Глава 613 — Великая семья Сяо

Семья Сяо — это первая семья Пекина. А Сяо Сюан — это выдающийся представитель золотой молодежи Пекина. Он, можно сказать, их негласный лидер. Он превосходил всех их, неважно — Хан Цзюнь Ту, Ван Чэн, Ли Му Фан и другие, он всех их подавлял. Действительно, первый человек Пекина.

Такой молодой дракон, подобно мифу, редко появлялся на встречах молодежи. Его круги обычно были более высокого уровня. Он появлялся не только среди высшего уровня предпринимателей, богачей, а даже на собраниях финансовых компаний заграницей. Множество людей младшего поколения не видели его.

Но стоит Сяо Сюану появиться, как он своей энергией накрывает весь зал.

«Брат.» — Сяо Сянь Чжу сразу пошла встречать брата, она ему сказала на ухо несколько слов.

Сяо Сюан сразу посмотрел на Чэн Фэна. В его глазах не было какого-либо возмущения или ненависти, а только любопытство. Какими же способностями обладает Чэн Фэн, раз семья Ван посмела ради него стать против семьи Сяо и Сяо Сюана.

А рядом с ним стояла неземная красавица, в ее глазах читалось намерение убийства, словно ей было жаль, что нельзя взять и разорвать Чэн Фэна. Однако она стояла спокойно и вела себя подобно хитрой лисице, которая становилась все более очаровательнее.

«Молодой мастер Сяо, не думал, что крошечное собрание побудит вас прийти сюда.» — Ван Чэн, расхохотавшись, подошел встречать Сяо Сюана.

«Явился без приглашения, прошу господина Ван простить меня.» — с легкой улыбкой ответил Сяо Сюан и, переведя взгляд на Чэн Фэна, спросил: «Этот господин?»

«Это мой младший двоюродный брат по фамилии Чэн. Из-за того, что он не рос в Пекине и впервые приехал сюда, я созвал младшее поколение, чтобы всех представить ему.»

Когда Ван Чэн представлял, он старался говорить более расплывчато.

Все же, имя Чэн Фэна потрясло подпольный мир и все верхушки организаций выдающихся семей слышали его имя. Хоть мало, кто знает Чэн Фэна, но его имя слышали многие. А имя *Чэн Бэй Сюан* будет для всех, как гром среди ясного неба!

«Оказывается, господин Чэн.» — Сяо Сюан улыбнулся и с манерами джентльмена протянул руку, чтобы пожать Чэн Фэну.

Чэн Фэн держал руки в кармане и вовсе не обращал внимания на него, а только повернул голову на Цинь Ян Ар и покачал головой:

«Ван Чэн, это и есть Цинь Ян Ар, которую вы хотели мне представить? Она не очень, даже уступает моим ученицам. И она называется первой красавицей Пекина?»

Чэн Фэн этими словами навел мертвую тишину в зале.

Множество людей, вытаращив глаза, смотрели на него, как на монстра.

«Этот брат очень силен. Не то, что он не пожал руку Сяо Сюану, а даже перед ним сказал плохо о Цинь Ян Ар. Он не боится провиниться перед семьями Цинь и Сяо.» — девушка с сумочкой от Прада говорила, цокая языком.

А рядом стоящий Чжан Ю уже сожалел. Если бы он давно знал, что этот человек чуть что грубит и показывает свою силу, то тогда не стал бы задевать его. Он же не сумасшедший.

«Такого рода человек среди кругов Пекина и три дня не проживет. Будет забит на смерть!» — некоторые люди с холодной улыбкой качали головой, а другие даже стали сочувствовать ему.

Сяо Сянь Чжу вовсе своими беленькими ручками схватилась за свою голову и про себя стыдилась: *Я переоценила его. Я думала, что он будет выдающимся человеком. Оказалось, он — простой грубиян. Если бы не опора деда Вана, то семья Чжан давно бы его расчленила.*

Даже Сяо Сюан изумился, некоторое время он держал протянутую руку на весу.

Но это был еще не конец. Чэн Фэн поднял взгляд на Цинь Ян Ар и сказал:

«Вернись к семье и скажи главе Цинь, что с этой свадьбой я не согласен. Не нужно строить планы в отношении меня. Что касается тебя, то за кого ты выйдешь замуж, меня не касается.»

Далее он похлопал по плечу Ван Чэна и сказал: «Ты тоже. Вернись к дедушке и скажи, что моя свадьба — не его забота.»

После сказанного Чэн Фэн, не обращая внимания на всех, заложил руки за спину и ушел.

Только множество людей остались с вытаращенными глазами.

А глаза Сяо Сянь Чжу заблестели, она более высоко стала смотреть на Чэн Фэна: *Я думала, что он простой грубиян, но, оказывается, он тоже понимал весь маневр. И проявив свою заносчивость, он только показал свое отношение к свадьбе. Теперь нашей семье Сяо можно не спорить с ним, а другие могут принять это все, как простую шутку. Однако, этот человек — очень сомнительный и даже красоту Цинь Ян Ар не оценил.*

Умных людей было много, и не только Сяо Сянь Чжу поняла все это. Очень быстро множество людей поняли скрытый смысл Чэн Фэна и незаметно закивали головой.

«Этот мальчик, похоже, с головой. Только метод решения вопроса немного шумный выбрал, что провинился перед Цинь Ян Ар и другими.» — сидящий в углу один прелестный молодой человек в белом спокойно проговорил.

Множество людей про себя невольно улыбались:

«Цинь Ян Ар — наша первая красавица Пекина, и в итоге, сегодня была так низко оценена другим человеком. Перед толпой людей отказаться от нее — это она запомнит на всю жизнь.»

Действительно, такое запомнишь на всю жизнь!

Цинь Ян Ар в это время всем телом сейчас дрожала. В ее глазах была ярость!

Она с детства еще никогда не слышала и капли презрения в свой адрес. Красавица школы, красавица университета, первая красавица Пекина. Множество молодых людей пали под ее чарами. И хоть Цинь Ян Ар вела себя спокойно и, словно не придавала этому значения, но про себя она радовалась и гордилась. Какой девушке не понравится, если ее будут превозносить?

Но Чэн Фэн, сказав, что она некрасивая, прилюдно отказался от нее.

Хоть Цинь Ян Ар понимала, что это только предлог, но по-прежнему она ощущала гнев. Особенно, когда она смотрела в глаза Чэн Фэну. В его чистых, как море, глазах, она действительно увидела, что он не ставит ее высоко. Это глубоко кололо Цинь Ян Ар.

*Стерпеть, стерпеть!* — Цинь Ян Ар сжала кулачки и держала себя, чтобы не побежать и не избить Чэн Фэна.

Что касается Сяо Сюана, то он, улыбаясь, вернул руку и сказал Ван Чэну: «Господин Ван, ваш брат довольно интересный. Если будет время, приведите его на пару чашек вина. С этим другом, я, Сяо Сюан хочу завязать знакомство.»

Сяо Сюан вовсе не считал Чэн Фэна противником, только им нужно было выйти из этого комичного положения. Однако, Чэн Фэн признал свое поражение довольно оригинально.

«Определенно, определенно.» — Ван Чэн улыбнулся, но в глубине души был потрясен.

Чэн Фэн перед всеми отказал дедушке Вану и семье Цинь. Очевидно, их план убить противников чужим ножом тоже провалился. Только он сейчас беспокоился, что Чэн Фэн может разгадал их план. А если он придет в гнев то, что может стать с семьей Ван.

А рядом стоящий Цинь Тян сказал равнодушно: «Этот парень своеобразно уступил. Однако, действительно ли его ученицы красивее моей сестры?»

Когда Цинь Тян чесал голову, до его ушей долетел недовольный голос: «Цинь Тян!»

Это дело поставило в противоборство две семьи, но оно так быстро и странно закончилось.

Высшее общество Пекина состояло из умных людей, и все, уже опомнившись, сразу поняли все.

«Этот парень казался своевольным и ставил себя выше всех. Но в этой ситуации он так признал свое поражение, только принял его с большим достоинством.»

«Верно, он нашел более красивый метод. Иначе бы, он посмел бы при Сяо Сюане брать в жены Цинь Ян Ар и становиться врагом семьи Сяо и Сяо Сюана.»

«Этот парень умен. Необъяснимыми поступками решил такое дело.»

Множество молодого поколения сейчас бурно это все обсуждали.

А что касается старшего поколения больших семей Пекина, то они вовсе не принимали близко к сердцу это дело.

Семьи Цинь и Сяо — изначально хорошо сотрудничали между собой и у них не должно было появиться препятствий. Все же, обстоятельства диктуют манеру общения. Однако, семья Цинь чувствовала себя неважно. А семья Ван, тем более. Перед ней теперь первая семья Пекина — семья Сяо!

В одном месте собралась группа людей.

«5 могущественнейших семей Пекина. Семья Сяо на первом месте, она самая могущественная. За ней идет легендарная семья Е из Яньшаня. Это основа и столп нашего Китая. Они, как волшебная игла управления морем. (п.п примерный смысл, взаимное сотрудничество и помощь). Говорят, главы семей Сяо и Е — это два отличных друга. Если будет семья Е, то семья Сяо не сможет пасть. А в сравнении с ними, семьи Цинь и Ван, хоть тоже находятся в пятерке, но они очень слабы, намного слабее семьи Сяо.» — говорил один человек во главе. Это был высокий мужчина в белой одежде.

«Брат Оуян, что ты имеешь в виду?» — Чжан Ю тоже был рядом и с сомнением спросил.

«Все очень просто в этом деле. Если у главы Цинь есть еще сознание, то он не посмеет провиниться перед семьей Сяо. Иначе, они вместе с семьей Ван просто не смогут противостоять семья Сяо.» — Оуян сказал спокойно.

Оуян Цюн — знаменитый мажор Пекина. Хоть он и не был из 5 могущественных семей, но Оуян Цюн в руках содержал огромную силу. Он создал объединение инвесторов. Множество мажоров Пекина следуют с ним. Они инвестируют компании, играют на бирже, создают предприятия, сколачивают состояние. Поэтому, Оуян Цюн хоть и уступает нескольким могущественным семьям, но не уступает Хан Цзянь Ту и другим знаменитым людям из молодого поколения.

«Таким образом, этим поступком семья Цинь хотела выяснить, насколько семья Сяо решительна. И сегодня Сяо Сюан лично пришел, чтобы разбить иллюзии семьи Цинь. А человек семьи Ван признал поражение.»

Чжан Ю подхватил: «Похоже, у этого парня за спиной ничего нет. Он — просто пешка семьи Ван, которую можно в любой момент выкинуть и успокоить гнев семьи Сяо.»

Говоря это, Чжан Ю ударил по столу:

«Знал бы раньше, то давно бы отправил людей, чтобы его расчленили. Я еще говорил, как человек боковой линии семьи Ван смеет перечить мне. Хехе. Мальчик, сейчас ты не имеешь ценность. Я посмотрю, что теперь с тобой будет?»

После сказанного, в глазах Чжан Ю появился блеск ненависти.

Рядом сидящий Оуян Цюн нахмурил брови и сказал про себя: *Теоретически, в этом есть смысл. Если семья Цинь нашла человека, который может противостоять семье Е из Яньшаня и не боится семью Сяо. Но как это возможно? Разве в Китае есть ровня семье Е?*

Подумав об этом, Оуян покачал головой и сразу выбросил эту безумную мысль.

Неважно, в любом месте Пекина эту новость все рассматривали, как шутку. А насчет Чэн Фэна — множество людей вовсе не брали его во внимание. Они смотрели на него, как на одну пешку семьи Ван. Сразу увидев, что дела идут плохо, он признал свое поражение, только признал довольно своеобразно.

«Семья Сяо — все же самая сильная семья Пекина. Семьи Цинь и Ван ошиблись в своих планах.» — один старик говорил, вздыхая.

Но на второй день пришла одна ошеломительная новость.

Дед семьи Цинь со всеми высшими членами семьи Цинь прибыл на сватовство к семье Ван на гору Бэйшань.

Эта новость, как распространилась, у всех людей глаза сразу из орбит вылезли!

Оставить комментарий