Глава 1031 – Не перебивай.

«Царю небес не стоит говорить опрометчиво.»

После слов Чэн Фэна все застыли. И потом гости начали приходить в себя. Один прадед, от которого исходила могущественная ци меча, а на теле мелькали 24 луны, возразил. Он был похож на небожителя лунных чертог.

«М?» — Чэн Фэн, прищурив глаза, посмотрел на него. Тот мужчина с обликами лун, был прадедом одной из 3 могущественных сект мечей — секты меча холодной луны. На нем был надет белый халат, на котором были выгравированы звезды. У него был загадочный характер, и казалось, что он в любой момент может выпустить разрезающий меч 9-ти небес. Секта меча холодной луны находится в северной части извечной пустыни, напротив секты первоначального демона. Часто культиваторы этой секты входят в дикие границы и разрезают демонов. Это была самая смертоносная секта из 3 сект меча.

Под взглядом Чэн Фэна тот культиватор поклонился и сказал:

«Царь небес, разрешите сказать. Секта бога лекарств, дворец Яо и другие… уже получили тяжелый урон. Теперь они закрылись у себя и объявили, что пока царь небес в этом мире, то не будут выходить из своих гор. Куда их загонять еще? Царь небес хочет полностью истребить их?»

«Верно, царь небес Чэн. Вы сегодня — гегемон извечной пустыни, первый культиватор звездной зоны и потрясаете мир. Нужно показать более мягкие методы, а не зверски убивать всех. Таким образом, вас все окончательно примут.» — прадед из секты черного Будды небесного района противостояния Будды тоже сделал шаг вперед и добавил. От него исходил черный туман.

«Верно. Царь небес Чэн, уже несколько десятков царей небес извечной пустыни погибло. Нельзя, чтобы еще цари небес погибали.»

«Крошечные 5 полубессмертных учений что могут сделать вам и школе Бэйцюн? К тому же, у них в горах есть божественная формация. Как формацию можно разбить?»

«Верно, отпустите их. Тогда вас будет уважать вся извечная пустыня…» — множество культиваторов стали уговаривать его.

Кто-то говорил, чтобы Чэн Фэн, как великий человек, умел прощать людей, и тогда он добьется расположения культиваторов извечной пустыни. Кто-то говорил, что все будут уважать Чэн Фэна и школу Бэйцюн. Но если он будет карать всех, то может навлечь на себя врагов.

Кто-то говорил, что божественные формации 5 бессмертных учений Чэн Фэн не сможет разбить, а только вернется с подбитым крылом.

Кто-то тайно угрожал Чэн Фэну, говоря, что если он пойдет против 5 бессмертных учений, то никто больше на извечной пустыни не будет покоряться ему.

Такие разговоры начали расходиться из главного зала, что множество гостей Ди Шэн Шань услышали их — прадеды, главы, ученики сект.

«Верно, царю небес Чэн стоит отпустить секту бога лекарств. Зачем в такой праздничный день убивать?» — один старик небесного района забвения проговорил.

«Слышал, у дворца Яо и других установлены божественные формации. Сам Хуа Шэн установил их, поэтому за несколько сотен тысяч лет еще никто их не мог подавить.» — говорил один человек.

«Хе-хе, Чэн Бэй Сюан если пойдет наперекор и будет обижать слабых, то каждый прадед не будет стоять безучастным.» — некоторые ученики даже тайно обменивались такими мыслями.

Лин У Хуа, Му Хун Ти, Сяо Ман и другие внезапно заметили, что эти прадеды пришли поздравлять с открытием школы, но тайно они выстроили линию фронта против Чэн Фэна, мягко угрожая ему.

Чэн Фэн мол не может так нагло убивать других.

В итоге несколько прадедов убеждали Чэн Фэна, чтобы он не убивал других. Иначе весь мир культиваторов извечной пустыни может и будет бояться его, но также не будет покоряться ему.

«Брат…» — Сяо Ман только хотела что-то сказать, как Чжао Чуе остановил ее.

Сегодня собрались Юань Ин, и Сяо Ман — хоть богиня китайского рода, но она Сянь Тянь. И не ее очередь говорить.

«Господа полагают, что лучше отпустить их? Даже хорошо обходиться с ними, чтобы они открылись и вышли наружу?» — Чэн Фэн спросил, почесывая подбородок. Он смотрел на всех с натянутой улыбкой.

«Так будет лучше всего. Лучше щиты и копья сменить на шелк и нефрит. Разве не будет так выгоднее?» — прадед секты черного Будды сказал, хлопая себя по ляжке.

«Лучше всего будет наладить связь с 5 бессмертными учениями. Тогда божественный повелитель Та Тян во время своего подъема, не пытался уничтожать их. Напротив, он заключил с ними союз и вместе управлял извечной пустыней, а 100 районов уважали их. Такой метод заключает в себе стабильность планеты.» — сказал один старик в черной одежде небесного района забвения. Он как раз гладил свою бороду.

Каждый прадед кивнул головой.

Шэнси увидела, что даже Цзин Хай немного улыбнулся.

В сердце от этой улыбки у нее похолодело. Похоже, каждый царь небес давно сговорился с другими царями небес. Они вместе будут противостоять подъему Бэйцюн — этой громадине. Они вряд ли любят секту бога лекарств и другие бессмертные учения, но чтобы подавить Бэйцюн, им нужны эти учения. Они с ними могут объединиться против Бэйцюн.

Таким образом, Бэйцюн останется одинокой на извечной пустыне.

*Царь небес Чэн, как ты отреагируешь?* — Шэнси выглядела загадочно, а ее соблазняющие глаза посмотрели на Чэн Фэна.

В этот момент, можно сказать был бой.

Тогда он разбил Ди Шэн Шань, показывая свою силу. Но сейчас сможет ли он покорить каждую секту? Полагаясь на грубую силу, у него не получится покорить всю извечную пустыню.

«Я не смогу атаковать секту бога лекарств?» — Чэн Фэн немного привстал, а в его глазах появился блеск, и улыбка исчезла с его лица.

«Бэйцюн только появилась, и нужно показать великодушие. Нельзя просто убивать. Это неразумно.» — Ян Сю — глава меча холодной луны ответил.

«Это же бессмертная божественная формация. В те года даже божественный повелитель Тян не атаковал их. Царю небес нужно быть осторожным.» — прадед черного Будды притворно улыбнулся. Он погладил свою лысину.

«Царю небес нужно быть осмотрительнее.» — в итоге даже глава небесной секты бессмертия сказал.

Небесный район бессмертия — является первым небесным районом. Это он привел 5 Юань Ин. От каждого исходила смутная ци, а их сила была дерзкой. Их глава был среднего возраста даос. Он был в синем даосском одеянии. Их глава был похож на изгнанного в бренный мир небожителя. Что касается культивирования, то в этом плане он достиг среднего уровня Юань Ин и вряд ли был слабее почтенного Цзяо.

Он, будучи главой первого небесного района, хоть и редко говорил, но каждое его слово было на вес золота.

Глава города священного огня, прадед Гуй Мин, Чжао Чуе, Цин Ши и другие помрачнели.

«Царь небес…»

Даже главный старейшина хотел что-то сказать. Все же это серьезное дело. Китайский род и Бэйцюн не сможет противостоять против всей планеты. Только Чэн Фэн легонько махнул рукой и прервал его:

«А если уважаемый не отпустит 5 бессмертных учений?»

«Тогда царь небес пойдет против воли всех сект извечной пустыни. Вы величественны, но вряд ли сможете подчинить всю извечную пустыню. Бэйцюн хоть и сильна, но неужели сможет выстоять против всей планеты?» — один прадед Юань Ин с усмешкой сказал.

Множество Юань Ин сидели, поджав ноги под себя, образовывая линию. Они все серьезно смотрели на Чэн Фэна. Они определенно не собирались все делать по указке Чэн Фэна.

В этот момент на всей горе Ди Шэн Шань наступила тишина.

Множество культиваторов смотрели в центр зала. Все знали, что решающий момент для всей извечной пустыни настал. Будет ли планета под Бэйцюн или будет под управлением всех сект, станет известно сейчас.

«Царь небес Чэн неразумен. Пробиваться вверх и управлять всеми — разные вещи. Он смог разбить грубой силой Ди Шэн Шань, но покорить всю извечную пустыню? Если только на протяжении нескольких сотен лет постепенно справляться с каждой сектой, перетягивая каждого прадеда на свою сторону, завлекая каждого выгодой, только так он может достичь правления. Но не сейчас.» — старейшина Юэ Лун шепотом проговорила.

Хуа Нун Ин тоже кивнула, соглашаясь.

Она управляет вершиной фиолетовой луны, и под ее началом более тысяч учеников. Она прекрасно знает, что грубой силой нельзя управлять толпой. Они внешне будут с тобой соглашаться, а на деле делать иначе. Такие злодеи могут быть везде. В любом обществе. Что на земле, что на извечной пустыне. Нет никакой разницы.

Хоть планета извечной пустыни — это планета культиваторов, но культиваторы все же люди.

Люди — без выгоды как их можно привлечь? Насколько бы у тебя не был острый меч, им это чувство не отрежешь!

Главный старейшина вздохнул. Он ругал себя, почему раньше не поговорил перед церемонией с Чэн Фэном. Все же Чэн Фэн молод и во многих вещах до сих пор не разбирается. В отношениях между людьми нужно разбираться, а не так — ставить всех перед фактом.

В этот раз церемонию транслировали на всю извечную пустыню. Один царь небес, используя силу великого закона, передавал изображение. В каждом главном городе небесного района был натянут экран.

Бесчисленное количество культиваторов и простых людей, гуляя по улице, могли видеть трансляцию.

А те, кто был высокого положения — главы сект и прадеды сидели в башне Чихэ или доме Фан и, попивая чай, который подносили красивые служанки, смеялись.

«Чэн Бэй Сюан в этот раз промахнулся. Он думал, что побил Ди Шэн Шань и теперь может всех покорить? Много надумал. Когда Ди Шэн Шань выпускал указы, всегда предварительно согласовывал их с небесным районом бессмертия и сектой громового неба.»

«Сила — это сила, манеры — это манеры. Он слишком молод, чтобы управлять планетой.» — множество истинных владык смеялись.

Множество людей завидовали этому первому культиватору извечной пустыни. Особенно всех злило то, что Чэн Фэн был из китайского рода. Этот низкосортный род. Он для них был как богач-выскочка, который быстро разбогател. Для всех аристократов Чэн Фэн был, как заноза в глазу.

«Ах, он считает себя божественным повелителем Тян? Который в одного может подавить извечную пустыню?» — один культиватор с мечом у пояса и серебристым длинным халатом рассмеялся. Он был Чинданом главной жены семьи царя небес.

В этот момент в главном зале.

Чэн Фэн словно стал свидетелем самого забавного случая в своей жизни. Он стал смеяться и хохотать. Он даже схватился за живот от смеха и чуть-ли не упал со сцены. От его смеха не только главный зал, но и все на сто ли вокруг стало дрожать. Словно весь Ди Шэн Шань охватило землетрясение.

«Ха-ха, с вами? Вы будете противостоять мне? Вы разве подходите?» — Чэн Фэн смеялся, прищурил глаза. В них появился холодный блеск, который постепенно преображался в золотой луч. Множество прадедов ощутили холод в сердце. Они словно увидели демона, а их душа словно оголилась перед его взглядом. И что-то острое кололо их душу.

Чем больше он смеялся, тем озадаченнее становились прадеды.

«Царь небес Чэн, что вы этим хотите сказать?» — в итоге самый вспыльчивый из прадедов, прадед секты черного Будды сделал шаг вперед и спросил.

«Шумишь.» — Чэн Фэн раскрыл глаза.

«Шшш!»

И один золотой луч мелькнул, пролетел через зал и, словно молния, ударил в череп прадеда секты черного Будды. Тот даже среагировать не успел. Его череп сразу был пробит, и кровь фонтаном стала брызгать на несколько десятков чжан. А его тело вовсе вылетело из главного зала.

Все задрожали, а прадеды побледнели.

Прошло много времени, как Чэн Фэн спокойным голосом сказал:

«Когда я говорю, вы разве можете перебивать меня?»

Оставить комментарий