Глава 618 – Кто в поднебесной не знает государя?

В семья Сяо воцарилась тишина.

Все стояли, как каменные статуи. Они не смели верить в услышанное, а их лица выражали страх.

Будучи первой семьей Пекина, как семья Сяо не могла слышать про имя Чэн Фэна — первый в списке Шэн Бан, человек-держава. Если говорить о человеке, которого не стоит задевать, так это точно Чэн Фэн.

Кто же знал, что именно Чэн Фэн искалечил Сяо Сюана?

Глаза деда Сяо замерцали. А те, кто недавно хотел стереть в порошок Чэн Фэна, сразу заткнулись и ничего не говорили. Сяо Чан Фэн только позеленел, немного покраснел и с трудом проговорил: «Отец, Сяо Сюан — все же твой родной сын. Он — будущая опора семьи Сяо. Это мы не можем так оставить.»

«Только это Чэн Бэй Сюан, как можно ему отомстить?» — ответил тихо рядом стоящий человек.

Хотя множество людей были в гневе, но они горестно соглашались с этим.

Чэн Фэн пересекал землю и одолевал страны. Для того, чтобы ему отомстить, если не использовать ядерную бомбу, то остается только просить Е Чин Цана. Но даже Е Чин Цан вряд ли будет противником Чэн Фэну. Все же, Чэн Фэн теперь на первой строчке Шэн Бан и стоит выше Е Чин Цана.

Дедушка Сяо молчал, его глаза немного прикрылись.

«Отец!» — Сяо Чан Фэн немного повысил тон.

«Хватит.» — старик Сяо медленно открыл глаза, и в них, будто отражалось горе: «Сяо Сюан провоцировал первого из списка Шэн Бан и то, что его покалечили, он сам виноват. Только Сяо Сюан человек семьи Сяо, и это нельзя так оставлять.»

Сказав это, старик Сяо встал:

«Чэн Бэй Сюан силен, но здесь Пекин. Это наша территория и нельзя, чтобы Чэн Бэй Сюан здесь своевольствовал. К тому же, в поднебесной вряд ли будет человек, у которого нет противников.»

Отец, ты имеешь в виду?» — глаза Сяо Чан Фэна засверкали.

«Подготовить машину. Я поеду в Яньшань. Нужно встретиться со старым другом.» — старик Сяо сказал спокойно.

Чэн Фэн сломал конечности Сяо Сюану и сбросил его с горы.

Эта новость по-прежнему приводила в дрожь Пекин. С момента, как Чэн Фэн приехал в Пекин, уже прошло 3 дня. Сначала он отказался от брака, затем дед Цинь лично прибыл к нему сватать свою внучку, а теперь бывший жених Цинь Ян Ар — Сяо Сюан был искалечен. Три волны новостей — это просто немыслимо.

«Этот парень обречен. От гнева семьи Сяо даже семья Ван не защитит его!»

«Верно, семья Сяо — первая семья в Пекине. Не говоря о множестве предприятий, которых намного больше, чем у первого богача. Они еще контролируют половину энергетической отрасли Китая. Они — действительно владельцы несметных богатств. Не говоря уже о других сферах влияния. Семье Ван до них еще очень далеко.»

«Хаха, пользуется успехом у женщин, только не жалеет жизни ради этого.» — злорадствовали другие. Все радовались беде Чэн Фэна.

Все думали, что семья Сяо в порыве гнева отправит людей и, переломав конечности, вышвырнет Чэн Фэна из Пекина. Только прошло день, два, три.

Чэн Фэн по-прежнему наслаждался кленовыми листьями на горе Бэйшань. Он ходил и гулял со своей подружкой.

А семья Сяо хранила молчание. Никто из старшего и младшего поколения семьи ничего не говорил, словно ничего не произошло.

«Нет, что-то не так. Чего семья Сяо ждет?»

Окружающие и наблюдатели не понимали. Они что-то чуяли неладное.

Если высокопоставленная семья Сяо сразу не отвечает, это означает, что они боятся?!

Только Чэн Фэн — простой человек из младшего поколения семьи Ван. Семья Сяо не будет бояться крошечную семью Ван.

«Странно, семья Сяо, что в конце концов делает?»

Чжан Ю и другим не терпелось увидеть падение Чэн Фэна. Они хотели увидеть, как семья Сяо искалечит Чэн Фэна и заставит Чэн Фэна испытать позор. Но семья Сяо, словно ничего не собиралась делать.

«Похоже, мы что-то упустили.» — Оуян Цюн сказал, нахмурив брови:

«С самого начала, мы полагали, что этот парень по фамилии Чэн — только пешка семьи Ван. Сейчас похоже, он здесь ключевая фигура. Дед Цинь лично поехал на встречу к нему и отдал в качестве наложницы внучку, даже если у того уже была девушка. Сяо Сюан привел личного великого мастера, но был покалечен и спущен с горы. Теперь семья Сяо молчит. Это все противоречиво. И все указывает на этого человека по фамилии Чэн. Он определенно не простой человек!» — решительно сказал Оуян Цюн.

«Только, какое прошлое у этого по фамилии Чэн?» — удивленно спросила девушка с сумкой от Прада на плече.

«Это и меня интересует.» — Оуян Цюн, не понимая, покачал головой.

«Ах, в Китае, кто может еще заставить семью Сяо бояться? Семья Сяо стоит же в первой пятерке семей Китая. Кроме семьи Е из Яньшаня, кого семья Сяо может еще бояться? И невозможно, чтобы этот по фамилии Чэн был мощнее семьи Е.» — Чжан Ю сказал холодным тоном.

«Семья Е из Яньшаня и этот по фамилии Чэн?» — Оуян, услышав это, внезапно подумал о чем-то невероятном. В его глазах появился блеск:

«Подожди, имя этого парня из семьи Чэн. Какое реальное его имя?»

«Похоже, его зовут Чэн Фэн. Я это слышал в осеннем павильоне на озере.» — Чжан Ю ненавистно сказал, почесывая голову.

«Чэн Фэн, семья Чэн из Нанкина, Чэн Бэй Сюан? Он — Чэн Бэй Сюан!» — Оуян Цюн хлопнул себя по ляжке и сразу встал. В его глазах был блеск:

«Верно, это все объясняет. Семья Цинь отдает ему жену, Сяо Сюан покалечен, и семья Сяо молчит. Кто может быть настолько могущественным, кроме легендарного и своевольного Чэн Бэй Сюана? Кто обладает таким могуществом?»

«Какой Чэн Бэй Сюан?» — Чжан Ю захлопал глазами.

А рядом стоящая толпа поменялась в лице.

Они хоть не были из первоклассных семей Пекина, но имя Чэн Фэна уже несколько лет на языке и у людей Пекина. Чэн Фэн сразил семью Ан, мечом подавил семью Фу из северо-запада. Он вынудил главу семьи Фу встать на колени. Кто не слышал о таких заслугах в могущественных семьях Пекина? Только Чжан Ю возрастом был моложе и не знал эти новости.

Все молчали и жалостливо посмотрели на Чжан Ю. Он задел Чэн Бэй Сюана и еще остался жив. Можно сказать, что ему еще повезло.

«Это ты, оказывается, много не знаешь.» — Оуян Цюн покачал головой.

Среди верхов семей Пекина просочилась информация, когда все ожидали, что семья Сяо начнет мстить Чэн Фэну.

Один из младшего поколения семьи Ван оказался Чэн Бэй Сюаном. Его мать Ван Сяо Юн — родная дочь Ван Чжун Го. Он же — родной внук Ван Чжун Го!

В эту новость многие не смели верить. Потом новости приходили и приходили. Сначала семья Цинь это знала, а семья Сяо хранила молчание. И после этого все окончательно в это поверили.

Что касается Пекина, то здесь разорвалась бомба.

«Я…удивлен. Чэн Бэй Сюан прибыл в Пекин?»

«Это же звезда спустилась в поднебесную! Говорят, он на одном дыхании убил 16 глав семей Нанкина.»

«Неудивительно, неудивительно. Только Чэн Бэй Сюан мог подавить семью Сяо. Можно сказать, Сяо Сюан сам искал себе смерть. Как он смел задевать Чэн Бэй Сюана? Он не знал, что он в одного уничтожил Черноморский флот ЕС?»

Не только высшие слои Пекина, но и мир боевых искусств, подпольный мир, сферы влияния внутри страны и за рубежом стали дрожать.

«Верно я подумал. У Ван Чжун Го действительно есть дочь по имени Ван Сяо Юн. Похоже, она была хозяйкой корпорации Цзинь Сю. К тому же, корпорация Цзинь Сю стала прообразом корпорации Бэйцюн.»

«Ван Чжун Го, старый лис! Он оказывается настолько удачлив, что притянул к себе настолько могущественного внука!»

«Семьи Цинь и Ван хотят подняться. Этот скупец, дед Цинь даже внучку отдал ради этого!»

Множество людей переговаривались между собой.

А множество больших семей Пекина ревностно и гневно смотрели на это.

Семья Сяо, полагаясь на семью Е, смогла стать первой семьей Пекина. А теперь Чэн Фэн, который недавно стал первым в списке Шэн Бан, оказался внуком Ван Чжун Го. Это означает, что семья Ван, как корабль поднимающийся с уровнем воды, превзойдет семью Сяо.

Все члены младшего поколения семьи Ван в этот момент ощущали славу и уже полностью забыли, как они когда-то оказывали прием Чэн Фэну.

«К сожалению, брат Чэн сейчас отдыхает. Не уведомив заранее, нельзя его навестить.»

Перед виллой Чэн Фэна сейчас собрались толпы людей, которые хотели навестить его. Это были верхушки Пекина, мастера боевых искусств, эмиссары заграничных финансовых групп и тд.

А люди семьи Ван, словно охранники Чэн Фэна, надменно преграждали путь толпе людей.

Эти в обычное время могущественные великие люди, теперь толпились у их дверей с улыбкой на лице. И люди семьи Ван от этого становились все более надменнее.

Ван Чэн Чэн, когда проходила через ворота, увидев эту сцену, ощутила, насколько силен ее двоюродный брат: «Оказывается, брат Чэн настолько могущественный. Неудивительно, что мои подружки просят меня познакомить их с ним.»

Ван Чэн Чэн, думая об этом, постучала в ворота.

Ван Сяо Юн открыла их и сразу втянула племянницу. На вилле было тихо и умиротворенно. Фан Цюн была наверху и занималась делами компании. Ан Я стояла рядом с Чэн Фэном и срезала для него сливы, а Чэн Фэн лежал на шезлонге и вел ленивую жизнь.

Ван Чэн Чэн вовсе подумать не могла, что этот ее брат и есть легенда Чэн Бэй Сюан, который равняется одной державе.

«Брат, что ты там рассматриваешь?»

Ван Чэн Чэн внезапно заметила в руке Чэн Фэна пригласительный билет. На этом пригласительном были черным цветом на красной бумаге расписаны простые иероглифы. Только от пригласительного, похоже, веяло древностью, словно этой бумаге было более ста лет.

«А. Это только письменное приглашение на бой.» — Чэн Фэн свободно ответил.

«Письменное приглашение на бой?» — Ван Чэн Чэн вытаращила глаза и не смела поверить в это.

«Верно. Один очень интересный человек приглашает меня встретиться с ним. Мне тоже интересно встретиться с ним.» — Чэн Фэн положил пригласительный, а на его лице появилась натянутая улыбка.

Ван Чэн Чэн с любопытством посмотрела на это объявление и увидела большой иероглиф *Е*, затем еще два иероглифа. Они были относительно мутнее. Она дрожащим голосом проговорила:

«Е Чин Цан?»

После прочтения имени, Ван Чэн Чэн поменялась в лице. Она просто побледнела.

20 января 2012 года, накануне праздника весны, Е Чин Цан пригласил сражаться Чэн Бэй Сюана в пригород Пекина, на пике горы Яньшань.

Весь мир всколыхнулся.

Оставить комментарий