Глава 1062 – Это не я провинился перед ней, а она передо мной.

«Бах!»

Множество лучей спустились на землю и остановились на левой стороне сцены. Могущественное давление сразу спустилось на всех, словно гора начала оказывать свое давление. Множество простых людей попали под опасную зону. Те, кто был слабее культивированием, сразу же начали задыхаться и побледнели. Некоторые падали в обморок.

И Ян Цзюн Цзэ, который стоял рядом с Чэн Фэном, покраснел. Можно было увидеть, как Чэн Фэн махнул рукой и ликвидировал давление, спадающее на Ян Цзюн Цзэ. После этого тот почувствовал облегчение и вздохнул.

«Ах!» — Чэн Фэн нахмурил брови.

Прибывшие люди очевидно не боятся навредить простым людям, раз смеют так своевольничать и выпускать свое давление. Такой поступок сильно огорчил Чэн Фэна. Только никто не смел что-либо говорить прибывшим.

«С почтением встречаем учеников храма великого начала, монастыря высшего начала и дворца солнца.» — Гао Бай Шэн, Чу Тян Сяо и другие высшие шишки Чунциня, культиваторы шэнхай поклонились и приветствовали прибывших.

Даже Чэн Цзю Ян прищурил глаза и сложил руки: «Не думал, что даже храм великого начала посетит собрание культиваторов Чунциня!»

Лучи рассеялись, и там появились несколько мужчин и женщин. Среди них были и старые и молодые. От старых исходила могущественная ци, как от дракона, и таинственное сияние. Они словно могли подавить 9-е небо. А молодые парни и девушки выглядели не старше 17-18 лет, но выглядели они очень гордо и надменно. Они косо смотрели на всех, их брала гордость за их школы.

«М.» — стоящий во главе старик только надменно кивнул, отчего Чэн Цзю Ян застыл.

«Очень дерзкий!» — кто-то под сценой проговорил.

«Это же заведующий внешними делами дворца солнца, почтенный Син. Говорят, он уже достиг пика Сянь Тянь, и среди культиваторов ниже Чиндан ему нет равных. Он представитель дворца солнца и даже главам государства только кивает в знак приветствия.» — один человек проговорил.

В этот раз старшее поколение из святой земли дворца солнца — почтенный Син прибыл. Но он привел нескольких учеников, чтобы представить свои секты. От каждого из них исходит таинственная ци и мерцает блеск. От их блеска в глазах у многих культиваторов молодого поколения застывает сердце.

*Секта храма высшего начала отправила своих учеников и должно быть, они хотят дать испробовать им наших учеников.* — несколько культиваторов шэнхай Чунциня озабоченно переглянулись.

Даже главные секты страны и их старейшины нахмурили брови.

Только Гао Бай Шэн, Чэн Цзю Ян и остальные продолжали сидеть спокойно.

После этого еще 2-3 Сянь Тянь спустились на сцену из Цзяннаня и других провинций и заняли главные места. Они поздоровались с Чэн Цзю Яном.

«Раз несколько важных гостей прибыли, то официальную часть собрания можно начать.» — один старик уровня шэнхай встал и объявил.

На собрание по обмену опытом собрались несколько предков каждой семья Чунциня или знаменитые культиваторы. Они показывали некоторые познания в культивировании. Их действия привлекли немалое внимание людей. Даже от такого многие люди просто пьянели.

Их в обычное время не увидишь. Даже если заплатишь большую цену, вряд ли к тебе придет культиватор и будет показывать приемы. Только сейчас, глядя на собрание по обмену опытом, можно увидеть могущественных культиваторов, которые показывают свои навыки.

Чэн Фэн не обращал на них внимания, а разглядывал людей храма великого начала и других.

Увидев того почтенного Сина, от которого исходила божественная ци, можно было понять, что он изучал могущественные техники. И еще несколько культиваторов их молодого поколения.

*Это либо культиваторы не с Земли, либо люди, получившие техники инопланетного происхождения.* — Чэн Фэн, побродив эти дни на Земле, понял уровень культиваторов земли.

Хоть на Земле были и Чиндан и много Сянь Тянь, но техники Земли были намного хуже чем на Извечной пустыне. Кроме мира Кунсю, где есть низкосортные техники, остальные техники Лунхушань, Варджаяна, Бацзи, Тайцзицюань — все это упрощенные техники. И если бы не резкое изменение линци и появление среди людей одаренных людей, то самое большее культиваторы здесь могли с трудом пробиться только на Сянь Тянь.

Даже так культиваторов Чиндан здесь было очень мало. И это были Чиндан низкого класса, которых даже не стоит и упоминать.

*Однако почтенный Син и другие ученики обладают техниками, которые отличаются от техник Чэн Цзю Яна и Гао Бай Шэна. Их техники законченные. Даже если немного испорченные, их все равно используют Юань Ин, Чиндан, Сянь Тянь. Должно быть эти техники им передали культиваторы великих учений из звездного моря. Действительно за храмом великого начала, монастырем высшего начала, дворца солнца и других стоят инопланетные культиваторы?* — Чэн Фэна глаза засверкали.

Он не против, если Чэн Цзю Ян, Гао Бай Шэнь и другие будут подниматься, потому что они — земляне. Но не допустит, чтобы клан моря, темной крови и другие инородные кланы или храмы великого начала, монастыри высшего начала и другие прикладывали руку к Земле.

Земля для людей. Это его решение. А не для инопланетян.

Чэн Фэн думал, как в этот момент до него донесся смех:

«Ах, это разве не брат Чэн? Почему он пришел на собрание по обмену опыта? Неужели он хочет подняться на сцену и показать все свои навыки. Показать всему миру?»

Чэн Фэн повернулся и увидел недалеко от себя Чу Юна, Сяо Сюан, Цзян Фэй Фэй, Чжао Мин Куна… А среди них как раз Лю Ян говорил и смеялся в его сторону.

«Ладно Лю Ян, достаточно.» — Цзян Фэй Фэй нахмурила брови. Она хоть и недолюбливала Чэн Фэна, но все же была доброй и порядочной девушкой. Иначе бы позволила тогда Лю Яну избить его.

«Сестра Фэй Фэй, Лю Ян прав. Твой родственник труслив, даже тот толстяк Ян Цзюн Цзэ посмел подняться на спарринг. А у твоего друга никакого мужского темперамента нет.» — Сяо Сюан сказала.

«Верно, Фэй Фэй. Не нужно винить Лю Яна.» — остальные молодые культиваторы тоже заговорили.

Цзян Фэй Фэй было нелегко. Эти люди были ее друзья, и она не могла изливать гнев на них. К тому же в глубине души она сама понимала, что Чэн Фэн труслив. Этот парень даже на сцену побоялся подниматься. Поэтому Цзян Фэй Фэй не находила слов.

«У каждого свои стремления, не нужно настаивать. Нам нужно лучше подготовиться. Скоро мы будем представлять высший слой Чжужоу. Подумайте, как вы будете сражаться.» — сидящий в центре Чу Юн спокойно сказал.

Может показаться, что он помог Чэн Фэну выйти из трудного положения, но на самом деле, он вынес приговор Чэн Фэну. Одно высказывание «у каждого свои стремления» означает, что Чэн Фэн больше не будет приниматься высшим слоем Чжужоу.

Редко когда кто-либо подвергался такому презрению. Теперь на него даже смотреть не будут, как некоторые ленятся смотреть на муравья или попрошайку.

«Они…» — Ян Цзюн Цзэ поменялся в лице.

Он про себя приходил в гнев и хотел возразить за Чэн Фэна, но все же промолчал. Ян Цзюн Цзэ ясно понимал, что его дружба с Чэн Фэном — это личное дело. Но если он пойдет против Чу Юна и других, то затронет жестокий мир.

«Ничего.» — Чэн Фэн похлопал по плечу Ян Цзюн Цзэ и посмотрел на Лю Яна: «Я из уважения к Цзян Фэй Фэй не обращал на тебя внимания. Но если ты еще раз скажешь подобное, я ладонью уничтожу твою душу.»

Чэн Фэн говорил спокойно, словно просил воды.

«Что ты сказал?» — Лю Ян поразился.

Ян Цзюн Цзэ застыл. Он не смел верить, что у Чэн Фэна нашлось храбрости так сказать культиватору.

*Ладонью убьет?* — Цзян Фэй Фэй и другие вытаращили глаза. Они не верили словам Чэн Фэна.

Чэн Фэн не обращал внимание на него и посмотрел на Цзян Фэй Фэй. Он серьезно сказал:

«В этот раз я простил их. Если будет еще раз. Пусть даже провинишься ты, я не буду снисходительным.»

«Чэн Фэн, что ты имеешь ввиду? Ты винишь меня?» — Цзян Фэй Фэй поменялась в лице.

«Ты или не ты, меня не касается. Хорошо следи за своими друзьями.» — Чэн Фэн посмотрел на Сяо Сюан, Лю Яна и других. Он просто сделал им предупреждение и все. Если бы Цзян Фэй Фэй не защищала его и не связь с тетей Тан, то Чэн Фэн давно бы Сяо Сюан и других смертельно проучил.

«Ты!» — Цзян Фэй Фэй побледнела и позеленела, а телом задрожала. В итоге она сказала: «Хорошо. Ты, по фамилии Чэн, с этих пор я — Цзян Фэй Фэй больше не имею ничего общего с тобой. Я обрываю с тобой связи!»

Как она проговорила, то сразу успокоилась. От нее исходил холод. Сяо Сюан хорошо знала Цзян Фэй Фэй и понимала, что если она сказала так, то на том человеке можно ставить крест.

*Цок-цок. Этот мальчик очень храбр. Нет никакого культивирования, но посмел задевать Лю Яна. * — Сяо Сюан посмотрела на Чэн Фэна.

А сидящая на краю одна девушка в ципао слегка покачала головой:

«Этот молодой человек неразумен. Лю Ян специально провоцировал его и в итоге разозлил, что тот сказал такие безнадежные слова. Цзян Фэй Фэй изначально была поставлена в трудное положение, но теперь он добился того, что она вовсе оборвала с ним все связи. Разве этого Лю Ян и другие не добивались? Теперь они со своей мстительностью не отпустят его.»

Действительно Лю Ян и другие сразу же холодным взглядом посмотрели на Чэн Фэна. Очевидно они что-то задумали.

Чу Юн нахмурил брови.

Чэн Фэн задел и его можно сказать. Он смотрел теперь на Чэн Фэна, как родитель на избалованного ребенка. По нему было видно, что он недоволен. Таким людям, как Чэн Фэн, без культивирования нужно вести себя осторожно. Нельзя ошибаться, иначе одна ошибка может перечеркнуть всю жизнь.

Как ошибка с Цзян Фэй Фэй.

«Брат Чэн, ты совершил грубейшую ошибку!» — даже Ян Цзюн Цзэ забеспокоился о Чэн Фэне и тихо прошептал: «Ты лучше сложи руки и попроси прощения у Цзян Фэй Фэй. Она хоть и богиня, но и девочка еще. Ты больше улыбнись и хорошо попроси ее. И она должна простить тебя. Иначе это действительно будет большой проблемой. Цзян Фэй Фэй такая красавица, жаль ее отпускать. К тому же без ее защиты, Лю Ян и другие не отпустят тебя…»

«Ладно, Цзюн Цзэ смотри соревнования.» — Чэн Фэн похлопал его по плечу, а взор его был глубок и таинственен:

«Это не я провинился перед ней, а она передо мной.»

Ян Цзюн Цзэ изумился. Он смотрел теперь на Чэн Фэна, как на сумасшедшего.

А в это время важнейшая часть собрания по обмену опытом — схватка между школами должна была начаться. Множество людей скромно уселись и ожидали, когда молодое китайское поколение Чунциня будет сражаться между собой.

В то же время группа людей в черных халатах тихо заходила сюда.

Оставить комментарий