Глава 1116 – Я убью тебя 1000 раз.

Огромный древний возвышающийся до небес храм создания великого духа стоял здесь. Перед ним шипели и ревели демоны. Множество созданий, подобных черным драконам, взвивались вверх. От них исходил мощный разрывающий поток ци. Храм создания великого духа возвышался в небо. От него исходило множество бессмертных узоров и словно за тысячу, десять тысяч, сотни тысяч лет еще не появилось хоть какого-нибудь следа на нем.

А в этот момент перед огромными дверьми в более тысячи чжан уже текли реки крови. Изначально здесь погибло более 100 Юань Ин и несколько тысяч Чиндан от рук Чэн Фэна. Но в этот момент от летающего меча небожителя снова в одно мгновение погибло 13 гениев, 5 могущественных огромных летательных кораблей и даже 6 сынов богов. Повсюду текла кровь.

Если посмотреть на эту кровь, то ничего особенного не увидишь. Однако если приглядеться, то можно заметить, что на ней было множество огромных узоров талисманов и т. д. А на телах погибших также можно было увидеть рубцы от меча, что говорило о причине их смерти. Координированная атака Юань Ин решена вот так вот.

Если бы не передающиеся техники или сильные закаленные тела, как у Чэн Фэна, то те Юань Ин и одной атаки не смогли бы выдержать. Стоило бы только использовать простой небесный артефакт, как они сразу бы погибли.

«Щелчки.»

У сына бога высшего начала, который находился слева, замерцал серебряный плащ. Он постепенно стал расходиться. Это был высочайшего уровня небесный артефакт. Даже среди моря звезд такой артефакт стоил по меньшей мере миллиард духовных камней, но в этот момент этот артефакт развалился на 2 части. Далее кровавый след стал медленно расходиться в разные направления.

«Пшшшш.»

Когда расходился кровавый след, все артефакты на теле сына бога высшего начала начали звонко раскалываться. Можно было увидеть, как на его руке один древний медный перстень, еще черного цвета браслет, четки с драконьими узорами, подвеска на шее зеленого цвета и другие артефакты одновременно лопнули.

*Подвеска гор и рек, божественный перстень высшего начала, нефритовый тотем божественного повелителя, каменное кольцо пустоты…* — монах Лин Юн стоял в стороне и по первому взгляду узнал несколько артефактов. Можно сказать, что у каждого из этих артефактов была выдающаяся история. По меньшей мере каждый соответствовал небесному артефакту. Обычному Юань Ин за всю жизнь вряд ли получится заработать хоть один такой. Но у сына бога высшего начала таких было 7-8, и все они были драгоценны.

Но в этот момент все эти драгоценности разрывались, от них теперь не исходила какая-либо ци.

После этого, под испуганным выражением лица сына бога высшего начала, все его тело стало разрезаться. И под этими разрезами можно было увидеть, как появлялись нефритового цвета кости и золотистого цвета мышцы.

Золотое тело, нефритовые кости, божественная кровь.

Это доказывало, что сын бога высшего начала достиг уже высшего уровня в закалке тела, и его тело было намного сильнее обычного Юань Ин. Даже простой небесный артефакт не сможет его поранить. Однако перед летающим мечом небожителя Чэн Фэна он не выстоял и раза.

«Бух.»

В итоге сын бога высшего начала разорвался. Даже серебряного цвета младенец начала в его теле от невидимого меча разрезался пополам. После младенца начала и он уже был обречен.

От одного удара меча сын бога высшего начала пал!

И это было начало.

«Бух, бух, бух.»

Можно было увидеть, как в то же время раздавались взрывы.

Сын бога великого начала, сын бога Ньекун… все 6 сынов богов взорвались. Даже их защитные ритуальные сосуды взорвались. Монах Лин Юн даже заметил один защитный амулет, созданный самим Хуа Шэн. И он даже не выстоял от меча Чэн Фэна. Самые прочные младенцы начала и души тоже разорвались на части.

Все оставшиеся в живых замолкли, как цикады зимой.

«Очень силен, очень!» — монах Лин Юн проговорил. Его ноги задрожали. Он понял, что из-за того что он не вредил Чэн Фэну, из-за этого Чэн Фэн его и оставил в живых.

А другие культиваторы, по счастливой случайности оставшиеся в живых, стучали зубами от страха. Они жалели, что нельзя было сейчас им провалиться на месте.

Эта огромная беда для всех.

Как только новость о случившемся дойдет до всего рубежа малого южного неба, то тогда скорее всего все великие учения выйдут из себя от гнева. Тогда они на этот раз отправят в 10, а то и в 100 раз сильнее эскадрилью. Они уничтожат не только Землю, но и всю эту заброшенную звездную зону. Даже эти выжившие Юань Ин и Чиндан не смогут сбежать.

Под гнев бессмертных учений попадут и они.

*Наш сын бога погиб, почему ты крошечный Юань Ин или Чиндан до сих пор жив? Может ты помогал врагу, поэтому ты выжил?*

Стоит одному человеку так проговорить, как все они погибнут.

«Аааа, я обречен на смерть!» — внезапно раздался крик.

Можно было увидеть, как над телом сына бога учения Ньекун появился смутный облик, который горел пламенем. Мощная святая ци стала расходиться по сторонам. Очевидно это был *талисман замены жизни*. Он намного драгоценнее защищающего божественного талисмана, потому что этот талисман сделан из крови Хуа Шэн.

А кровь всемогущего драгоценна.

Говорят, что капля крови всемогущего может убить Юань Ин и может все на несколько сотен ли превратить в порошок.

Пусть это преувеличение, однако даже так талисман, написанный кровью всемогущего, обладает огромной силой. Можно было увидеть, как талисман загорелся, и от него появился луч, который накрыл тело сына бога Ньекун. Под этим лучом тело сына бога стало зарастать, а кровь и плоть переплетаться. И когда его тело полностью восстановилось, то даже шрам от меча исчез на сыне боге.

«Истинный талисман всемогущего.» — оставшиеся Юань Ин закричали.

Монах Лин Юн тяжело вздыхая сказал: «Действительно. Величественный сын бога на теле обладает столькими защитными артефактами. Разве он не может избежать смерти? Должно быть ему легко избежать ее.»

Тот сын бога учения Ньекун рассмеялся:

«Чэн Бэй Сюан, твой меч действительно неплох. Только ты не сможешь меня убить. Можешь просто помечтать об этом. Сила и могущество уважаемого тебе и не снились.»

Под божественным лучом все его тело стало восстанавливаться, а его ци стала намного сильнее чем прежде. Пусть даже он сам сейчас находился на краю смерти.

«Истинный владыка Чэн…» — даже Цзян И Ран не выдержала и, ухватившись крепко за Чэн Фэна, проговорила.

Если остальные восстановятся? Если у них тоже сработают их талисманы? А Чэн Фэн похоже не много раз может воспользоваться этим мечом.

Другие полагали, что Чэн Фэн непобедим. Только Цзян И Ран остро ощутила, что после того, как Чэн Фэн использовал свой меч, медное сияние меча потускнело. Меч теперь выглядел, как древнее покрывшееся пылью железо. Очевидно, что за такой короткий промежуток Чэн Фэн не сможет дважды использовать меч.

На самом деле Цзян И Ран была права.

*Техника летающего меча небожителя*, можно сказать, содержит в себе силу и сознание великого культиватора. И когда воспользуешься им, когда выпускаешь им удар, то сочетаешься с непревзойденной техникой меча, и мощь атаки меча достигает предела. Поэтому за один раз он смог легко разбить 6 сынов богов.

Но после этого меч растратил свою силу, и теперь понадобится еще много времени, чтобы он снова скопил свою мощь. Даже Чэн Фэн сейчас на руках не имеет второго такого небесного артефакта, как этот меч.

Но Чэн Фэн по-прежнему держал его и спокойно сказал:

«Сын бога Ньекун, ты слишком недооцениваешь мою технику летающего меча небожителя, которая может потрясти млечный путь и всю вселенную. Он даже может убить святого Хэ Дао. Что там твой крошечный талисман замены жизни? Пусть даже он тебе поможет несколько раз или хоть тысячу раз, ты все равно не сможешь выжить.»

«Что ты имеешь в виду?» — Сын бога Ньекун холодным тоном проговорил.

Не успел он среагировать, как на его теле еще невидимый рубец снова стал появляться и разрезать его тело. Шрам превращался в рану, и словно невидимый меч повторно разрезал сына бога. Что даже его младенец начала и душа разрезались на две части.

«Бух.»

Далее можно было увидеть, как сын бога высшего начала, великого начала, вихря и другие тоже с помощью талисманов замены жизни воскрешались. Однако из-за их невидимых ран они снова погибали.

Особенно сын бога Ньекун. У него было 3 талисмана, вот он три раза и воскрешался. Только он также три раза погибал.

В итоге, когда у него закончились талисманы, он с криком полностью рассеялся. Даже его младенец начала, душа и плоть рассеялись в пространстве.

В этот момент наступила гробовая тишина.

Все оставшиеся Юань Ин, старейшины и ученики сект вытаращили глаза. Монах Лин Юн задрожал.

Насколько это могущественная техника?

Даже талисманы, лично сделанные всемогущими, не смогли их спасти. Хоть они воскрешались, но все равно по-прежнему погибали.

«Это… это разве человек создал такую технику? Даже божественная техника меча не сможет быть настолько могущественной.» — Монах Лин Юн говорил шепотом.

Чэн Фэн улыбнулся.

Конечно эта техника создана не человеком. Неизвестный виртуоз меча тогда легко такой техникой убивал культиваторов Фан Сю и святых Хэ Дао. Вся вселенная была потрясена ею. Созданная им техника «летающий меч небожителя» — является одной из самых смертельных техник во всей вселенной. Она смело входит в первые 20 смертельных техник вселенной. А у Чэн Фэна она сейчас была одной из трех сильнейших техник.

Если бы не требовалось для нее постоянной энергии одного божественного меча, то возможно она бы считалась самой смертельной техникой!

Но в этот момент внезапно над телом сына бога солнца появилось пламя. Один золотого цвета младенец начала, превратившись в радугу, направился в храм создания великого духа.

Оставить комментарий