Глава 235. Последствия

Опция "Закладки" ()

Как оказалось, похожий на кошку магический зверь не взорвался. Вместо этого он увеличился более чем в десять раз. Если раньше, он был по колено взрослого человека, то теперь возвышался над нами. Зверь стал настолько больши́м, что даже я, находящаяся в воздухе на пандомобиле, была ниже уровня его головы. Он затмил собой луну, отбрасывая на нас тень.

— Го́льце*?!

Экхарт, который уже бежал к нему, чтобы отобрать рюэ́ль, немедленно отскочил назад и сел на ездового зверя. Дамуэль и Бригитта последовали его примеру, с изумлением глядя на магического зверя.

— Кто такой го́льце? — спросила я.

— Высшая форма за́нце*. Однако я впервые вижу, как занце превращается в го́льце, — сказал Юстокс.

Согласно объяснению Юстокса, напавшие на нас кошкоподобные магические звери назывались занце. Поглощая магическую силу, они претерпевали несколько этапов изменений, пока в конечном итоге не превращались в го́льце. Обычно занце могли немного вырасти, поедая плоды рюэ́ля либо других магических зверей, но в лучшем случае они могли перейти лишь в свою следующую форму — фе́льце*.

— Леди, это, должно быть, произошло после поглощения зверем вашей магической силы. Но подобное изменение просто немыслимо.

Гольце, оказавшийся размером с двухэтажный дом, начал неторопливо двигаться. Он широко раскрыл свою огромную пасть и стал есть всех мелких магических зверей вокруг. От внезапного появления существа, обладавшего огромной магической силой, те впали в панику. Одни пытались сбежать, а другие, в поисках силы, воспользовались неразберихой, чтобы напасть на ослабших и съесть их. Это ещё больше увеличивало всеобщий хаос.

— Ордоннанц, — сказал Юстокс, создав птицу, чтобы срочно запросить помощь у Фердинанда. — Господин Фердинанд, занце съел рюэ́ль, наполненный магической силой леди Розмайн, и превратился в го́льце. Его необходимо немедленно уничтожить. Я запрашиваю срочную помощь рыцарского ордена.

Экхарт, услышав отчёт Юстокса, стиснул зубы и превратил свой штап в большой двуручный меч. Юстокс, переводя взгляд с Экхарта на его меч, посерьёзнел.

— Экхарт, ты справишься?

— Пока не попробую, не могу ничего обещать. Из-за того, что смена формы произошла столь внезапно, го́льце, вероятно, ещё не успел освоиться со своей магической силой и размером. И раз я вынужден сражаться с ним, то лучше сделать это сейчас, пока он двигается медленно.

Экхарт начал вливать магическую силу в меч, не сводя глаз с го́льца. Существо захватывало мелких зверей вокруг, обвивая их большим языком и утягивая себе в рот. Продолжая наблюдать за гольцем, Экхарт взлетел в воздух выше головы зверя и взмахнул мечом.

— Ха-а-а-а!

Ослепительный луч света устремился от его клинка в сторону го́льца. Это напоминало атаку Карстеда, которую тот использовал, когда на нас напали во время весеннего молебна, тем более что Экхарт и Карстед были очень похожи. Хотя атака Экхарта была слабее.

Заметив яркую вспышку, гольце повернул голову, и направленная на него атака попала ему прямо по морде. Судя по тому, что зверь взревел от боли и ярости, было ясно, что атака ранила его. Но было также ясно и то, что Экхарт не сможет победить его в одиночку. Тем не менее, воодушевленный нанесением хоть какого-то урона, Экхарт ещё раз взмахнул мечом. Возможно испуганные ярким светом или возможностью случайно попасть под удар, мелкие звери начали разбегаться в заросли.

Юстокс, собирая один за другим рюэ́ли, принялся отдавать приказы.

— Бригитта, Дамуэль! Немедленно отступайте вместе с леди Розмайн! Оставайтесь в селении!

***

Бригитта взлетела первой, я на своём ездовом звере последовала за ней. Мы миновали лес и вернулись в заброшенное селение. Мне было приказано ждать там, так что я остановилась и посмотрела на лес. Похоже, гольце неистовствовал, поскольку даже отсюда было видно как неестественно сильно раскачиваются деревья.

Ну, и что нам теперь делать? Победить маленьких занце было несложно — они не представляли особой угрозы, но го́льце оказался слишком трудным даже для рыцаря из высших дворян вроде Экхарта. Проблема здесь определённо заключалась в моей магической силе. Я обычно использовала её только когда забывалась от гнева или когда давала благословения. В результате у меня никогда не было возможности объективно оценить её объём.

Фердинанд часто говорил о том, как важно научиться контролировать свою магическую силу, поскольку из-за её большого количества она может стать опасной и для меня самой. Он хотел быть уверен, что я не представляю угрозы для герцогства. Но я никогда до конца не понимала, что он имел в виду. Вплоть до сегодняшнего дня я не могла по-настоящему оценить, насколько больши́м объёмом магической силы обладаю.

— Я не знала, что моя магическая сила может сотворить такое с магическим зверем. Это всё моя вина, да?

— Нет, госпожа Розмайн. Это мы виноваты в том, что не смогли защитить вас, — категорично сказала Бригитта.

От её слов Дамуэль схватился за живот и с тревогой посмотрел в лес.

— Что нам теперь делать? — спросила я. — Мы ведь не можем просто так оставить го́льце.

— Госпожа Розмайн, оставьте это рыцарскому ордену. Для этого он и существует, — гордо заявила Бригитта, слегка выпятив грудь.

Тем не менее, увидев, что атаки Экхарта не смогли нанести зверю достаточно урона, я не могла быть столь оптимистичной.

— Смотрите, госпожа Розмайн, господин Экхарт возвращается. Теперь волноваться не о чем, — сказала Бригитта.

И действительно, два ездовых зверя вылетели из-за деревьев и направились к нам. Это были Экхарт и Юстокс. Как только они подлетели ближе, прилетел ордоннанц. Он приземлился на руку Юстокса и заговорил голосом Фердинанда.

— Я немедленно отправлюсь к вам. Используйте ротт, чтобы подать сигнал. Нам нужно разобраться с го́льцем, прежде чем он атакует окрестные селения. Пусть Экхарт попробует справиться со зверем. Если он не сможет победить, то Розмайн должна изменить щит ветра так, чтобы тот блокировал атаки изнутри, таким образом создав клетку, из которой магический зверь не сможет выбраться. Розмайн, из всех присутствующих только ты способна удержать магического зверя, поглотившего твою магическую силу.

Ордоннанц трижды повторил послание Фердинанда и вернулся в форму магического камня. Дамуэль создал штап и произнёс «ротт», послав луч красного света в небо.

— Возможно ли вообще сделать клетку из ветра? — пробормотал Экхарт.

— Он сказал, что для этого мне нужно просто изменить обычный щит. Это ведь случилось из-за меня, так что разве я не должна помочь разобраться с последствиями? — спросила я

Вполне возможно, что такая ситуация повторится вновь, когда мы будем собирать новые материалы. Мы можем снова столкнуться с тем, что очередной зверь украдёт магический камень, наполненный моей магической силой. Поэтому лучше заранее научиться справляться с такой проблемой. И, честно говоря, я не слишком нервничала по этому поводу, поскольку Фердинанд указал мне, что нужно делать. Поскольку это была проблема, вызванная моей магической силой, я чувствовала себя лучше, понимая что могла помочь исправить её, а не просто ждать, пока остальные сделают всё за меня.

— Розмайн, легче сказать, чем сделать. Как ты думаешь, сколько магической силы содержится в твоём маленьком теле? Ты благословила нескольких рыцарей и влила много магической силы в рюэ́ль. Думаешь у тебя осталось достаточно для молитвы о щите ветра? Это безрассудно, — сказал Экхарт, неодобрительно покачав головой.

У меня оставалось более чем достаточно магической силы, но большинство людей на моём месте сочли бы попытку создать щит ветра совершенно безрассудной. На самом деле, не так уж много людей знали о том, сколько у меня магической силы. После благословения, что я дала на своей церемонии крещения, все знали, что много, но мало кто знал, насколько.

Честно говоря, я и сама никогда не интересовалась как много у меня магической силы по сравнению с другими, так что у меня не было четкого представления об этом. Пока я думала, как ответить, Юстокс скрестил руки и решительно посмотрел на Экхарта.

— Экхарт, господин Фердинанд лучше всех знает, насколько сильным мог стать этот магический зверь после поглощения магической силы леди Розмайн. И мы все слышали его слова, что только она способна справиться с такой задачей, верно? Всё, что нам нужно делать, это следовать указаниям господина Фердинанда и помочь госпоже Розмайн поймать го́льце в клетку.

Экхарт бросил на меня обеспокоенный взгляд и кивнул.

— Верно. Я сделаю всё возможное, чтобы помочь. Розмайн, убери своего ездового зверя, чтобы сберечь магическую силу для щита ветра. Сядь к Бригитте, — скомандовал Экхарт, после чего обратился к остальным, — Мы на ездовых зверях будем защищать Розмайн, чтобы ни один мелкий зверь не мог ей помешать. Понятно?

— Да!

Я превратила пандомобиль в магический камень и позволила Бригитте усадить меня на своего ездового зверя. После этого мы вернулись в лес, где го́льце продолжал неистовствовать. Теперь он двигался быстрее, вероятно, привыкнув к избытку магической силы или к своему большому новому телу.

Как только мы подлетели ближе, гольце повернул голову в нашу сторону. Два его светящихся глаза с большими вертикальными зрачками сосредоточились на мне. Я заметила, как они расширились — го́льце определил меня как добычу. От его хищного взгляда у меня по спине пробежала дрожь.

Расценив меня как сгусток магической силы, гольце бросился вперёд. Экхарт с выкриком ударил и отбросил зверя назад.

— Розмайн, молись богам! — скомандовал он.

— О богиня ветра Шуцерия, покровительница всего сущего, о двенадцать богинь, которые служат рядом с ней… — начала молиться я, вливая магическую силу в кольцо.

Моя кожа покрылась мурашками, и на мгновение мне показалось, что сама богиня находилась рядом со мной. Я рефлекторно взглянула на пурпурную луну. Я не могла сказать, было ли это из-за луны, или нечто действительно находилось поблизости, но поток магической силы сейчас ощущался немного иначе.

— Пожалуйста, услышь мою молитву и дай мне свою божественную силу. Даруй мне свой щит ветра, чтобы я могла сдуть тех, кто желает причинить зло, — продолжила я, представляя в качестве ловушки для го́льца щит ветра в форме вывернутого зонта.

В воздухе возник полупрозрачный янтарный щит, вывернутый наизнанку, как я того и хотела. Узор, что можно было увидеть на щите ветра, сейчас располагался внутри. Оказавшись заключенным внутри гигантского купола, го́льце пытался атаковать, но его отбрасывало назад. Окружающие вздохнули с облегчением, однако я почувствовала, как в груди всё сжимается. Я ощутила, как моя магическая сила истощается при каждом ударе. На мгновение я подумала, что это лишь моё воображение, но нет — моя магическая сила утекала всякий раз, когда гольце буйствовал и бил по щиту ветра.

— Розмайн, ты не очень хорошо выглядишь. С твоей магической силой всё в порядке? — спросил Экхарт.

— Пока всё в порядке. Просто… это сильно отличается от того, когда я раньше использовала такой щит. Я уже создавала щиты ветра несколько раз, но моя магическая сила ещё никогда не утекала каждый раз, когда его атаковали.

— Это происходит потому, что твоему щиту приходится нейтрализовывать атаки гольца, обладающего большой магической силой. Я полагаю, что у всех, с кем ты сталкивалась раньше, просто не было столь много магической силы, — пояснил Экхарт.

Я кивнула. Всё так, как он и говорил. В первый раз я использовала его во время весеннего молебна, когда отгоняла крестьян, а затем — в храме, чтобы защитить других людей. Но я не получала прямого удара магической силой Фердинанда — мой щит просто блокировал случайные искры, когда он и граф Жаба сражались.

Я даже не подозревала, что от меня может потребоваться столько магической силы, чтобы поддерживать щит ветра против сильного врага. Я стиснула зубы и впилась взглядом в го́льце, который несколько раз врезался в щит, пытаясь прорваться. Если он и дальше продолжит истощать мою магическую силу с такой скоростью, то я не знаю, смогу ли я поддерживать щит достаточно долго, чтобы Фердинанд успел добраться сюда. Фердинанд, пожалуйста, доберись сюда как можно скорее.

***

— Розмайн, ты плохо выглядишь. У тебя кончается магическая сила? — спросил Экхарт.

— Пока ещё нет, — ответила я.

Определённо требовалось много сил, чтобы поддерживать щит от этих атак, и сейчас я боялась, что могу потерять концентрацию. Раньше всё, что от меня требовалось, это просто создать щит, но теперь я должна была оставаться сосредоточенной и поддерживать поток магической силы, чтобы щит не разбился.

— Сейчас мне приходится сражаться с ещё более опасным противником, чем го́льце.

— Более опасным?! О чём ты?! — воскликнул Экхарт.

— Я хочу спать.

Учитывая, что я устала, и уже было поздно, меня атаковал невероятно сильный враг — сон. Пусть я весь день проспала, но мы покинули город уже после седьмого колокола, и когда цветы опали, и плоды рюэ́ля начали расти была уже полночь. Затем мне потребовалось время, чтобы суметь получить плод. При этом на нас постоянно нападали магическими звери. Моё маленькое тело уже на пределе. Вдобавок, сейчас я на ездовом звере Бригитты, которая обняла меня одной рукой и смягчила нагрудник, чтобы я не ударилась о него головой. Её грудь стала для меня самой невероятной подушкой, какая только могла соблазнить меня заснуть. Уф, я хочу спать!

— Розмайн, возьмите себя в руки! — крикнул Экхарт. — Среди нас больше никто не сможет создать и поддерживать такой большой щит!

— Я знаю! У меня есть решение. Пожалуйста, кто-нибудь, расскажите мне несколько весёлых и захватывающих историй, чтобы я могла справиться с сонливостью!

Мои веки слипались, и я прикладывала все силы, чтобы не сводить взгляд с го́льца. Поэтому мне пришлось попросить помощи у рыцарей, которые отбивались от магических зверей, что время от времени прыгали на нас, чтобы те помогли мне остаться в сознании.

— Это неожиданная и сложная проблема. Думаю, Юстокс больше подходит для этой задачи, учитывая, что он любит собирать информацию, — сказал Экхарт, после чего обратился к Юстоксу. — Я полагаюсь на тебя.

— Подожди! У меня получается хорошо собирать информацию, а не пересказывать её. Не говоря уже о том, что я недостаточно хорошо знаю вкусы леди Розмайн, чтобы подобрать для неё хорошую историю. Дамуэль служит ей долгое время, так что, несомненно, он лучше подойдёт для этой работы.

Оба высших дворянина посмотрели на Дамуэля, отчего тот побледнел и резко покачал головой.

— Госпожа Розмайн интересуется книгами и библиотеками. Я не знаю никаких историй, которые могли бы её удовлетворить! — воскликнул он.

— Библиотеки? В таком случае я могу рассказать вам о библиотеке дворянской академии? — предложил мне Юстокс, приподняв бровь.

— Да! Пожалуйста, расскажи! Расскажи мне, сколько в ней книг, о чём эти книги… о чём угодно! — выкрикнула я, устремив на Юстокса наполненный предвкушением взгляд.

Моя сонливость исчезла в одно мгновение. Дворянская академия была учебным заведением для детей дворян, в которую я отправлюсь, когда мне исполнится десять. И в ней имелась настоящая школьная библиотека! Я хотела использовать эту возможность, чтобы узнать о ней как можно больше.

— Я никогда не думал, что встречу кого-то, кто так заинтересуется чем-то настолько банальным, — засмеялся Юстокс.

Затем Юстокс принялся рассказывать мне всё о библиотеке дворянской академии. Для большинства людей это могло бы показаться бессмысленными мелочами, но для меня это была ценная и увлекательная информация. Год постройки библиотеки, количество книг, которые в ней хранятся, о чём эти книги, кто пожертвовал больше всего, имена и возраст библиотекарей, и, наконец, про часть библиотеки, к которой большинство людей не могут получить доступ. Каждая такая деталь заставляла моё сердце радостно биться.

***

— Извините за ожидание! — раздался голос Фердинанда.

Когда я уже мечтала поскорее отправиться в дворянскую академию, прибыл Фердинанд. Его белый лев, приближающийся к нам на большой скорости, взмахнул крыльями и остановился.

— Это и есть го́льце? Розмайн, вижу ты смогла сдержать его. Должно быть, это потребовало много концентрации и магической силы. Отличная работа, — похвалил меня Фердинанд, глядя на мой щит и бушующего в нём зверя.

— Я смогла сосредоточиться благодаря тому, что Юстокс рассказал мне много увлекательных вещей.

— Вот как. Судя по выражениям лиц всех остальных, мне лучше воздержаться от уточнения подробностей. Экхарт, давайте поскорее уничтожим гольце.

— Есть!

Фердинанд быстро перевёл взгляд с меня на Экхарта, создал штап и также, как и Экхарт, превратил его в двуручный меч. Затем он влил в меч больше магической силы, чем мне довелось видеть когда-либо раньше, и поднял ездового зверя выше в небо. Экхарт бросил на Фердинанда напряжённый взгляд, после чего занял защитную позицию перед нами и медленно поднял меч, вливая в него магическую силу.

Как только Фердинанд оказался над головой гольца, его меч засиял всеми цветами радуги.

— Я ударю изо всех сил! — выкрикнул он. — Приготовьтесь!

Фердинанд поднял меч над головой и стремительно полетел на зверя, как будто собираясь врезаться в него. Мне показалось, что радужное сияние от меча Фердинанда, который пикировал вниз, становилось всё ярче.

— Розмайн, убери щит!

Я поспешно убрала щит ветра, и в то же мгновение Фердинанд и Экхарт взмахнули мечами. Огромный луч света устремился в голову го́льца, за которым последовали оглушительный взрыв и ударная волна такой силы, что я пошатнулась. Деревья были вырваны с корнями и повалились на землю, а в воздух взмыли грязь и камни.

— Ой-ой! — взвизгнула я, скрестив руки перед головой.

Бригитта же прикрыла нас плащом. Я услышала звуки ударов о плащ, но, кажется, Экхарт ударил так, чтобы защитить область позади него, а потому нам досталось намного меньше, чем всему остальному.

Единственного удара Фердинанда хватило, чтобы уничтожить го́льце, и тот растаял. Все, что осталось, это большой магический камень, который Фердинанд поднял и, осмотрев, покачал головой.

— Как и ожидалось. Бесполезен.

Камень, который мы получили, убив го́льце, был магическим камнем зверя, а не плодом рюэ́ля. Поскольку он содержал не только мою магическую силу, но и съеденных магических зверей, его нельзя было использовать для изготовления лекарства.

— Экхарт, поделите это между собой позже, — сказал Фердинанд, бросив ему магический камень.

Экхарт поймал камень и осторожно поместил в один из своих кожаных мешочков.

Когда я посмотрела на упавшие деревья, то увидела, что дерево рюэ́ль всё ещё стоит. Однако на нём не осталось ни одного плода — все были либо собраны Юстоксом, либо съедены магическими зверями.

— Сбор закончился неудачей, — печально пробормотала я.

Несмотря на то, что все мне помогали, и я смогла наполнить рюэль своей магической силой, его отнял за́нце. В результате тот превратился в го́льце, и поскольку мы сами не могли ничего с ним поделать, нам пришлось обратиться за помощью к Фердинанду. И чем в итоге мы могли похвастаться? Вообще ничем.

Я почувствовала, как на мою голову легла большая рука.

— Ты не виновата. Нам просто не хватило информации о Ночи Шуцерии. В следующем году мы будем полностью готовы к такой ситуации. Так что… не плачь, — постарался утешить меня Фердинанд.

— Я-я не плачу. Я просто зевнула, потому что очень хочу спать.

Я поспешно протёрла глаза и посмотрела на Фердинанда. В ответ тот лишь фыркнул.

↑ gold [gɔlt] (нем.) — золотоkatze [ˈkatsə] (нем.) — кошка
↑ sand [zant] (нем.) — песокkatze [ˈkatsə] (нем.) — кошка
↑ felsen (нем.) — скалыkatze (нем.) — кошка

Оставить комментарий