Глава 615 — Он — Чэн Бэй Сюан.

Семьи Цинь и Ван объединились в союз.

Дед Цинь свою любимую внучку, первую красавицу Пекина отдаст за неизвестного молодого человека семьи Ван. Для многих людей это была просто шутка. От этого у людей глаза на лоб лезли.

«Я удивлен (нецензурная брань)! Cемья Цинь хочет стать смертельным врагом семьи Сяо?»

«Цинь Ян Ар уже давно была снохой семьи Сяо, и семья Цинь это молча принимала. Только сейчас они внезапно поменяли свое решение, и теперь с семьей Ван собираются противостоять семье Сяо?»

«Силы семьи Сяо огромны. Вряд ли семьи Цинь и Ван смогут быть их соперниками.»

Весь Пекин шумел.

Множество людей перешептывались между собой. Младшее поколение завидовало и жалели, что они не могли оказаться на месте Чэн Фэна, а старшее поколение беспокоилось. Обстановка в Пекине столько лет была тихой, но снова начиналась борьба.

Когда городские ворота горят, рыбе в пруду тоже неспокойно.

После этого появилась еще более безумная новость, которая словно бомба разошлась. Один из младшего поколения семьи Ван, сказал, что дед Цинь отдал Цинь Ян Ар, как наложницу. Так как у этого жениха из семьи Ван уже есть старшая жена.

«Что?» — после этой новости даже самые уравновешенные люди вытаращили глаза.

Высокопоставленная семья Цинь отдает свою драгоценную внучку, как наложницу, семье Ван, которая смотрит на них снизу в верх. Даже сто лет назад, это выглядело бы дико, а сейчас был 21 век.

«Дед Цинь ума лишился?! Он репутацию такой могущественной семьи Цинь разбил вдребезги!» — некоторые из старшего поколения вздыхали.

«Ццц. Дед Цинь действительно решился ума. Отдать внучку, как наложницу, малоизвестному парню и не отдать ее, как жену, первой семье Сяо?» — множество врагов семьи Цинь злорадствовали.

И еще больше людей младшего поколения били себя в грудь и топтали ногой. Как можно было поступить так с первой красавицей Пекина?

Когда эта новость дошла до Чжан Ю и других, то они просто остолбенели.

«Эта семья Цинь сошла с ума? Они уже превосходят все границы.» — Чжан Ю не смел верить в это.

«Я не знаю, что происходит в семье Цинь, но я точно знаю, что Сяо Сюан сейчас сходит с ума.» — проговорил таинственно Оуян Цюн.

Действительно, Сяо Сюан точно сходил с ума сейчас.

Этот первый мажор Пекина, лидер молодежи, даже когда пришли новости о том, что семья Цинь лично поехала на сватовство, он сохранял спокойствие, но дальнейшие новости вывели его из себя.

«Бах, бах, бах.»

Сяо Сюан на одном дыхании разбил 7-8 антикварных ваз, каждая из которых стоила десять млн. Это был форфор Цинхуа, времен династии Сун и даже Юаньской династии (период, когда Монголия завоевала Китай). Если бы это видели коллекционеры, то у них сердце кровью стало бы обливаться.

Рядом стоящие люди не смели останавливать его.

«Чертова семья Цинь! Это вы решили так опозорить нашу семьи Сяо? Предпочли сестру Цинь отдать в качестве наложницы этому по фамилии Чэн? Они предпочли его, моему брату.» — Сяо Сянь Чжу дрожала от гнева, сжимая кулачки.

Сяо Сюан остановился, глубоко вздохнул и с красными глазами сказал:

«Я пойду к деду и оповещу его об этом деле. Вы пока разузнайте все об этом человеке из семьи Ван. Я заставлю его пожалеть о том, что он появился на свет.»

«Слушаемся, господин.» — все слуги семьи Сяо поспешно ответили.

Не только Сяо Сюан, но и другие людей получили эти новости. И, конечно, нашлись те, кто радовался чужой беде, потому что они знали, что может Сяо Сюан ничего не сможет сделать семье Цинь и Ван, но одному Чэн Фэну он точно причинит вред.

«Этот человек семьи Ван не выживет.» — многие говорили.

А когда дед Цинь с другими вернулся на озеро Куньминху, в виллу, Цинь Тян вырвался наружу и стал кричать:

«Дед, ты с ума сошел. Отдал сестру этому мальчику по фамилии Чэн. Да еще снаружи говорят, что у него уже есть девушка, и сестру отдадут, как наложницу. Это просто шутка? Ты хочешь выставить на посмешище нашу семью Цинь?»

Цинь Ян Ар стояла сзади него, в ее глазах была ярость.

Она была готова принять волю семьи и стать женой Чэн Фэна.

Все же, это довольно частые и нормальные явления и, что бы не происходило, Цинь Ян Ар должна была быть единственной женой Чэн Фэна. Неважно, как бы он на стороне не развлекался, но возвращаясь домой, у него должна была быть только Цинь Ян Ар.

Только публично сказали, что ее отдадут, как вторую жену — это просто развал всей ее славы и репутации. Она боялась теперь представить, как ее лучшие подруги, друзья и одноклассники будут смеяться над ней.

Эта первая красавица Пекина станет наложницей.

«Вы тоже так думаете?» — Дед Цинь повернулся и посмотрел на других людей высшего слоя семьи Цинь.

Цинь Дун Шан, Цинь Дун Лай, Цинь Дун Фэн и другие хоть ничего не говорили, но на их лицах можно было увидеть недовольство. Очевидно было, что они не понимали, почему дед отдал так внучку Чэн Фэну. Даже Дун Му сжимал губы, но ничего не говорил.

«Ах, другие не понимают – это понятно, и я не обращал на них внимание, но ты Дун Му, оказывается, тоже не понимаешь. Я разочаровался в тебе.» — дед Цинь ударил по столу. В его глазах был гнев.

«Па, па, не нужно злиться. Ты хотел отдать Ян Ар замуж, мы тебя слушаемся. Только отдать Ян Ар молодому человеку семьи Ван, как наложницу. Это не чересчур? К тому же, совершать проступок перед семьей Сяо — это стоит того?» — Дун Му быстро подошел и поддержал за руку деда Цинь, но недовольно говорил.

«Ты еще не понимаешь!» — Дед Цинь покачал головой и внезапно проговорил: «Дун Му, ты знаешь, к скольким людям твой отец в этом мире может пойти лично навестить и еще кланяться?»

«Это?» — Дун Му застыл.

Он до этого был зол и не думал. Сейчас же, он внезапно задумался о том, что его отец с самого начала недопустимо вежливо и с почтением относился к Чэн Фэну.

Все же, это был хозяин одной из 5 главных семей Пекина. Он, можно сказать, крупный деятель Китая. Кроме семьи Сяо и стоящими за ними семьей Е из Яньшаня, похоже никто не сможет заставить вести себя так деда Цинь.

Но дед Цинь даже вел себя еще более вежливее, чем с семьей Сяо, словно он встречал главу великой державы.

«Неужели, у сына Ван Сяо Юн есть какая-то история?» — Дун Му нахмурил брови.

Он вовсе не мог подумать об этом. Этому парню было только чуть более двадцати лет. Хоть он и опытен или будет первым богачом Китая — все равно, он не сможет заставить так вести себя перед ним деда Циня.

«Его фамилия Чэн!» — дед Цинь закрыл глаза и разочарованно медленно сказал.

«Фамилия Чэн?» — другие люди высшего уровня семьи Цинь с Цинь Тяном и другими повторили, не понимая. Эту новость они разве уже не слышали? Зачем снова ее упоминать? Словно в этой фамилии была какая-то тайна?

Цинь Ян Ар с глазами полных слез тоже застыла. Неужели у этого по фамилии Чэн, есть какое-то необычное положение?

«Вы хотите сказать.»

В это время Дун Му, в итоге додумавшись о чем-то, задрожал и с блестящим, неверующим взглядом проговорил: «Он – Чэн Бэй Сюан?»

«Что, Чэн Бэй Сюан?»

Когда сказали это имя, в большой гостиной казалось всех охватил холод.

Теперь во всем мире, имя Чэн Бэй Сюана было, как солнце в зените. Оно стояло на одном месте с 5 державами. И семья Цинь, будучи огромной семьей, конечно слышала про него.

Он победил Японию, заставил Россию пойти на компромисс, сразил Европу — это все, словно делал легенда.

«Верно, верно. Молодой, более двадцати лет, еще фамилия Чэн и ведет себя также свободно. Если он — не легендарный Чэн, который приравнивается к 6-й державе, то кто?» — Цинь Дун Му похлопал в ладони.

Остальные люди замерли в панике.

Это же 6-я держава!

Теперь он — шестая держава, он не имеет себе противников в мире. Что, по сравнению с Россией, ЕС и Японией, крошечная семья Цинь. Даже 5 могущественных семей Пекина, что могут из себя представлять? Они разве могут сравниться с шестой державой?

Семья Ван не боится его, полагаясь на кровное родство. Они думают, что Чэн Фэн не будет сводить с ними счеты. Но семья Цинь, как они могут сметь перед ним совершать проступки. Это же небесный великий человек! Первый в мире.

Цинь Тян вовсе подскочил и, не веря, закричал:

«Он — Чэн Бэй Сюан? Боже мой! Он же мой идол!»

Среди всех Цинь Ян Ар застыла и, заикаясь, спросила: «Братик, Чэн Бэй Сюан, кто это такой? Почему вы его все знаете?»

Цинь Ян Ар была любимой внучкой и к миру боевых искусств и подобным темам не имела отношения, и члены семьи не говорили ей такие новости.

«Он — самый сильный человек в мире. Он в одного разбил армию Японии, отчего премьер-министр Японии три дня не выходил из дома. Он разбил бригаду в России, погнался за десять тысяч ли за Кровавым Дэймоном и по пути разбил черноморский флот ЕС. Страны ЕС ничего не смогли ему сделать. Такой человек сильный, не сильный!?» — взволнованно говорил Цинь Тян, словно не мог сдержаться.

«Более того, недавно он заставил преклонить голову США. Говорят, он перед 2-3 генералами -полковниками США уничтожил остров. Отчего США была вынуждена поставить его на первое место списка Шэн Бан и подтвердить его статус 6-й державы.» — Цинь Дун Му проговорил.

«А?» — Цинь Ян Ар остолбенела, словно услышала святые письмена.

Она думала, что Чэн Фэн — наследник какой-нибудь выдающейся семьи или одаренный воротила бизнеса. Но она никак не могла подумать, что он будет, словно 6-я держава. Про таких только в фильмах можно увидеть.

«Па, я сейчас понял твою мысль.» — Цинь Дун Му повернул голову, в его глазах был взволнованный взгляд:

«Семья Сяо опирается на семью Е из Яньшаня и стоит на первом месте среди всех семей. Но Чэн Бэй Сюан — первый в списке Шэн Бан и превзошел Е Чин Цана. Если мы получим его поддержку то, что нам будет крошечная семья Сяо? Даже первые семьи Китая вряд ли, что смогут сделать.»

«Верно.» — дед Цинь кивнул головой и посмотрел на Цинь Ян Ар:

«Ян Ар, не вини деда. Что будет, если ты выйдешь за Сяо Сюана? Он только после 40 лет станет главой семьи Сяо и сможет подняться на пик семей Китая. А Чэн Бэй Сюан — один человек уже, как могущественная держава. Он с ЕС, Японией стоит на одном положении. Даже если ты будешь его наложницей, твое положение будет выше, чем у жен президентов. Ты сможешь подняться на пик и получить несравненную славу. Сейчас главное, чтобы Чэн Бэй Сюан нуждался в тебе.»

Цинь Ян Ар наклонила голову и молчала. Она впервые обнаружила, что тоже должна искать покровителя. Только ее не хотят приютить. Но быть на пике мира — это очень соблазнительно!

В глубине ее красивых глаз появился алчный блеск.

Оставить комментарий