Глава 1094 – Я давно уже не Чиндан божественного класса!

«Очень силен, очень силен! Разве может быть один Чиндан настолько сильным?» — множество наблюдателей в ужасе смотрели за всем.

Только что Чэн Фэн убивал Чиндан, словно куриц. Но теперь божественный сын развивает атаку начертания млечного пути высшего начала. Эта сила похоже беспредельна. На такой планете даже самый низший Чиндан будет исключительной личностью. Но на этом начертании можно было увидеть несколько сотен планет. Насколько же силен он?

После того, как у У Кайя пробудилась эта способность, он только полагаясь на начертание млечного пути высшего начала, мог разбивать всех учеников. Он стал одним из сильнейших учеников уровня Чиндан в секте высшего начала и ему был прописан путь к сыну богов.

«Умри.» — однако Чэн Фэн словно не обращал на все это внимания.

Он замерцал и, словно блики воды, махнул своей сухой веткой. Сухая ветка снова превратилась в волшебный меч, которым он разрезал второго ученика великого учения.

«Как ты посмел?» — У Кай гневно смотрел на Чэн Фэна

Он щелкнул пальцем, и позади него начертание млечного пути высшего начала засветилось божественным сиянием и, как небесный артефакт, направилось на Чэн Фэна. Только ловкость Чэн Фэна была непревзойденной. Он сделав шаг сразу оказался в другом месте. Мгновенно освободившись от начертания млечного пути высшего начала, Чэн Фэн появился перед молодым человеком с серебряными волосами.

«Нет!»

Тот молодой человек с серебряными волосами тоже был из секты высшего начала. Он испуганно достал один иллюзорный волшебный меч. Тот волшебный меч образовался из звездного света, как будто скопился из звездной пыли. Однако в нем содержалась чудовищная магическая сила. Не было ничего, что могло его пробить. Звездная пыль легко может ранить Чиндан, а у него было множество звездной пыли. Этот меч тоже очевидно был удивительным артефактом.

Только Чэн Фэн взмахнул мечом, и его золотой луч ничто не могло остановить.

Даже если он не развивал сверхъестественный способности, но даже сухая ветка в его руках обладала мощью. У Чэн Фэна содержалась магическая сила, не уступающая силе пика Чиндан. Что могут сделать ему крошечные Чинданы?

«Скдыщь.» — 3-й ученик пал.

«Аааа.» — У Кай гневно рычал. Он, выпуская разные техники, преследовал Чэн Фэна, чтобы убить.

Но Чэн Фэн мелькал и каждый раз уклонялся от его ударов. Он добрался до другого ученика великого учения и за несколько мгновений убил еще нескольких учеников. Он постоянно разбивал учеников. А другие, как псы, торопливо направились обратно к горам Яньшань под защиту формации.

«Кучка муравьев. Еще смеете презирать моих землян.» — Чэн Фэн, держа в руке сухую ветвь, взмахнул ею, отчего повсюду разошелся драконий свист. Вокруг него мгновенно несколько десятков Сянь Тянь и Чиндан погибли. После их смерти свист стал легким.

У Кай побледнел.

Сейчас Чэн Фэн убил половину учеников и управителей храма великого начала, монастыря высшего начала, дворца солнца и учения пустоты. Особенно учеников великих учений. Он убил около 10 учеников. От этого сердце У Кай обливалось кровью. Как он будет смотреть старейшинам в глаза, когда вернется обратно в секту высшего начала. Как они накажут его?

«Мальчик, ты обречен. Ты даже не знаешь, кого ты задел. Каких врагов себе ты нажил. Твоя секта, семья, клан, страна, даже вся планета повергнется в хаос из-за твоих сегодняшних действий. Мы всех вымоем в крови. Все люди станут рабами. Девушки будут проститутками, а мужчины — чернорабочими. Все люди, кто как-нибудь связан с тобой, будут убиты — и стар, и млад. Мы всех уничтожим! Не оставим и следа!»

«Как только эта планета превратится в море крови, только тогда каждое учение успокоится!» — У Кай говорил каждое слово, наполняясь ненавистью. Он пришел в ярость и проклинал миллиардное население людей.

В этот момент.

Неважно китайцы или другие нации, культиваторы или же простые люди, Чжужоу или Пекин — все люди ясно слышали слова У Кайя, и все ощутили огромную ненависть и намерение убийства У Кайя.

*Не совершили ли мы ошибку?* — множество людей задумались про себя.

Особенно те, кто более-менее знал силу великих учений.

«Чэн Бэй Сюан, ты провинился! Ты провинился перед всем человечеством!» — Цинь Дун Му горестно прокричал.

Но Чэн Фэн только холодно улыбнулся: «Чтобы казаться крутым, сначала стань им. А пока, ты только кричишь — как петух, что не стоит и упоминаний.»

«Ах.» — У Кай холодно вздохнул, а начертание млечного пути высшего начала за его спиной еще сильнее засверкало.

«Чэн Бэй Сюан, я слышал, что ты на извечной пустыне создал себе божественный класс золотой пилюли. Только и у божественных классов есть разница. Что может твоя пилюля сделать в заброшенной звездной системе? Она с моей божественной золотой пилюлей вовсе не может сравниться. Сегодня я уничтожу тебя в наказание всем землянам!» — после сказанного он сделал шаг.

«Бах!»

За его спиной блестящие серебряные узоры стали переплетаться на начертании млечного пути высшего начала. Оно преобразилось в небесную божественную радугу, которая стала пронзать небо, разбивать солнце и луну, рушить реки и горы. Множество людей от этой мощи стали на колени и задрожали. Божественная радуга, как меч, содержала в себе чудовищную силу и направлялась на Чэн Фэна. Эта атака не уступала удару Юань Ин. Даже атака кровавого предка уступала этой атаке.

«Это и есть мощь Чиндан божественного класса.»

Некоторые люди безумно кричали про себя.

Перед такой атакой никакой магический артефакт, сверхъестественная способность и тело дао не выстоит. Чиндан без небесного артефакта будет обречен. Даже Юань Ин будет опасаться этой атаки.

«Чэн Бэй Сюан сможет выстоять?» — бесчисленное количество людей смотрели на Чэн Фэна и взволнованно спрашивали себя.

У всех были разные ощущения. Кто-то беспокоился, кто-то волновался, кто-то был напряжен, кто-то радовался, но все сейчас припали к экранам.

Кто-то предполагал, что Чэн Фэн выпустит какой-либо тайный артефакт или же будет использовать какую — либо сверхъестественную способность. Только так он сможет устоять перед ударом У Кайя.

Но Чэн Фэн только холодно усмехнулся и поднял меч кверху, а сухую ветку длиной чуть более одного чи поставил перед грудью. Затем приложив ее сверху меча, спокойно сказал:

«Руби!»

Этот простой меч был словно самый обычный школьный меч, на котором можно было совершать самые простые начальные действия по фехтованию *рубить, пронзать, колоть, перерезать, махать*. Он выполнял простые движение.

Но на сухой ветке сиял божественный блеск, который, как нож, режущий сливочное масло, легко разрезал полотно млечного пути высшего начала в сто чжан длиной. Он разрезал полностью, от начала и до конца это полотно.

И на всем пути он не встречал каких-либо препятствий.

Множество переплетенных божественных сияний, как бурные волны стали разбиваться. Эта атака, не имеющая себе равных среди Чиндан, которая не уступала атаке Юань Ин, перед сухой веткой и мечом Чэн Фэна просто разорвалась. Словно ребенок бамбуковым мечом разрезал бумагу. От атаки Чэн Фэна, когда он перерубил начертание млечного пути высшего начала, осталась сила, которая направилась на У Кайя.

«Тьфу…»

Этот могущественный кандидат в сыны бога секты высшего начала из-за повреждений сверхъестественного прозрения стал плеваться кровью. Затем он начал падать с неба на землю. Чиндан чуть ли полностью не разбился от такой мощи. Бесчисленное количество культиваторов и учеников из 4-х великих учений, вытаращив глаза и разинув рты, смотрели на все это. Они не верили своим глазам.

Только Чэн Фэн спокойно забрал своей меч и вольготно сказал:

«Божественный класс Чиндан? Я уже давно не божественного класса Чиндан.»

Оставить комментарий