себя хорошо.

Когда мы заканчивали ужинать, в комнату влетел ордоннанц. Опустившись на́ руку Экхарта, он заговорил голосом Фердинанда. К сожалению, из-за своего расписания Фердинанд не мог присоединиться к нам.

Экхарт разочарованно вздохнул, после чего в его руке появился штап, с помощью которого он создал нового ордоннанца, чтобы отправить ответ.

— Мы благополучно нашли дерево рюэ́ль и сегодня вечером, как и планировали, собираемся получить его плоды. Юстокс намерен собрать немного и для вас.

После ужина я отправилась в свою комнату, чтобы переодеться. Там я надела простое без украшений платье из прочной ткани, а также штаны вроде тех, что носили женщины-рыцари. Так что мне не нужно было беспокоиться о том, что моя юбка может задраться.

— Оно не выглядит особо милым, — прокомментировала Никола с нескрываемым разочарованием в голосе.

В отличие от неё Моника, разделяющая любовь Вильмы к простоте, покачала головой и ответила:

— Никола, для похода в лес украшения не требуются. Главное, чтобы в одежде было легко двигаться. Верно, госпожа Розмайн?

— Да, ты права. Мне сегодня определённо не нужны украшения, которые могут за что-то зацепиться.

Чтобы волосы не мешались, они нанесли на них какой-то гель, а затем собрали в хвост. После этого помогли мне переобу́ться из коротких ботинок, в которых я гуляла по дому для зимовки, в кожаные сапоги по колено, в которых я могла без проблем передвигаться по лесу. Каждый раз, когда они подтягивали шнурки, я ощущала ликование.

Прошло много времени с тех пор, как я последний раз была в лесу, и ещё больше с тех пор, когда я что-нибудь там собирала. Поэтому я намеревалась вложить в предстоящий сбор рюэля все силы!

С тех пор, как я присоединилась к храму, я почти не ходила в лес. Священнице-ученице было не положено выполнять работу самостоятельно, к тому же мои слуги — особенно Фран — были против того, чтобы я вообще ходила в лес. Не говоря уже о том, что даже когда я хотела туда пойти, у меня просто не доставало выносливости, что делало меня обузой для всех остальных. В результате, мне приходилось оставаться в храме и наблюдать, как дети вместе с Лутцем и Гилом отправляются в лес, чтобы заняться изготовлением бумаги. А став приёмной дочерью герцога, мне пришлось поделить всё своё время между храмом и замком. Ах! Как же я сейчас взволнована!

Надев сапоги, я встала и позволила слугам опоясать меня кожаным ремнём. К нему крепились кожаные перчатки, которые требовались для сбора, а также кожаная сумка для хранения полученного ингредиента. Кроме того, на нём имелось украшение в виде клетки, в которое я могла положить магический камень своего ездового зверя. Затем они надели на меня второй кожаный пояс, на котором крепился подготовленный Фердинандом магический нож. На этом вся подготовка, о которой рассказывал мне Фердинанд, подошла к концу.

Рассматривая ручку ножа и различные инструменты для сбора, что висели у меня на поясе, я тихонько посмеивалась. Возможно, у меня и не было доспехов, как у Бригитты, но в этом наряде я определенно выглядела смелой и крутой.

— Моника, Никола, как я выгляжу?

— Думаю, всё в порядке. В таком наряде вам будет легко двигаться, — спокойно ответила Моника.

Никола, напротив, сжала кулаки и посмотрела на меня горящими глазами.

— Госпожа Розмайн, вы выглядите очень сильной! Так здорово!

Радуясь тому, что получила от Николы именно ту похвалу, которую и хотела, я вышла из комнаты и направилась на встречу с остальными.

— Дорогой брат, разве я не выгляжу невероятно сильной? — спросила я, раскинув руки и позволяя остальным рассмотреть меня.

Глаза Экхарта округлились, после чего он покачал головой с ужасно разочарованным выражением лица.

— Розмайн… ты не должна ничего делать, кроме сбора рюэля. Поняла? — сказал он так, словно обращался к непослушному ребёнку.

— Поняла… — пробормотала я.

Когда все были готовы, мы вышли на улицу. Я ожидала, что поскольку сегодня полнолуние, ночью будет достаточно светло, но на самом деле на улице оказалось весьма темно. Задумавшись над этим, я посмотрела в небо и увидела, что цвет луны отличался от того, который я видела раньше.

— А-а? Что? Луна пурпурная?! — взвизгнула я, указывая на ночное небо.

Я была поражена тем, что цвет луны отличался, но все остальные, посмотрев на неё, никак на это не отреагировали.

— Сегодня же Ночь Шуцерии, — ответил Юстокс, словно это было чем-то само собой разуме́ющимся, и пожал плечами

Тем временем Экхарт удивлённо посмотрел на меня и спросил:

— Розмайн, неужели ты никогда не видела этого раньше?

— Никогда. Обычно я не выхожу на улицу так поздно, а осенью я в основном прикована к постели.

Я редко выхожу из дома, а потому ничего удивительного, что мне не доводилось видеть такое раньше. Однако странно, что за три года мне никогда не приходилось слышать, что луна может стать пурпурной.

— Поскольку после Ночи Шуцерии погода становится намного холоднее, говорят, что это ночь, когда сила бога жизни Эйвилиба начинает превосходить силу богини ветра Шуцерии. И наоборот, когда ранней весной в Ночь Фрютре́ны луна окрашивается в красный, говорят, что богиня воды Фрютрена наконец начинает одерживать верх над богом жизни Эйвилибом. После ночи Фрютрены начинается оттепель.

Похоже, сегодняшняя ночь не единственная, когда луна меняет цвет. Подобное происходило каждый год, когда сменялись сезоны. А поскольку усиление магической силы не имело ничего общего с такими бедными простолюдинами, как мы, я пришла к выводу, что моя семья просто не удосужилась рассказать мне о смене цвета луны, в то время как я была прикована к постели с лихорадкой.

— Леди Розмайн, рюэ́ль расцветает в свете полной луны. Сейчас самое подходящее время отправляться, — сказал Юстокс.

Затем он создал ездового зверя и, запрыгнув на него, взлетел в небо. Бросив взгляд на жутковатую пурпурную луну, я создала одноместный пандомобиль и последовала за ним. По обе стороны от меня находились Бригитта и Дамуэль, а Экхарт прикрывал со спины.

***

Мы миновали опустевшее селение, все жители которого перебрались в дом для зимовки, и углубились в лес. Вскоре мы нашли дерево рюэль, о котором за обедом упоминал Юстокс. Благодаря тому, что Юстокс точно знал, где это дерево находится, он уверенно пролетел через лес. Но, честно говоря, даже если он и отметил его, я совершенно не понимала, как он его нашёл.

— Леди Розмайн, это и есть дерево рюэ́ль, — сказал Юстокс.

Цветы на дереве уже распустились. Само оно было высоким, без каких-либо листьев и с гладкой, похожей на металл, корой. Десятки цветов, похожие на белые магнолии, источали сильный аромат.

— При свете полной луны лепестки постепенно будут опадать, а плоды расти. Требуется некоторое время, прежде чем они полностью созреют.

Кивнув на пояснение Юстокса, я подлетела на своей пандочке к одному из цветов. По мере приближения запах становился всё сильнее. Я немного прикрыла глаза и медленно вдохнула сладкий аромат. Он был восхитительным.

— Разве лепестки цветов не являются также хорошим материалом? — спросила я. — Думаю, из них можно изготовить духи.

Юстокс прищурился и посмотрел на цветы.

— Хм-м… я и не знал, что цветы рюэ́ля источают настолько сильный аромат. Возможно, это влияние Ночи Шуцерии, и в другие полнолуния всё по другому… Так значит вы хотите цветок? — пробормотал Юстокс.

Мне казалось, что это было больше похоже на то, что Юстокс разговаривал сам с собой, чем на ответ мне. Он взволнованно вытащил свой штап и, тоном, который явно свидетельствовал, что сбор информации — его хобби, пробормотал, что эти цветы рюэ́ля не похожи на те, которые он видел раньше. Затем он произнёс «ме́са*», и его штап превратился в нож. Юстокс подвёл ездового зверя к дереву, встал на стремена́х и принялся обрезать ветви, чтобы собрать цветы. Отрезая всё лишнее, он оставлял лишь части, к которым крепились цветы, после чего аккуратно складывал их в кожаный мешочек.

— Юстокс, я тоже хочу попробовать…

После моих слов Юстокс поднял голову и посмотрел на меня, выглядя смущённым.

— А-а? Ох, верно. Простите, леди, — ответил он, улыбнувшись.

Кажется, он полностью погрузился в своё хобби и совершенно забыл обо всём остальном.

— В таком случае, пожалуйста, влейте в свой нож магическую силу и попытайтесь срезать ветви с цветами, как это делал я.

— Хорошо!

Я решила попробовать подражать Юстоксу и срезать ветку полученным от Фердинанда ножом. Это была небольшая репетиция, чтобы удостоверится, что я смогу самостоятельно собрать материалы.

Достав правой рукой нож, я подвела пандомобиль к дереву достаточно близко, чтобы можно было достать до цветка, и высунулась из окна. Протянув руку, я схватилась за тонкую ветку и влила магическую силу в нож, чтобы срезать её. На мгновение я забеспокоилась, действительно ли мне это удастся, но нож прошёл через ветку, как сквозь масло.

— Здо́рово. Он так легко разрезал её… — пробормотала я, переводя взгляд с ветки рюэ́ля в руке на магический нож.

Переданный Фердинандом нож был замечательным инструментом, позволяющим даже настолько слабому ребёнку, как я, резать ветки. Требовалось лишь влить в нож магическую силу.

«Если бы раньше у меня был такой нож, то я была бы намного полезнее, когда ходила в лес», — думала я, обрезая всё лишнее и складывая собранные цветы в кожаный мешочек.

— Хм, похоже, со сбором материалов проблем нет, — произнёс Экхарт.

Судя по всему, ранее он беспокоился, смогу ли я самостоятельно собрать материалы.

— Леди Розмайн, сбор плодов ничем не отличается. Вам потребуется обрезать всё лишнее, чтобы остался только плод, — объяснил Юстокс.

— Хорошо. Теперь я понимаю, — ответила я.

Похоже, мне не составит труда получить плод рюэля. Попрактикова́вшись в сборе материалов, я с облегчением вздохнула.

***

— Ох, цветы…

Судя по всему, получив достаточно лунного света, лепестки цветов стали опадать. Один за другим они постепенно облетали, и, пойманные ветром, начинали танцевать в воздухе. В отличии от цветов сакуры, лепестки рюэля были больши́е, как у магнолии голой*. Кружась, словно перья белой птицы, они падали на землю. И стоило им её коснуться, как они исчезали, будто сливаясь с лесной подстилкой. Зрелище было настолько прекрасным, что я не могла оторвать глаз. Однако эта волшебная картина продлилась не долго. Я даже не поняла, как все лепестки облетели, и на ветвях не осталось ни одного цветка. Тем не менее, на месте цветов выросли маленькие пурпурные кристаллы, похожие на аметисты размером с мой мизинец.

— Это плоды рюэ́ля. Напитавшись светом полной луны, они вырастут примерно вот такими, — сказал Юстокс, показав большим и указательным пальцем размер созревшего фрукта, который должен быть примерно десять сантиметров.

Губы Юстокса, рассматривающего плоды рюэ́ля, изогнулись, и он продолжил.

— Уверен, что когда я собирал их раньше, они были бледно-жёлтыми. Удивительно, что сейчас они пурпурные.

Судя по тому, как изменился тон Юстокса, он снова начал погружаться в свои мысли.

— Влияет ли цвет луны на цвет плодов рюэля? — поинтересовалась я.

— Возможно. Было бы неплохо взять их для доклада господину Фердинанду и для моей коллекции… То есть, если вы не возражаете, леди.

— Раз они требуются для доклада и исследования, то почему бы действительно не собрать их? — ответила я. — Просто не забирай все.

Мой разговор с Юстоксом о плодах рюэля оказался прерван шелестом травы. Кто-то приближалось к нам. Я слышала множество шагов. И в тот самый момент, когда я пришла к выводу, что их должно быть несколько десятков, из зарослей выпрыгнуло множество животных и устремилось в нашу сторону. Часть зверей напоминала больших кошек, другие казались похожи на белок, но в целом все они были ниже колен Дамуэля. Но пусть животных можно было описать, как маленьких и пушистых, вот только назвать их милыми было сложно. Их светящиеся в темноте красные глаза пугали.

— Магические звери! — выкрикнул Экхарт.

В его руке появился штап, который затем превратился в копьё. После этого Экхарт спрыгнул со снижающегося ездового зверя.

Используя инерцию своего падения, он проткнул копьём похожего на кролика магического зверя, у которого вместо длинных ушей были рога. Копьё прошло через спину, и вышло через живот. На его конце блестело нечто, похожее на драгоценный камень. В следующее мгновение тело кролика буквально растаяло, а застрявший на кончике копья камень исчез, будто поглощённый копьём.

— Как вижу, они не особо сильны, но их много. Убейте их всех! — скомандовал Экхарт.

— Есть!

Дамуэль и Бригитта также спрыгнули со своих ездовых зверей, и, создав штапы, превратили их в предпочитаемое оружие. Резкими взмахами они уверенно разрубали по несколько зверей за раз.

— Брат Экхарт! Сюда направляется ещё больше! — выкрикнула я.

Находясь на ездовом звере высоко в воздухе, я хорошо видела, что к дереву стягивается ещё больше магических зверей. За зарослями можно было различить множество горящих красных глаз. Они были жуткими и излучали враждебность, отчего я ощутила, как по позвоночнику пробежала дрожь.

— Розмайн, ни в коем случае не выходи из ездового зверя! Сосредоточься на том, чтобы собрать материалы! — скомандовал Экхарт.

Встав спиной к дереву рюэ́ль, три рыцаря подняли оружие и начали рубить пребывающих магических зверей. Я видела, как звери сметались широким взмахом копья, или пронзались и умирали. Некоторые звери теряли форму и таяли, в то время как другие безвольно лежали на земле.

— Ая-й?! — выкрикнула я, когда магические звери набросились на павших и принялись их пожирать.

Когда я увидела, что они предпочли поедать друг друга, вместо того, чтобы нападать на рыцарей с оружием, у меня по коже пробежали мурашки.

Когда копошение прекратилось, и звери вновь обратили интерес на нас, валяющихся тел уже не осталось. Однако магические звери, что сожрали их, стали намного крупнее остальных.

— Дамуэль! Даже если звери слабы, обязательно уничтожай их магические камни. Если ослабших зверей съедят другие, наше сражение станет намного тяжелее! — выкрикнул Экхарт.

Исходя из его слов я поняла, что магические звери росли, поедая магические камни. Выросшие звери пожирали более слабых вокруг себя, стремясь стать ещё крупнее.

Услышав предупреждение Экхарта, Дамуэль поспешно несколько раз пронзил копьём выросшего зверя, пока, наконец, не проткнул магический камень. Из-за того, что поедая друг друга, магические звери становились крупнее, битва для Дамуэля становилась всё тяжелее. Он уступал Бригитте и Экхарту, а потому вокруг него рои́лось гораздо больше магических зверей.

— Ч-чем я могу им помочь? — паникуя спросила я.

На мой вопрос Юстокс лишь покачал головой.

— Леди, боюсь, что вы ничего не можете сделать.

Пусть он и говорит так, но я всё же хотела помочь остальным. Отчаянно оглядываясь по сторонам, я пыталась хоть что-нибудь придумать, стараясь не позволить страху быть атакованной магическими зверями захлестнуть меня. Но единственное, что я могла сделать в бою, это помолиться богам.

— К-как насчёт щита? Я могла бы накрыть область вокруг дерева щитом Шуцерии, чтобы не позволить магическим зверям подойти! Это даст остальным возможность восстановиться…

— Нет! Магический щит не позволит свету полной луны достичь дерева! — отверг предложение Юстокс. — Все наши усилия окажутся напрасными, если мы не сможем собрать рюэ́ль. Леди, вам нужно думать только о том, чтобы собрать материалы. Оставьте сражение рыцарям.

Я закусила губу. Юстокс был прав, и следовало довериться остальным, поскольку они знали, что делать. Вот только количество рыцарей было чрезвычайно мало по сравнению с неиссякающим потоком магических зверей, что продолжали прибывать из зарослей.

— Юстокс, неужели магические звери всегда собираются такими толпами? — поинтересовалась я.

— Нет, когда в одно из полнолуний я собирал рюэли, магических зверей почти не было. Это весьма необычно. С другой стороны, господин Фердинанд ведь упоминал, что Ночь Шуцерии особенная? Вероятно, из-за того, что в плодах накапливается большое количество магической силы, это и привлекает столько зверей. Однако… мы не ожидали, что их будет настолько много, — ответил Юстокс и стиснул зубы.

Судя по всему, в сложившейся ситуации многое не ясно. Тем не менее, важнее всего для меня сейчас был сбор материалов. Смотря на плод рюэля, я хотела, чтобы он поскорее вырос, однако этот процесс был крайне медленным, что разочаро́вывало.

***

— Юстокс, сколько времени это ещё займёт?! — выкрикнул снизу Экхарт.

В голосе брата ощущалось нетерпение. Юстокс взглянул на плоды рюэля и со стоном в голосе ответил:

— Размер не достиг ещё и половины!

— На плоды рюэля нацелились просто бесчисленные полчища магических зверей! Им нет конца!

Дамуэлю, обладающему наименьшей магической силой из всех трёх рыцарей, приходилось тяжелее всего. По тому, как сильно вздымались его плечи, я понимала, что он уже тяжело дышал. Из-за недостатка магической силы, ему приходилось компенсировать её физической, в результате чего он устал больше остальных.

— Юстокс, если щит Шуцерии использовать нельзя из-за того, что он будет блокировать магическую силу, то как насчёт благословения? Могу ли я помолиться богу храбрости Ангрифу?

Юстокс повернул голову, чтобы посмотреть на меня, как будто совершенно забыл, что я могу дать благословение. Его глаза засияли, и он уверенно кивнул.

— Да, вы вполне можете это сделать. Леди, пожалуйста, благословите их.

— О бог храбрости Ангриф, что служит богу огня Лейденшафту, молю, даруй им своё благословение, — помолилась я, вливая магическую силу в кольцо.

Синий свет благословения пролился на трёх рыцарей, сражавшихся вокруг дерева. В следующее мгновение их движения заметно изменились. Они стали значительно быстрее и проворнее, чем раньше. Теперь они могли убить за раз больше зверей, словно даже острота их оружия увеличилась.

— Госпожа Розмайн, ваше благословение великолепно! — воскликнула Бригитта.

Сияющими аметистовыми глазами, она осмотрела происходящее вокруг. Её юбка слабо колыхнулась, когда она внезапно чуть присела. Сперва я не поняла, почему она решила сменить стойку, но в следующее мгновение она взмахнула похожим на нагина́ту* оружием, обладающим длинной рукоятью и изогнутым лезвием.

— Ха-а-а-а! — взревела она, и её оружие со свистом рассекло воздух.

После её взмаха, множество магических зверей, разрубленных клинком, потеряли форму и растаяли. Находящиеся рядом звери набросились на тех, что смогли пережить этот удар, но оказались ранены. Однако Бригитта, вновь замахнувшись, сделала несколько шагов к ним и вновь взревела:

— Рассейтесь!

Топнув, она атаковала зверей. Длинное лезвие сверкнуло, мгновенно разрубая на части собравшихся в кучу магических зверей. Я была поражена тем, как она без остановки атаковала их. Это напомнило мне, как Карстед упоминал, что у неё больше магической силы, чем у Дамуэля.

— Так гораздо лучше, — сказал Экхарт.

Я заметила, что не только Экхарту, но и Дамуэлю стало намного проще убивать магических зверей.

— Леди Розмайн, пожалуйста, возьмите этот плод рюэ́ля и влейте в него магическую силу. Продолжайте вливать, пока его цвет полностью не изменится, — сказал Юстокс, указывая на ставший больши́м плод.

Продолжая смотреть за тем, что происходит внизу, я кивнула.

— Не беспокойтесь, леди. Их работа как раз и заключается в том, чтобы охотиться на магических зверей в герцогстве. Вам же следует сосредоточиться на сборе необходимого вам ингредиента. Пока вы не закончите, они не смогут прекратить бой.

Я вновь кивнула, а затем потянулась к ставшему больши́м плоду рюэ́ля и схватила его. Он напоминал аметист и на ощупь был твёрдым, прохладным и гладким.

«Мне нужно поспешить», — подумала я. Пока я не закончу, рыцарям придётся сражаться. Смотря на плод рюэ́ля, я принялась вливать в него магическую силу, но, в отличие от магического камня, который я использовала для создания пандомобиля, сейчас мне было трудно её влить. Я чувствовала сопротивление, словно плод не желал впускать в себя чужую магическую силу.

— Вероятно, вы удивлены сопротивлением? Всё потому, что магическое растение живое, — пояснил Юстокс. — Думаю, вы бы не захотели, чтобы в вас вливалась чужая магическая сила.

В этом был смысл. Я вспомнила тот дискомфорт, который испытывала, когда Фердинанд пытался влить в меня магическую силу, чтобы вылечить мою рану во время миссии по истреблению тро́мбэ.

— Леди, я соберу несколько, пока буду наблюдать за окрестностями, — сказал Юстокс.

Желая получить материалы, не окрашенные его собственной магической силой, Юстокс надел кожаные перчатки, блокирующие её, и принялся быстро собирать плоды рюэля. И поскольку ему не приходилось их окрашивать, сбор материалов у Юстокса не потребовал много времени.

Крепко сжимая похожий на аметист плод рюэ́ля, я продолжала вливать в него магическую силу. Несмотря на то, что осенняя ночь была прохладной, у меня на лбу выступил пот. Пусть пурпурный плод и сопротивлялся моей магической силе, но я продолжала вливать её, от чего тот постепенно становился бледно-жёлтым. «Ещё немного», — подумала я.

Пока я продолжала сжимать плод, похожий на белку магический зверь, что смог избежать оружия рыцарей, принялся взбираться вверх по стволу дерева. Юстокс быстро сбил его вниз, а Дамуэль прикончил. И пусть зверю не удалось причинить мне вред, но я была так напугана, что не могла двинуться. Повторяя про себя, что нужно закончить как можно быстрее, я продолжила вливать магическую силу.

— Юстокс! Этого достаточно? Он полностью окрашен? — спросила я.

— Верно. Теперь, пожалуйста, срежьте его.

После того, как Юстокс подтвердил, что плод полностью окрашен, я достала нож и срезала ветку, к которой он крепился.

— Готово! — воскликнула я.

— Отлично! Отступаем! — выкрикнул Экхарт так громко, что его голос эхом разнёсся по лесу.

После слов об отступлении я немного расслабилась, но в следующий момент раздалось громкое шипение, и похожий на кошку магический зверь, забравшийся на другое дерево, прыгнул ко мне. Его пасть была так широко открыта, что, казалось, была готова разорваться. Обнажив зубы и выпустив острые когти, он бросился на меня.

— Ая-й!

Стараясь защитить голову, я скрестила перед ней руки и крепко зажмурилась.

— Леди! — выкрикнул Юстокс и хлестнул магического зверя штапом.

Мои руки тоже ощутили этот удар. Я инстинктивно открыла глаза и увидела, как сбитый Юстоксом магический зверь падает вниз с моим рюэлем в зубах.

— Мой рюэ́ль! — закричала я и попыталась броситься за ним на пандомобиле.

Однако Юстокс остановил меня резким выкриком:

— Леди, нет! Экхарт, сюда!

Экхарт бросился к падающему магическому зверю, но прежде, чем зверь коснулся земли, он взорвался. Или… по крайней мере, так это выглядело.

↑ messer [ˈmɛsɐ] (нем.) — нож.
↑ цветы магнолии голой чашеобразные, диаметром 12-15 см, молочно-белые, ароматные; околоцветник из 9 обратнояйцевидных долей, длиной 8-10 см, шириной 6-6,5 см.https://ru.wikipedia.org/wiki/Магнолия_голая
↑ нагина́та — японское холодное оружие с длинной рукоятью овального сечения и изогнутым односторонним клинком. Является аналогом европейской глефы , но обладает более лёгким весом.https://ru.wikipedia.org/wiki/Нагината

Оставить комментарий