Глава 609 – Я тебя не знаю

Дядя Чжун является правой рукой и просто близким человеком деда Ван.

Его положение в семье намного выше, чем у детей и внуков. Даже Ван Кэ Цинь относится с уважением к нему. Младшее поколение — такие, как Ван Чэн Чэн, при виде дяди Чжуна, с почтением к нему относятся и уважительно называют его «дядя». Люди со стороны замечают, что иногда дядя Чжун превосходит по своей важности слово Ван Кэ Циня.

Обычные семьи Пекина также относятся к нему с уважением, потому что понимают, что он представляет самого деда Ван.

«Господин Чэн, старшая дочь, нужно было сразу со мной связаться, как только вы прибыли. Я бы все давно уже устроил, и вам не пришлось бы так долго здесь ждать. Я чувствую себя виноватым теперь.» — искренне сожалел дядя Чжун.

Люди в стороне наблюдали за этой сценой очень внимательно. Особенно Ван Чэн Чэн, она никак не могла поверить своим глазам.

Дядя Чжун в семье ведет себя очень строго и грозно, он к младшему поколению всегда относился со всей суровостью. С каких это пор он улыбается и почтительно разговаривает с кем-то?

Остальные молодые парни и девушки забеспокоились. Неужели они натолкнулись на кого-то солидного? Даже избитый до полусмерти Чжан Ю был напуган.

* Он называет его господин Чэн и старшая дочь. Неужто они из семьи Чэн, а та женщина действительно родная тетя Ван Чэн Чэн? * — нахмурилась скромная девушка.

Похоже, дела обстоят не так, как она предполагала. Если Ван Сяо Юн является старшей дочерью семьи Ван, то Чжан Ю не следует мстить своему обидчику. Все-таки ничтожное младшее поколение семьи Чжан из Хундуня не смеет идти против дочери деда Ван. Кто знает, может старейшина семьи Чжан возьмет Чжан Ю и лично потащит его к семье Ван, чтобы он извинился.

* Тогда почему тот парень сказал, что он не из семьи Ван? Неужели тут есть еще какая-то тайна? Ведь я вообще никогда не слышала, чтобы у деда Ван была еще одна дочь. * — чем больше думала эта девушка, тем больше ей казалось это все неправильным.

«Ничего страшного, брат Ли.» — стала успокаивать его Ван Сяо Юн.

Дядя Чжун имел фамилию Ли, Ли Чжун. И по-видимому, в этой холодной семье Ван он больше всего тепло относился к Ван Сяо Юн. Иначе семья Ван не должна была отправлять именно его встретить Ван Сяо Юн.

Чэн Фэн, сложив руки за спину, рассматривал пейзаж вокруг и прекрасные осенние листья на горе.

«А что здесь случилось?» — дядя Чжун посмотрел на Чэн Фэна, затем на толпу людей и потом на избитого Чжан Ю.

Вся молодежь от испуга и слова не могла вымолвить.

Чжан Ю боялся даже вздохнуть, он закрыл рот руками, чтобы не кряхтеть. Девушка с сумкой Прада стояла бледная, как смерть, и тряслась всем телом. И только лишь Ван Чэн Чэн заговорила:

«Чжан Ю только что обидел тетю Сяо Юн, поэтому был наказан старшим братом.»

«Что?» — поменялся в лице дядя Чжун. Его глаза стали, как у волка, как жаль, что он не мог его просто проглотить целиком.

Среди всех присутствующих только он знал, кто такой Чэн Фэн, и насколько он могуществен. Чжан Ю все-таки посмел при Чэн Фэне грубить Ван Сяо Юн, вот ему и прилетело.

Дядя Чжун тут же одарил Чжан Ю своим испепеляющим взглядом.

«Раз уж Чжан Ю получил сполна за свой длинный язык, то можно считать дело закрытым.» — попыталась разрядить обстановку скромная девушка.

Если бы эта скромная девушка по фамилии Сяо говорила бы о каком-то незначительном инциденте, то дядя Чжун конечно бы согласился, исходя из положения ее семьи Сяо. Вот только Чжан Ю навлек на себя гнев Чэн Фэна!

Дядя Чжун знал не очень много, однако из того небольшого количества материалов, что ему попались на глаза, он ясно понял, что Чэн Фэн делал то, что хотел. Он смотрел на всех свысока! Для него обычная страна ничего не значила, и он часто убивал людей всем родом.

Перед лицом дяди Чжуна, Чэн Фэн держался отстранено. Он совершенно не обращал на него внимания и перешучивался с Фан Цюн.

Все тотчас же посмотрели недоумевающими взглядами на Чэн Фэна.

Они тут же осознали, что среди присутствующих Чэн Фэн был самым важным и обладал наибольшим весом.

Для него ни эта девушка по фамилии Сяо, ни дядя Чжун, никто ничего не значил.

*Кто же он? Кто он такой, что дядя Чжун даже следит за его реакцией? Даже самый первоклассный член семьи Ван – Ван Чэн для дяди Чжуна не представляет ничего особенного. * — задавались вопросом многие.

Девушка по фамилии Сяо медленно окинула взглядом Чэн Фэна.

«Сяо Фэн, нужно быть более снисходительным к людям и прощать их.» — сказал Чэн Кэ Син.

Ван Сяо Юн добавила:

«Твой дедушка ждет тебя наверху. Может в первую же встречу с ним не стоит приносить проблем.»

Чэн Фэн холодно ответил на их слова: «Ладно.»

После этих слов, он взял Фан Цюн и стал подниматься на гору, совершенно не обращая никакого внимания на Чжан Ю и остальных.

Охранники больше не пытались остановить его, дядя Чжун тотчас же стал приглашать Ван Сяо Юн и остальных тоже подниматься.

Когда силуэт Чэн Фэна полностью исчез из поля зрения, девушка с сумкой Прада начала сгущать краски:

«Чэн Чэн, это действительно твоя родная тетя! Такие показные! Даже Ли Чжун прыгал перед ними, а сестра Сяо ничего толком и сказать не смогла.»

«Она, действительно, моя тетя, но насчет случившегося я просто не знаю, что сказать. Я пойду, встретимся через пару дней.” – помахала рукой Ван Чэн Чэн и побежала за остальными.

Оставшаяся молодежь обменялись растерянными взглядами.

«И все?» — в нерешительности спросил сын семьи Цянь — большой семьи Пекина.

Чжан Ю не проронил ни слова, но он не сдался.

«А если не все то, что с того? Вы не слышали, что их там ждет сам дед Ван? Семья Чжан из Худуня разве может задевать семью Ван?» — холодно сказала девушка по фамилии Сяо: «Сяо Ю (Чжан Ю), ты через пару дней попросишь отца прийти к семье Ван и принести извинения. И больше никогда не говори об этом случае и не вздумай мстить. Не смей задевай их, это опасно!»

Хоть эта девушка и была самой младшей из всех собравшихся, но вела она себя, как настоящий командир. И все знали, что так и должно быть.

Чжан Ю метнул в нее грозный взгляд, но потом он опустил голову:

«Хорошо, я понял.»

Девушка по фамилии Сяо посмотрела в направлении, куда ушли Чэн Фэн и остальные. Ее взгляд был полон сомнений и непонимания. Она недовольно покачала головой:

* По-видимому, в Пекин прибыл дракон. *

Ситуация с Чжан Ю была лишь незначительным эпизодом.

Чэн Фэн и остальные поднимались на вершину горы, где стоял древний загородный дом. Этот дом был старинным и консервативным, выглядел он, как коттедж в западном стиле. Там было всего три этажа, но поскольку этот дом стоял на самой вершине горы Бэйшань, то оттуда открывался прекрасный вид на город.

Семья Ван из Пекина, встречай!

Торжественный мужчина средних лет уже стоял в дверях и ждал гостей. Его лицо было немного похоже на лицо Ван Сяо Юн. Чэн Фэн узнал в нем своего внучатого дядю Ван Кэ Циня, он был главным из второго поколения семьи Ван.

«Сяо Юн, Кэ Син, вы прибыли.» — кивал головой Ван Кэ Цинь, выдавив улыбку на лице.

«Старший брат.» — Ван Сяо Юн почти расплакалась.

Когда она его назвала старшим братом, Ван Кэ Цинь тут же стал выглядеть добрее. Он вспомнил, как рос вместе со свой младшей сестрой и невольно вздохнул: «Скорее заходите, дедушка ждет вас.»

Он посмотрел на Чэн Кэ Сина, и в его взгляде читалось раздражение, но посмотрев на Чэн Фэна, его раздражение сменилось на страх.

Ван Сяо Юн уже не могла сдерживать собственных чувств, поэтому открыла дверь и вошла внутрь. Тут она не была больше 10 лет и ни о ком из родственников за все это время даже не слышала.

В гостиной стояла старомодная софа, на которой сидел грозный и внушительный седовласый старик. Старику было почти 80 лет, но он по-прежнему сохранял свой суровый вид, как и должен был вести себя глава большого семейства. Рядом с ним сидела его жена с проседью в волосах.

«Мама, папа. Я вернулась.» — глаза Ван Сяо Юн покраснели от накатывающихся слез.

«Вот и хорошо, что вернулась.» — закивал головой старик, во взгляде которого мелькнуло безразличие.

Ее мать с легким недовольством в голосе пробормотала: «Вернулась и вернулась. Еще и двоих Чэнов с собой привела. Решила продемонстрировать свою мощь в семье Ван?»

Хоть она и говорила тихо, но Чэн Фэн и остальные слышали это, ведь они были культиваторами.

Взгляд Чэн Фэна моментально стал холодным.

Безусловно, мать Ван Сяо Юн — бабушка Чэн Фэна больше всего, среди всех членов семьи Ван, не любила свою дочь. Ее звали Сюэ Хун Мэй!

Сюэ Хун Мэй выросла в большой семье во времена Китайской республики (1912-1949). С детства, в семье она была маленькой барышней, самая важная персона в прямой линии, поэтому интересы семьи всегда стояли на первом месте для нее.

Когда Чэн Фэн в детстве приехал вместе со своими родителями к бабушке с дедушкой, то дед вообще ничего не сказал, но Сюэ Хун Мэй сразу же отнеслась с презрением к Чэн Кэ Сину, и точно также она смотрела на Чэн Фэна. Остальные родственники под ее влиянием тоже стали так относиться к ним.

*Я помню, как когда-то, когда я был маленьким, меня сильно унижали некоторые члены из младшего поколения. Они говорили, что я — ничтожество и грязнокровка. Тогда я не смог сдержать гнева и подрался с ними. В итоге, эта бабушка, не разобравшись в чем дело, приняла сторону собственных родных внуков и заставила меня принести извинения, а моей маме запретила появляться в этом доме.* — вдруг вспомнил Чэн Фэн.

Спустя несколько сотен лет Чэн Фэн все еще помнил тот момент.

Тогда ему было 4-5 лет, он был с головы до ног в синяках и ранах, лицо в пыли, он одиноко стоял в гостиной. Над ним насмехались все его тетки и родственники. Они говорили, что он — деревенщина, что он — никчемный. Бабушка считала ниже своего достоинства обращать хоть какое-то внимание на Чэн Фэна, она утешала лишь собственных детей.

Родители Чэн Фэна стояли печальные в стороне, но ничего не могли сказать или сделать.

В итоге, его заставили подчиниться, и на него смотрели победоносным взглядом братья и сестры из младшего поколения Ван. В тот момент Чэн Фэн поклялся, что он когда-нибудь обязательно придет снова в этот дом и уже заставит всех их смотреть на него снизу в верх.

Вот только в своей прошлой жизни, Чэн Фэн за 30 лет ничего так и не смог добиться — его мать умерла, а отец просто старел день ото дня, его Сяо Цюн была вынуждена покинуть его. И когда Чэн Фэн вернулся на Землю вновь, то от семьи Ван уже ничего не осталось.

«Сяо Фэн, о чем ты там мечтаешь? Скорее поприветствуй деда и бабу.» — сказала Ван Сяо Юн и вернула Чэн Фэна из мыслей.

Он тут же увидел сидящих на диване грозного дедушку Ван Чжун Го и бабушку, у которой во взгляде было и пренебрежение, и страх.

Чэн Фэн холодно кивнул головой деду и сказал: «Приветствую, дедушка Ван.»

На свою бабушку он даже не посмотрел.

Когда Чэн Фэн сказал эти слова, люди в гостиной тут же поменялись в лице.

Внучатый дядя Ван Кэ Цинь скривил недовольную мину. Бабушка Чэн Фэна стала дрожать всем телом. Яшмовый браслет, который она вертела в руках, упал на пол и разбился вдребезги. Вошедшая Ван Чэн Чэн не могла поверить своим ушам и глазам.

Ван Сяо Юн оказалась в безвыходной ситуации, и на ее лице появилась улыбка.

В гостиной только Чэн Фэн был независимым молодым человеком, который сам встал на ноги в этой жизни, его взгляд видел всех насквозь.

Делай добро, и я отвечу тем же!

Делай зло, и я отвечу тем же!

Думая, что у нас с тобой есть какая-то кровная связь, то это всего лишь третья вода на киселе. Я тебя не знаю!

Оставить комментарий