Глава 554

Кровавый демон Дэймон находился на 3-м месте в списке Шэн Бан сто лет назад.

Гуру Лума – первый человек Южной Азии, 7-й в списке Шэн Бан.

Яо Дао И — вождь Даомэнь, владеющий печатью молнии, которая подавляет поднебесную.

Ватанабэ Уфу — первый мастер клинка прошлого поколения Японии. Он когда-то сражался с Лин Шу Мином три дни и три ночи. В итоге он проиграл.

Сакья Тридзин — мастер Ваджраяна. Он в одного заставил отступить британскую армию.

Госпожа Тан Тай — мистическая богиня. Глава Сыфанглоу, которую сама основала во времена Китайской республики.

И еще Ли Чан Шэн — малоизвестный среди шэнчи, однако выдающийся человек-небожитель. Он стоял на пике человечества и с гордостью смотрел вниз.

Эти 7 высших мастеров шэнчи востока, словно вместе были выброшены. Они в итоге были разрезаны Чэн Фэном. Только кровавый демон Дэймон смог сбежать.

Кто бы не боялся? Кто бы не поражался?

С восточной до южной Азии, с севера и до запада, все вздыхали. Даже могущественные шишки подпольного мира не смели что-либо говорить.

Эти 7 человек вместе могли смести страну и противостоять сверхдержавам, но они все были убиты Чэн Фэном. Все восточные могущественные шэнчи были истреблены Чэн Фэном.

«Как это возможно?» — множество людей говорили.

……….

Лунхушань.

На месте алтаря жертвоприношения была дощечка с именем, и она взорвалась. В этом месте, как раз, находилась часть души Яо Дао И. Когда она здесь лежала, все знали, что Яо Дао И жив. Каждый ученик преклонялся перед этой дощечкой. Только сегодня дощечка с именем главы взорвалась.

Увидев эту сцену, ученики пути небесных наставников чуть-ли не упали. Они не смели в это поверить.

Яо Дао И из пути небесных наставников погиб?

………..

Обиталище святых.

На святом месте Варджаяна вверху появилась 7-ми цветная радуга.

Один старик, увидев это, сразу встал на колени и начал горько плакать. А рядом молодой ученик непонимающе спросил, почему тот плачет, и старик дрожащим голосом ответил: «Это значит, что воплощенный Будда упал метеоритом. Он покинул нас в этой 7-ми цветной радуге.»

А них был только один такой человек.

Значит Сакья Тридзин — их глава погиб!

……..

В Японии, весь мир боевых искусств был поражен, словно небо стало рушиться.

Со времени боя Такемия Коити, Ватанабэ Уфу был их последней надеждой. Этот высокопоставленный мастер клинка Японии был учителем императора Японии — столб боевых искусств Японии, но сегодня он был убит Чэн Фэном.

«С сегодняшнего дня, японский мир боевых искусств закрывается на 30 лет и не будет связываться с Китаем.» — Ин Лун Хуа сказала, вздыхая.

Теперь она стала вождем самураев Японии, самым сильным мастером Японии. Только императорский храм Ишида еще имел духа, и этот дух еще защищал Японию и не давал ей упасть.

Множество мастеров Японии рыдали. Их столб упал от рук Чэн Фэна.

В Удань, Южной Азии, Сыфанглоу —  множество людей боялись и ощущали чувство пустоты.

Шэнчи — это могущественная сила. Она сравнима с государством. Если есть шэнчи, то они могут противостоять государству, сферам влияния, группам. Но если шэнчи погибнет, то их сфера влияния долго не сможет продержаться.

Сие Ян исчез на год, и Зал Драконов испытывал нелегкие времена.

Глава Хунмэнь потерял тело, и теперь Хунмэнь существовал только на своем островке и не смел распространять свое влияние по всему миру. Они испытывали тяжелые времена.

«Могущественный Чэн Бэй Сюан, я недооценивал его.» — начальник Сяо, услышав новость, долгое время стоял в ступоре и только потом медленно проговорил.

Яо Дао И, Сакья Тридзин были внутренней язвой Китая. Даже Е Чин Цан в те времена мог их только изгонять. Он не смел их сильно провоцировать. А после того, как 7 мастеров собрались и атаковали его, то Е Чин Цан осел в Пекине. 50 лет он не смел так просто и легко передвигаться.

Сегодня, Чэн Фэна окружили шэнчи намного могущественнее, чем 50 лет назад.

6 мастеров пика шэнчи и один человек-небожитель. Даже Е Чин Цан от такого бы сбежал. Не думал, что Чэн Фэн разрежет их всех.

Чжу Цюэ и Бай Ху не смели что-либо говорить.

Даже те несколько министров, которые постоянно давили на Чэн Фэна, молчали.

«Дядя, если старый глава будет атаковать, Чэн Бэй Сюан выстоит?» — Чжу Цюэ колебалась немного и потом проговорила.

И все взгляды сразу упали на старшего Цин Луна. Старший Цин Лун закрыл глаза, он долго молчал и потом ответил: «Генерал Е не уступает Чэн Бэй Сюану.»

Все, как услышали, погрузились в молчание.

Не уступает — не означает, что выиграет. Даже, если будет немного слабее, можно говорить, что не уступает. А если учитывать, насколько старший Цин Лун преклоняется перед Е Чин Цаном, то его утверждение становится сомнительным.

У всех в сердце появилось нехорошее предчувствие.

Даже у Е Чин Цана перед Чэн Фэном теперь есть смутное превосходство.

«Один человек разбил мастеров востока, и среди них был один легендарный мастер. Даже легенда Китая — Чжан Сан Фэн, боюсь, не смог бы так сделать. Это называется — в поднебесной не имеет себе врагов!» — один человек на форуме ЦРУ написал.

«Хехе, Чэн Бэй Сюан так поступил. Он не думал, что, уничтожив могущественных людей востока, тем сам обрек восток на упадок. Что теперь будет удерживать запад от вторжения на восток? Иначе, запад давно бы подчинил себе восток.» — другой человек ответил.

И так огромное количество людей стали выражать свое беспокойство из-за действий Чэн Фэна.

Япония, Индонезия, Тайланд, Южная Азия – все они потеряли свои опоры. Теперь они будут жить в страхе. Если в стране есть шэнчи, то другие не посмеют просто так их атаковать. И каждая преступная группировка не будет сметь вторгаться в эту страну.

Но если шэнчи нет?

Они станут лакомым кусочком для подпольного мира. Все будут жадно на них смотреть.

«Чэн Бэй Сюан думает только о себе. Он мог пощадить этих могущественных мастеров. А так, он вовсе не думал о восточной стороне. Теперь западные могущественные сферы влияния и преступные шишки смогут у нас расставить свои сети?» — говорил возмущенно один придворный чиновник королевской семьи Тайланда.

Даже в Китае кто-то плохо отзывался о Чэн Фэне. Они тоже стали беспокоиться.

В это время на форуме, когда все стали спорить, смотритель написал только одну фразу:

«На востоке есть Чэн Бэй Сюан, и этого достаточно!»

Верно! Чэн Бэй Сюан не имеет себе равных.

Он в одного может заменять половину шэнчи земли.

Мастера Японии, Индонезии, Таиланда ничего не говорили.

С этих пор, Чэн Фэн стал первым человеком на востоке. Он сверху смотрел на половину мира и подавил восточную Азию.

В то время, когда на форуме и в интернете шли жаркие дискуссии о дальнейшей судьбе Востока, Чэн Фэн покинул Чжужоу и направился в погоню за кровавым демоном Дэймоном.

*В этот раз, я хоть и использовал 1/3 мощности кинжала Шэнюань, но это того стоило. Не говоря уже о печати молнии. Можно будет ее потом применить.* — Чэн Фэн, когда летел в воздухе, достал из Ян Чин Ху печать молнии. Она правда теперь немного потускнела и не была такой могущественной, как раньше. Особенно на ее поверхности, там было два пореза. Она казалась более потрепанная. Эта драгоценность пути небесных наставников, похоже, уже не будет такой мощной.

*Однако, это для других людей она будет такой. В моих руках, за несколько месяцев, я смогу ее отлично исправить. К тому же, это духовный ритуальный сосуд и сосуд среднего сорта.* — Чэн Фэн радовался про себя. На земле редко встретишь духовный ритуальный сосуд.

Тем более земным небожителям было сложно изготовить это.

Тибетский небожитель летающих мечей, потратив несколько сотен лет, смог изготовить меч возвращения к истокам и то — только зародыш. Он считался полуфабрикатом, и только в руках Чэн Фэна, он стал истинным изделием. Но печать молнии — другое.

Неизвестно сколько поколений земных небожителей эта печать прошла. Несколько тысяч лет, и она наконец стала таким сокровищем. Ее мощь огромна, намного превышает мощь меча возвращения к истокам. Только Яо Дао И не мог выпустить ее истинную мощь.

*Когда получится починить печать молнии, помимо сверхъестественного прозрения и кинжала Шэнюань, у меня на один козырь станет больше.* — Чэн Фэн думал про себя.

Он пролетал над землей, гонясь за кровавым демоном. Только направляясь в этом направлении, Чэн Фэн внезапно поменялся в лице. Это похоже на дорогу в уезд Сышуй.

*Плохо! Мой отец в уезде Сышуй.*

Подумав об этом, силуэт Чэн Фэна взорвался, и он превратился в зеленый луч. Пробивая звуковой барьер, он стал мчаться быстрее. И несколько десятков километров он преодолел за несколько минут. Чэн Фэн сразу приземлился в одном дворике.

Добравшись до этого дворика, Чэн Фэн увидел группу людей. Они окружили вход в виллу и что-то обсуждали.

«Не знаю, как сейчас начальник уезда Чэн? Только что появился красный блеск, и тот сразу тяжело заболел, словно находился при смерти.»

«Говорят, что городская и провинциальная больницы получили новости и уже выслали специалистов. Они должны скоро прибыть, только не знаю, успеют ли они.»

«Ах! В этот раз не знаю, выдержит ли начальник уезда Чэн.»

Чэн Фэн, услышав все это, помрачнел и ураганом вломился внутрь усадьбы. От этого урагана толпа людей сразу стала отходить на несколько шагов.

Войдя внутрь дома, Чэн Фэн в гостиной увидел помощника отца — секретаря Суна. Он сначала от урагана, как муравей отошел назад, затем обратно подошел и удивленно проговорил:

«Ты кто?»

Чэн Фэн не обратил внимание на него и посмотрел на лежащего на диване Чэн Кэ Сина. Увидев его, глаза Чэн Фэна покраснели.

В это время Чэн Кэ Син полностью исхудал, словно всю кровь у него высосали. Чэн Фэн внимательно посмотрел на него и увидел, что его кровные каналы почти иссохли. От тела исходила ци, но не поступала обратно.

«Отец!»

Чэн Фэн задрожал. В его глазах появился острый блеск, убийственная ци стала буйствовать в нем.

Оставить комментарий