Глава 1160 – Муравьи

«Аааах.»

Как только раздался этот вздох, все вздрогнули.

Каждый сын бога и старейшина повернули голову и посмотрели в глубину космоса. Они увидели молодого человека в черном, который шел с заложенными за спину руками. Он медленно вышагивал.

У него были черные волосы и черные зрачки. На его черном китайском халате было 12 узоров — рыбы, реки и озера, птицы и звери, насекомые, солнце и луна — все живые существа. На его голове была шапка даоса. Он имел красивую внешность и на вид ему было 16-17 лет. Он был очень похож на Чэн Фэна, с которым сражались три сына бога. Словно они сражались с его братиком.

Однако этот Чэн Фэн выглядел более реалистичнее. В нем действительно была жизнь.

«Действительно раздвоившаяся душа.» — один старейшина вздыхая проговорил.

Множество сынов богов вовсе озадачились.

Они все изучали материалы на Чэн Фэна. Только когда раздвоившаяся душа билась с И Цянем этот бой могли увидеть только инопланетные культиваторы. А когда культиваторы из звездного моря собирали информацию, то скептически отнеслись к ней.

Культиваторы из звездного моря высокого мнения о себе. Разве может из заброшенной звездной зоны появиться могущественный культиватор?

А когда Чэн Фэн сражался уже против трех сынов богов, то это уже самое большее что они могли ожидать от него. Они думали, что так и должно быть.

Разве может первый культиватор заброшенной звездной зоны быть божественным повелителем, тем более на уровне Чиндан?

Не то, что бессмертные великие учения, даже стоявшие за ними старейшины других учений не верили в это.

Поэтому когда шло сражение, сыны богов не присматривались внимательно к Чэн Фэну. Только Цяо Ю, будучи девушкой с мягким характером, допустила эту мысль. Еще когда она путешествовала по Земле, то узнала, что раздвоившаяся душа Чэн Фэна находилась во дворце Бэйцюн. Поэтому подозревала что-то нечистое.

Но стоило ей спросить, как положение поменялось.

*Он, оказывается, с раздвоившейся душой сражался против трех сынов богов?*

От одной только этой мысли у всех сердце наполнилось холодом.

Все знали, что в мире культиваторов сила раздвоившейся души слабее истинного воплощения. На самом деле сила раздвоившейся души слабее тела в два, а то и в три раза.

Если сила раздвоившейся души и истинного тела будут одинаковы, то можно обоим сражаться против одного. Особенно среди могущественных культиваторов. Если Хуашэн сможет выпускать раздвоившуюся душу, то она может равняться силе одного всемогущего. И эта раздвоившаяся душа может уничтожить просто одну секту. Настолько она будет сильней.

В центре мира млечного пути одна бессмертная секта наследует сверхъестественную технику *разделение ци на три чистых*. Эта техника за короткое время позволяет выпустить три разделившейся души, у которых примерно будет одинаковая сила.

Эта сверхъестественная техника входит в *список исключительных методов вселенной* и находится в первой десятке среди всех методов вселенной. Действительно эта техника может потрясти солнце и луну. Та бессмертная секта только на основе этой техники может раздавить море звезд. Можно сказать, что один метод определяет процветание бессмертной секты и священной земли.

Раздвоившаяся душа Чэн Фэна во чтобы то не стало не может быть сильнее того метода.

Сейчас нужно определить, насколько он действительно силен?

«Вы смогли обидеть мою раздвоившуюся душу и считаете это радостным событием?» — Чэн Фэн махнул рукой и призвал к себе раздвоившуюся душу. Она превратилась в радужный луч и прилетела к Чэн Фэну.

Юань И недовольно посмотрел на Чэн Фэна.

Все, включая Ван Вэйя и Лин Яна, поменялись в лице.

Они били, били его, а оказалось, что они сражались с раздвоившейся душой. Даже если они убили бы его, все равно не было от этого большой пользы. Лин Ян больше всего был в шоке. Он чуть ли не плевался кровью. Он потратил 3 талисмана замены жизни! Каждый такой талисман несравненно драгоценный.

«Ты и есть Чэн Бэй Сюан. Твоя раздвоившаяся душа смогла сразиться с нашими войсками. Ты действительно достоин быть первым культиватором заброшенной звездной зоны.» — его величество Цинь Фэн впервые проговорил.

Он говорил почтенно, а в руках держал поводья девятикрылого огненного феникса. Его тело было покрыто языками пламени.

Цинь Фэн впервые похвалил Чэн Фэна. Словно он признал силу Чэн Фэна.

«Мне не нравится, когда называют мой дом заброшенной звездной зоной. Вы можете называть ее — как срединная равнина или же галактика.» — Чэн Фэн холодным тоном ответил. Он с одной стороны говорил, с другой стороны восстанавливал младенца начала 9-ти отверстий.

После продолжительных битв на его раздвоившейся душе появилось множество шрамов. У него была разорвана рука и нога. Младенец начала 9-ти отверстий спустился на средний уровень Юань Ин. Однако Чэн Фэн вливал невообразимое количество божественного сознания и младенец начала поглощал золотой туман. Можно было увидеть, как он быстро восстанавливался.

«Галактика…это вы земляне так называете?» — Цинь Фэн немного нахмурил брови: «Можно и изменить название. Ты если вступишь в мое учение бога солнца, то я смогу сделать тебя хозяином. И все эта забр…галактика будет твоей. Ты будешь божественным полководцем срединной равнины. И с этих пор все звезды в этой зоне будут твоими. Все будут уважать Чэн Бэй Сюана. Кроме великой возможности все будет твоим! Мы позволим существовать твоей семье и существовать вечно!»

Цин Фэн снова предложил Чэн Фэну титул. Только это не титул, который предлагал Налан. Сам Цинь Фэн сказал свое слово. А это значит, что даже сам великий император не сможет опровергнуть потом эти слова.

Все люди застыли, а потом поняли.

Цинь Фэн увидел силу Чэн Фэна? Он действительно хочет пощадить его? Чэн Фэна раздвоившаяся душа сильная, а сам он?

Лин Ян, Ван Вэй и другие огорчились. Однако сила Чэн Фэна действительно могущественна.

«Что? Если не нравится, то ты можешь сказать свои условия.» — Цинь Фэн искренне сказал.

Но Чэн Фэн только усмехнулся:

«Твои подчиненные посмели атаковать школу Бэйцюн и ранить моих учеников. А теперь вы со стотысячным войском окружили Землю. Думаешь, что можно легко меня — Чэн Бэй Сюана одурачить? К тому же ты — крошечный Юань Ин еще хочешь призвать меня к себе в ученики?» — Чэн Фэн говорил спокойно.

Он — почтенный Бэй Сюан. Даже если бы здесь был старейшина из бессмертной секты и призывал его склонить голову, то он все равно бы не склонил. Куда там сыну бога из окраины!

«Ах.» — Цинь Фэн похолодел и вздохнул.

Один старейшина учения бога солнца поменялся в лице: «Ты с ума сошел! Не знаешь — что хорошее, а что плохое? Наш сын бога искренне предложил тебе титул, а ты посмел оскорблять нас?!»

«Безумец, как посмел!»

Множество сынов богов возмущались.

Цинь Фэн — самый сильный среди них, но Чэн Фэн игнорировал его. Значит он вовсе не смотрит остальных? Их гордость и самолюбие были сильно задеты после этого.

«Хе-хе. Значит вот оно как.» — в это время раздался смех.

Все повернулись и странно посмотрели на сына бога великого начала.

«Чэн Бэй Сюан, только что ты удивил меня. Я действительно думал, что ты настолько силен и уже достиг уровня Хуашэн. Но сейчас, подумав о той вещи, я понял, что божественный младенец 9-ти отверстий — вовсе не твоя раздвоившаяся душа. Очевидно это что-то другое. Это может быть божественная пилюля или другой предмет. Это своего рода твоя кукла-марионетка. Ты чуть ли не одурачил меня.»

Вокруг сына бога великого начала весь мир находился на грани жизни и смерти. Он своими зрачками мог все разрушить. Солнце и луна падали.

«Марионетка? Драгоценность?»

От всего сказанного многие удивились. Несколько сынов богов задумались.

Раздвоившаяся душа конечно слабее истинного культиватора. А тот, кто может выпустить марионетку младенца начала, по меньшей мере должен быть всемогущим Хуашэном или культиватором в полушаге от Хуашэн. Поэтому все и испугались.

Но если использовать некую драгоценность или переработанную марионетку, то это уже другое.

В глубине вселенной есть святые земли или великие учения, которые могут переработать марионеток уровня Хуашэн для охраны чего-нибудь. Более того, есть даже знаменитая секта марионеток. Говорят, у них есть специальные техники переработки марионеток, в которых сила марионеток намного сильнее самого человека. Поэтому истинная сила Чэн Фэна не обязательно может быть намного сильнее его* раздвоившейся души*.

«Действительно техника марионеток?»

Множество старейшин стали осматривать божественного младенца 9-ти отверстий.

Они заметили, что у него лицо было как у Чэн Фэна, и он был создан из чистого божественного сознания. Только в нем есть какая-то странная сила, словно вскормленная природой. Очевидно, это другой материал и точно не чистое сверхъестественное перевоплощение.

«Ха-ха! Оказывается, ты полагался на силу артефакта? Чуть ли не обманул меня.» — Лин Ян усмехнулся.

«Очень умен. Жаль, что это оказалось бесполезно.» — Цяо Чжэнь покачал головой.

Юань И молчал и, управляя своей колесницей с двукрылым небесным драконом, подлетел к Чэн Фэну угрожая ему. Множество божественных полководцев, управляя стотысячным войском, закрепили пространство и обступили его со всех сторон, обрезая Чэн Фэну путь к бегству.

Остальные сыны богов, как Лин Ян, Ван Вэй, сын бога высшего начала, Ньекун… тоже подлетали.

Цинь Фэн холодным тоном проговорил:

«Чэн Бэй Сюан, уважаемый дает тебе последний шанс. Сдавайся, стань моим подчинённым, и я позволю тебе быть вечным хозяином срединной равнины. Если откажешься, то я вымою кровью школу Бэйцюн и уничтожу всех твоих учеников.»

«Его высочество гуманный и справедливый! Чэн Бэй Сюан, быстрее становись на колени и проси милости.» — один старейшина Юань Ин учения бога солнца сказал.

Множество старейшин усмехались сейчас. У него может быть такая же сила, как и у его раздвоившейся души, а может быть еще и слабее. Его можно легко разбить. К чему сейчас стоять и совещаться о чем-то.

Перед толпой окруживших его врагов Чэн Фэн спокойно ответил: «Много говорите.»

После этого он поднял руку и выпустил давление на всех.

«Бах!»

Невообразимая мощь взорвалась в этом пространстве. Небо и Земля задрожали! Похоже весь космос взрывался, звезды разбивались, а солнце и земля падали! Предельные волны магической силы накрыли все здесь. У всех задрожали сердца, старейшины Юань Ин просто не могли крепко стоять, у них задрожали ноги.

В этот момент Чэн Фэн был подобен древнему богу, который вышел из первозданного хаоса и надменно взирал на все живое.

Сыны богов для него были подобны муравьям!

Оставить комментарий