Глава 607 — Ветер перемен Пекина

Цинь Ян Ар в последнее время печальна.

Цинь Ян Ар вышла из прославленной семьи Цинь и с рождения была выдающейся и обворожительной девушкой. К тому же, она имела выдающиеся способности. Она поступила в Яньцзинтский университет и после этого голыми руками открыла рекламное агентство Янран. Потом она стремительно продвинулась в кругах киноиндустрии.

Когда она училась на 4-м курсе, ее состояние уже превысило млрд. Она стала одной из могущественных красавиц Пекина, и ее превозносили множества молодых людей. Они почитали ее, как богиню. Даже глава семьи Цинь дорожил ею.

Однако, у богини были и свои заботы.

«И Рэн, ты знаешь? Мой дед, не сказав мне, сам выбрал мне жениха! Он скоро должен приехать в Пекин, и дед только сказал мне. Говорит, этот жених будет праздновать новый год в Пекине, тогда мы и встретимся. Разве это не шутка!? Я даже не знаю, что это за человек и, какой он. А дедушка уже так поступил!» — Цинь Ян Ар своими белыми ручками держала айфон и жаловалась своей лучшей подружке.

Хоть она сейчас была зла, но все равно оставалась очень красивой. Одно время она постоянно злилась, другое время радовалась. Ее красота поражала мир. Дома она носила широкую рубашку типа летучая мышь и короткие сексуальные шорты, которые обнажали ее белые соблазнительные ноги. Ее глаза лениво смотрели на все вокруг и выглядели очень нежно.

Внешностью она была даже красивее Цзян И Ран и не уступала Ан Я и Фан Цюн.

«Это желание семьи. Хоть ты родилась в прославленной семье, но выбор суженного не будет зависеть от тебя. Разве что, ты не найдешь выдающегося человека, который изменит решение главы Цинь.» — ответила спокойно лучшая подруга И Рэн.

Она была в белом наряде с конским хвостом и сидела в бамбуковой комнате. Внешностью она уступала Цинь Ян Ар, однако от нее исходила могущественная энергия, словно от девушки-рыцаря.

«Я действительно завидую тебе. Ваша семье Е не оказывает такое давление. К тому же, ты молода, но уже являешься каким-то там великим мастером хуачи. Даже деда, когда видит тебя, относится к тебе довольно вежливо. Он говорит, что ты выдающаяся девушка. И потом, ты можешь сама выбрать себе избранника.» — Цинь Ян Ран сказала, восхищаясь.

«У нас просто разные положения. Наша семья Е не нуждается в союзах. Мы все полагаемся только на себя, а ваша богатая семья Цинь нуждается в союзах, взаимопомощи и только так может стать еще сильнее.» — Е И Рэн холодно проанализировала ситуацию.

«Не говори так. Я вовсе не понимаю это. Ты лучше быстрее скажи, как лучше поступить. Деда решительно принял это решение. Даже папа и мама не могут отговорить его, словно мой суженный — самый лучший на востоке. Словно, была бы его воля, то он уже завтра бы отдал меня ему!» — Ян Ран говорила сладким голосом.

«Ты сначала скажи, что за семья? Как его зовут? Что они представляют?» — Е И Рэн изумилась.

«Кто, я не знаю. Деда хранит это в тайне, но похоже, это человек семьи Ван. Недавно дедушка семьи Ван приезжал и разговаривал с моим дедом, а после, деда восторженно согласился. Черт, если я узнаю, кто это из семьи Ван, то сразу покалечу его.» — Ян Ар махала своими маленькими кулачками.

«Семья Ван из Пекина?» — И Рэн невольно нахмурила брови.

«Ван Чэн из семьи Ван, он уже давно помолвлен. Ван Жан, Ван Фэн и другие, можно сказать, не чета тебе. Семья Ван эти года испытывает упадок. А ваша семья Цинь — первоклассная и богатая семья. Можно сказать, если их младшее поколение возьмет тебя в жены, то это для них будет скачок вверх. Дедушка Цинь не согласится.»

«Верно. Ван Чэн еще неплохая партия, но другие. Да даже Ван Чэн, он хоть постоянно вежливо обходится со мной, но в сердце он еще тот надменный парень. Я вовсе не хочу выходить за него.» — Ян Ар сразу покачала головой.

«Если не Ван Чэн и не Ван Жан, то кто? Семья Ван не будет предлагать кого-нибудь из боковой линии.» — ответила И Рэн и немного нахмурила брови:

«Спрашивала ли ты Сяо Сюан?»

Услышав о Сяо Сюане, на лице Ян Ар появился румянец:

«Это дело я еще не обсуждала с братом Сяо.»

Сяо Сюан.

Он с Ван Чэном, Ли Му Фаном и другими мажорами Пекина являются выдающимися людьми их поколения. Он даже лучше, чем Ван Чэн, и за ним еще стоит семья Сяо. Семья Сяо — это основная семья Китая. Ее корни настолько глубоки, что нельзя представить. Семья Ван и Цинь не могут сравниться с семьей Сяо.

Будучи красавицей и красавчиком аристократических семей Пекина, они росли вместе с детства. Ян Ар конечно испытывала чувства к Сяо Сюану.

Даже семьи Цинь и Сяо уже обсуждали помолвку и даже приготовились, после окончания университета Ян Ар, сыграть свадьбу. Но кто знал, что внезапно произойдет такое.

«Очень странно. Дедушка Цинь внезапно расторг помолвку и решил породниться с семьей Ван. Он не боится гнева семьи Сяо? Кто появился у семьи Ван, что привлек так деда Цинь. За исключением этого» — договорив до этого момента, И Рэн сделала паузу.

«За исключением?» — Ян Ар сразу спросила.

«Невозможно. Говорят, он уже имеет девушку. К тому же, с его положением он не может согласиться.» — Е И Рэн покачала головой и выбросила эту безумную мысль, потом добавила:

«Ты не беспокойся. Все же, это еще не объявили официально. Кто знает, может пока дедушке Цинь что-то ударило, но увидев жениха, еще не будет поздно отказать.»

«Хорошо.» — Ян Ар беспомощно сказала.

По окончании телефонного разговора, она немного подумала и, набравшись храбрости, набрала один номер:

«Брат Сяо? Это Ян Ар. Есть некоторые дела, о которых нам нужно поговорить.»

Чэн Фэн вовсе не знал, что из-за его приезда, в Пекине начинались такие перемены.

Чэн Фэн с семьей не стал лететь в Пекин, а решил поехать на внедорожнике. От Нанкина до Пекина несколько сот км, и по пути было множество достопримечательностей, памятников и красивых пейзажей.

«Сяо Фэн, скажи. Зачем дедушка Ван внезапно позвал нас в Пекин?» — Чэн Кэн Син, перелистывая газету, спросил.

«Зачем ему звать? Отец разве будет звать его, чтобы посмотреть, насколько он вырос? Он хочет притянуть Сяо Фэна к себе. Мой отец, я хорошо его знаю. Для него есть полезные и неполезные люди, и на бесполезных он и смотреть не станет.» — Ван Сяо Юн недовольно проговорила.

«Ван Чжун Го голыми руками основал такую огромную семью Ван в Пекине. Он за один шаг проходил три. И за каждым его ходом скрывался глубокий смысл.» — Чэн Фэн проговорил, ведя машину.

В прошлой жизни, он хоть не виделся несколько раз с дедом, но слышал много историй про него, что самым глубокомысленным среди больших кланов Пекина, был его дед. И хоть семья Ван среди огромных семей Пекина была самой слабой, но благодаря Ван Чжун Го, она стояла, как утес.

Затем, после смерти Ван Чжун Го, семья Ван быстро стала падать.

«Верно, раз у тебя такой кругозор, то я спокоен.» — Чэн Кэ Син кивнул головой.

А рядом сидящая Ван Сяо Юн недовольно посмотрела на него: «Ты в этом, можешь и не думать равняться с сыном. За всю жизнь ты только и смог управлять своим уездом Сышуй, а твой сын уже, как 6-я держава. Он разговаривает на равных с премьер-министром Англии и главнокомандующим США, и разве он не может об этом знать?»

Чэн Кэ Син потерпел полное поражение от жены и, уткнувшись в газету, продолжил читать.

Фан Цюн, Ан Ян и другие тихо засмеялись.

Так они быстро добрались до Пекина — этой древней столицы Китая. Пекин обладает огромной мощью. Город сам по себе большой. Хорошо, что с ними была Ван Сяо Юн, и несколько раз кружа по городу, они наконец добрались до дома семьи Ван.

Дом семьи Ван находился на середине склона горы Бэйшань. Здесь, как раз, собрались главные семьи Пекина, поэтому эти места строго охранялись. Проходя охрану, Чэн Фэн и другие вышли к подножью горы.

«Алло, дядя Чжун. Мы приехали.» — Ван Сяо Юн позвонила и, получив весть о том, что дядя Чжун скоро выйдет их встречать, они стали ждать здесь.

«Сяо Фэн, здесь очень красиво. Может нам здесь купить виллу? Посмотри на эти красные кленовые листья, если еще добавить зимний пейзаж, получается так красиво.»

Фан Цюн легонько прижалась к Чэн Фэну и оценивающе посмотрела по сторонам. На горе Бэйшань было посажено много кленовых деревьев. Как раз в осенне-зимний период здесь было очень красиво, особенно, когда опадали листья.

«Хорошо, когда придет время, я всю эту гору подарю тебе.» — Чэн Фэн, довольно улыбаясь, проговорил.

Рядом проходящая группа молодых людей, услышав слова Чэн Фэна, рассмеялись: «На горе Бэйшань стоят виллы первых семей Пекина. На одну виллу десяти миллиардов не хватит. Как ты собрался покупать?»

Эта толпа молодых людей были аристократами, и явно все были незаурядными личностями.

Они все приехали на дорогих спорткарах и остановились у подножья горы. Охрана, видимо, знала и пропустила их идти в верх горы. Очевидно, они все были младшим поколением этих семей.

Чэн Фэн холодно улыбнулся и не стал с ними спорить.

На его уровне уже нет смысла спорить с детьми. Он одной пощечиной мог их убить, к чему тратить время?

Увидев, что Чэн Фэн молчит, тот молодой человек, который говорил, сразу стал недовольным.

Он был высокого роста, изящной внешности. Нахмурив брови, он сказал:

«Эй, вы разве не знаете гора Бэйшань, что за место? Здесь абы кому не стоит стоять и глазеть. Если не уйдете, то я позову охрану.»

Как молодой человек сказал, так Ван Сяо Юн и другие сразу нахмурили брови.

До этого они воспринимали их слова, как шум детей, но сейчас это уже была провокация. Семья Чэн подавляет весь Цзяньнань и Жонхай. Ван Сяо Юн, Фан Цюн и другие еще высшим обладают статусом. Кто посмеет их оскорблять?

Чэн Фэн прищурил глаза, и в них появился острый блеск. Он только хотел атаковать, как раздался голос мужчины. Он хотел проучить этого молодого человека.

В это время, среди толпы молодых людей одна скромная и милая девушка 16-17 лет внезапно крикнула:

«Тетя Ван Сяо Юн? Вы — тетя Ван Сяо Юн? Почему вы приехали в Пекин и не сказали нам?»

Ван Сяо Юн застыла и внимательно посмотрела на эту девочку. Она долго смотрела и потом сказала нерешительно: «Ты дочь братика, Чэнь Чэнь?»

«Ага. Тетя Сяо Юн, это ваш муж и двоюродный брат?» — Ван Чэнь Чэнь спросила.

А рядом тот надменный молодой человек, нахмурив брови, проговорил: «Ван Чэнь Чэнь, ты знаешь их? Не слышал, что в вашей семье Ван есть тетя по имени Ван Сяо Юн.»

Ван Чэнь Чэнь заколебалась и не знала, как ответить.

Окружающие увидели нерешительность Ван Чэнь Чэнь, и словно внезапно все поняли.

«Оказывается, это дальние родственники.» — тот молодой человек проговорил, качая головой. А в его глазах было презрение.

Оставить комментарий