Глава 1170 – Легкая победа

В глубочайшей древности в царстве бессмертных, когда их ученики достигали высшего уровня Юань Ин, у них появлялась единая сила. Тогда они уже могли подавлять Хуашэн.

Чэн Фэн только получил бессмертного младенца на уровне Юань Ин, однако его дух и тело все еще задержались на уровне Чиндан. И когда он сливает их вместе, то у него получается половина великой силы.

Хоть это половина, однако это половина великой силы куда мощнее так называемых культиваторов в полушаге от Хуашэн. Из тех, кто вступил на уровень полу Хуашэн, очень мало кто может стать Хуашэн.

Если Хуашэн — это истинный дракон, то полу Хуашэн — это просто водяной дракон, которому до истинного дракона более 108 тысяч ли.

А Чэн Фэн можно сказать несовершеннолетний истинный дракон.

Хоть он несовершеннолетний истинный дракон, однако он куда сильнее водяного дракона. Между ними разница — как между грязью и облаками.

«Бабах!»

Когда сила бессмертного младенца, тела и духа слились — могущественная сила и могущественный бессмертный луч стали исходить от тела Чэн Фэна. Он стоял, заложив руки за спину. Его одежда колыхалась, а небо тряслось вокруг. Луна, которая находилась в тысячи ли от него, в этот момент дрожала. Множество людей в космосе ощущали трепет на душе.

Если бы Сун Юй Фэй давно не покинул солнечную систему, то сейчас он уже бы не говорил, что Чэн Фэн определенно проиграет.

«Это?» — множество одиночных культиваторов, которые еще не успели покинуть Землю, выкатили глаза.

Они увидели над макушкой Чэн Фэна бессмертный ореол, который озарял его золотым лучом. Словно это король бессмертных спустился в мир смертных. Его ореол казался намного драгоценнее и важнее чем ореол всемогущих. Однако если человек обратит внимание, то можно было заметить, что этот ореол казался иллюзорным.

«Это что за сила?» — несколько старейшин удивились.

Худой старик в этот момент впервые серьезно посмотрел на Чэн Фэна.

Цинь Цзян перестал улыбаться, а в его глазах появился страх.

Женщина в дворцовой одежде теперь не казалась спокойной, она нахмурилась.

Они ощутили ци всемогущего от Чэн Фэна.

Хоть она не была такой же мощной, как и у всемогущего, она была как ци ребенка. Однако эта ци была ци всемогущего и выше их уровня.

«Он действительно стал божественным повелителем? Но как это возможно? Видно же, что он только культиватор Юань Ин. Тем более в заброшенной звездной зоне нельзя стать Хуашэн. Где это видано, чтобы фальшивый божественный повелитель вступал на небеса. Если здесь появится божественный повелитель, то это будет фальшивый божественный повелитель, не более. У него будет не такое тело как у всемогущего. Он — не истинный дракон!» — худощавый старик не веря проговорил.

Кто такой всемогущий? Это истинный дракон. И на рубежа малого южного неба, где так много выдающихся культиваторов, из 100 культиваторов в полушаге от Хуашэн появляется только один Хуашэн. Так много водяных драконов и редко из них появляется истинный дракон.

А в этой заброшенной звездной зоне как может появиться истинный дракон? Как по сравнению с морем звезд из этого грязного крошечного канала мог появиться истинный дракон?

«Возможно он познал какую-то секретную технику и нашел великую возможность на земле бессмертных. Иначе бы здесь не мог появиться истинный дракон!» — Фу Ян проговорил, нахмурив брови.

«Верно! Нужно вместе атаковать.» — худощавый старик крикнул: «Старики, вы теперь действуйте изо всех сил. Нужно схватить его. Если он сбежит, то наши главы не простят нам этого. У него есть великая возможность.»

Как только он сказал это, то сразу исчез со своего места.

Можно было увидеть, как в пространстве появилась серия силуэтов. Старик скакал в пространстве и постоянно оставлял силуэты вокруг Чэн Фэна, он нападал на него. Каждый силуэт был его раздвоившейся душой. И пока не убьешь все силуэты, не сможешь догнать старика.

Секретная техника учения Ньекун *Божественная техника — бесследная тень!*

«Ах мальчик, я не хотел изначально атаковать тебя. Теперь если кого винить, то тебе нужно винить только себя. За то, что развил такую технику.» — старик из секты великого начала сказал вздыхая. В его глазах появилась жизнь и смерть. Один мир всплыл перед ним, затем он уничтожился и, превратившись в черно-белый луч, направился на Чэн Фэна.

*Искусство рождения и гибели великого начала!*

Эта великая техника может ранить самого Хуашэн.

«Иди!»

Секта магического дня, секта высшего начала, учение вечности также стали выпускать свои сверхъестественные силы, чтобы убить Чэн Фэна. Даже женщина в дворцовой одежде немного нахмурила брови и хотела поглотить Чэн Фэна в свою картину. А Цинь Цзян выпустил из рукавов еще несколько артефактов и каждый этот артефакт не уступал его золотой кувалде. Они все превратились в лучи и направились на Чэн Фэна.

«Бабабах!»

В этот момент 7 стариков снова атаковали вместе Чэн Фэна.

Перед их атакой млечный путь задрожал, а луна бы просто поблекла.

Только Чэн Фэн оставался равнодушным.

«Вставай!»

Он легонько выпустил одну технику, щелкая пальцем. Яркий зеленый изумрудный луч мгновенно вышел из него. Этот луч содержал в себе могущественную силу всего сущего. Однако в нем также содержалась дерзкая сила уничтожения.

*Божественная техника уничтожения зеленого императора.*

Это второстепенное сверхъестественное прозрение, которое шло с бессмертным телом зеленого императора. Хоть эта техника считается техникой высшего класса, но среди техник Чэн Фэна она не была самой сильной. Даже в первую десятку она не войдет. Но в этот момент с половиной великой силы она содержала в себе взрывную силу.

«Бабабах!»

В этот момент в космосе появился маленький узор, который был несравненно зеленым. На нем было множество золотых узоров, золотой ореол окружал его. Словно древний бог появился здесь и указал на старика Яо Сина из учения Ньекун.

Старик Яо Син сразу усмехнулся. Даже если Чэн Фэн убьет его одну раздвоившуюся душу — это ничего не даст. У старика еще было сотни раздвоившихся душ. Однако в следующий момент, когда зеленый луч разбил один его силуэт, остальные силуэты под невидимой силой стали расщепляться. У каждого из этих силуэтов между бровями появился зеленый свет.

Божественная техника уничтожения зеленого императора нацелена на уничтожение души. Поэтому хоть он атаковал раздвоившуюся душу, но все равно на нем присутствовала ци истинного Яо Сина. Если бы старик Яо Син в последний момент не разбил связи со своей последней раздвоившейся душой, то он бы сам тоже погиб.

«Убить!»

После того, как старик Яо Син получил тяжелые раны, Чэн Фэн поднял голову и выпустил ладонь.

«Щелчки.»

Старейшина из секты высшего начала атаковал, выпуская млечный путь. Только его млечный путь не мог выдержать половины великой силы, и сразу его миры в его млечном пути сразу же стали взрываться. Словно песчинки, его миры мгновенно рассыпались.

В итоге начертание млечного пути высшего начала тоже разбилось от начала и до конца. А сам старейшина, кашлянув кровью, отступил на несколько десятков ли назад.

Его сверхъестественное прозрение было разбито мгновенно, а 50-ти тысячное культивирование чуть ли не исчезло от одного удара Чэн Фэна. Он чуть ли не лишился уровня полубога.

«Как такое возможно? Почему его силы стали настолько огромны?» — старейшины секты высшего начала кашлял кровью и ругался.

Но это было только начало.

«шшшш.»

Чэн Фэн взмахнул пальцами, как мечами, и стал ими разрезать пространство.

Все море звезд под мечами Чэн Фэна рассекалось. Красный, желтый, белый, черный и зеленый лучи расходились. Они превратились в древний меч пяти стихий. Они достигали нескольких десятков тысяч жан и словно древние боги разрезали небо. Это была несравненная техника бессмертной секты пяти стихий.

Старейшина магического дня под атакой меча сразу разрезался надвое. Свежая кровь брызнула в пространстве. Его тело было разрушено, и если бы он душу и младенца начала не спрятал в полубожественном артефакте, то старик сам бы погиб. Однако сейчас он выглядел очень напугано.

Далее Чэн Фэн выпустил кулак, ладонь…

Фу Ян и рослый старик отлетели назад от ударов Чэн Фэна, особенно женщина из школы смерча. Чэн Фэн перед ее могущественной картиной цянь и кунь гор и рек развернул технику рыбу гунь и птицу пэн, его технику большой дыры. В итоге картина цянь и кунь чуть ли не была поглощена Чэн Фэном. Женщина в дворцовой одежде поспешно убрала свою картину и отступила назад.

В одно мгновение все 7 старейшин, атакующих Чэн Фэна, потерпели поражение. Двое чуть ли не погибли, а один даже скрылся в полубожественном артефакте.

Множество наблюдателей вытаращили глаза, особенно одиночные культиваторы. Они теперь поняли, что ошибались насчет Чэн Фэна.

Только Чэн Фэн сейчас стоял в пространстве и сверкал. Бессмертный нимб кружил над ним, словно истинный всемогущий спустился в мир обетованный.

Оставить комментарий