Глава 626 – Небожитель

Непонятного цвета молния – вроде бы черная и не черная, вроде бы белая, но и не белая, полностью смешанная молния появилась над горой Яньшань, словно уничтожающая все и вся, которую может выпустить только культиватор высшего уровня Чин Дан секты пяти стихий.

В руках истинного культиватора Чин Дан с его сокрушающей силой достаточно только щелкнуть пальцем, как вся цепь гор Яньшань превратится в порошок.

Чэн Фэн хоть и выпускал только одну десятую или может даже одну сотую мощь этой молнии, но это уже была чудовищная сила. Любой ниже уровня земного небожителя, да и сам земной небожитель не выстоит перед такой атакой и падет метеоритом.

«жж.»

Е Чин Цан был нереально серьезным. Его волосы стали дыбом. Драгоценное тело земного небожителя стало выпускать множество лучей. Он через поры своей кожи стал выпускать могущественную энергию. В этот момент вся энергия его тела слилась воедино, словно атом.

Этот атом внутри тела проходит 12 уровней, проходит все органы и потом, словно погрузился в душу, и добрался до небесного духа. Этот атом, словно изо всех сил рвался, чтобы открыть небесные двери и освободиться от мирских сует.

«Цзн.»

Один кровавый блеск взорвался. Все тело Е Чин Цана погрузилось в кинжал кровавого следа. Он превратился в кровавый блеск и направился на эту смешанную молнию.

«Открой!» — Е Чин Цан гневно крикнул. Кровная ци бурлила, она достигла пика своей силы.

Смешанная молния толщиной с бедро обладала огромной мощью и стала давить на этот кровавый блеск. Можно было увидеть, как кровавый блеск, словно стекло трескался цунь за цунем и накрывал Е Чин Цана.

Е Чин Цан отлетел назад на несколько десятков метров. Вся его одежда исчезла, она будто была уничтожена. На нем остались только кровавого цвета доспехи и короткий кинжал. А под доспехами обнажилось драгоценное тело земного небожителя. Плечо, предплечье Е Чин Цана было разорвано и исчезло, благодаря чему можно было увидеть его кости, словно изысканный нефрит.

Он не погиб и хоть получил тяжелую рану, но все еще мог сражаться.

«Еще раз!» — Е Чин Цан гневно крикнул.

Затем, за один вдох жизненная сила окружающей природы стала погружаться в него. Снова у него стали появляться кровные сосуды, плоть, мускулы. Он с быстрой скоростью стал восстанавливаться. Это новое тело казалось еще сильнее, словно он перерождался. Эта сила будоражила сердца людей. Могущественная сила стала исходить от него.

Сила восстановления тела земного небожителя хоть уступала бессмертному телу зеленого императора и культиваторам клана Сье, но было сверхчеловеческой.

«Смог выстоять перед малой божественной печатью молнии 5 стихий. Похоже, твои защитные духовные доспехи — по меньшей мере духовный ритуальный сосуд среднего сорта.» — Чэн Фэн проговорил, улыбаясь.

«Е Чин Цан, ты хочешь использовать мои молнии, чтобы закалить тело и пробиться на уровень земного небожителя. Тогда посмотрим, получится ли это у тебя.» — после сказанного, Чэн Фэн снова выпустил печать молнии.

«Бах.»

В этот раз, еще толще молния стала спускаться вниз. Она проходила через пространство, и было ощущение, что ее мощь нельзя выдержать. Бесчисленное количество жизненной энергии, как море, бурлила и разрывалась в пространстве.

«Еще откройся!»

Е Чин Цан выпустил кровавый блеск, и в его руке черный кинжал с доспехами стал выпускать кровавые следы. Эти следы, словно обладали древней тайной и выпускали могущественную силу, что даже кровавые доспехи увеличивали силу в два раза. Очевидно, Е Чин Цан использовал ритуальный сосуд.

«Бах.»

В этот раз, Е Чин Цану было тяжелее.

Его силуэт спустился на более чем сто метров. Он плевался кровью. Его тело испытывало сильный ущерб. Защитные духовные доспехи с его кинжалом стали прозрачнее. Даже духовный ритуальный сосуд высшего сорта не мог много выдержать перед могуществом божественной печати молнии 5 стихий.

Однако Е Чин Цан не злился, он напротив радовался. В его глазах появился кровавый блеск, а сила внутри него словно возрастала. Ее оставалось совсем чуть-чуть.

«Третий раз!» — в этот раз Чэн Фэн бил вовсю.

Бурлящая истинная сила, словно море влилось в магический артефакт. Божественная печать молний 5 стихий, словно всасывала огромную силу. Затем тучи в небе превратились в 5 цветов и спускались пятью водяными столбами, и после 5 молний слились в одну.

«Щелчки.» — невозможно было представить, насколько мощна была эта атака.

Эту атаку множество людей уже не знали, как назвать. Словно вся сила вершины вливалась в эту атаку. Эта сила превосходила человеческие возможности — это был уже уровень богов.

«Боюсь, что только бог может выпустить такую атаку.» — Гуру Гуча проговорил.

Олег и другие помрачнели и были напуганы про себя.

Множество людей Пекинских семей, даже слабые мастера уже давно опустились на колени и смотрели на Чэн Фэна, как на божество. Они испытывали перед ним трепет. Что касается Чжан Ю, то он опустился на колени и, обхватив голову, дрожал.

«100 лет я тренировался. Сегодня, откройся мне!»

Е Чин Цан своим взглядом, словно острый божественный меч, содержал в себе непоколебимую волю. Его душа рвалась в высь. Еще немного, полшага, и он сможет прорвать небесные врата, освободиться от мирских оков и обладать силой небожителя.

Соу, соу, соу.

Множество защитных ритуальных сосудов и амулетов земных небожителей вылетали от его тела. Эти ритуальные сосуды, по меньшей мере, были ритуальными сосудами высшего сорта. Даже духовные ритуальные сосуды были среди них.

Множество китайских мастеров были вне себя от злости.

Эти ритуальные сосуды и амулеты были собраны Е Чин Цаном и Кун Луном за все эти года. И теперь, он за один вдох выпускает их огромное количество. Он, словно половину состояний боевых искусств Китая, выбрасывает на ветер. Как им не злиться от этого?

Е Чин Цан в это время был накрыт 5 лучами. И несколько десятков защитных заклинаний и амулетов защищали его. Даже несколько десятков снарядов не смогли бы его разбить.

«Бах, бах, бах.»

Молния толщиной с ведро беспрепятственно пробивала все.

Неважно, оборонительная магия или множество защитных амулетов — все перед этим столбом молнии разрывались. Только несколько духовных ритуальных сосудов немного держались, но только на мгновение, и тоже потом разбивались.

«Небесная печать горы Лаошань, истинный амулет грома секты, Буддийские четки 12 небесных императоров Тхеравады — все эти магические артефакты существовали тысячи лет назад. Очевидно это были магические артефакты земных небожителей.  (п.п будд. тхеравада (единственная сохранившаяся из 18 школ раннего буддизма)) Но, они не могли противостоять одному удару Чэн Фэна? Это разве не говорит, что он может своим ударом убить земного небожителя?» — один мастер с острым взглядом вспомнил про множество вещей истории.

Остальные люди поменялись в лице. У них был безумный вид.

Семья Е, Кун Лун, остальные семьи Пекина — все с трепетом смотрели на это сражение. Они были нереально напряжены.

«Хруст, щелчки.»

Можно было увидеть, как Е Чин Цана накрывала пятицветная молния. И все, что противостояло ей, перед Е Чин Цаном разбивалось, как стекло. В итоге, столб молнии добрался до самого Е Чин Цана.

«Бах!»

Молния ударила по кровавому блеску. Она повалила его с неба вниз, ударила по вершине, что всю вершину охватил этот лучевой столб молнии.

После того, как молния рассеялась, люди замерли от ужаса.

Можно было увидеть, как вершина несколько сот метровой горы Яньшань в этот момент просто была срезана. Она просто сократилась на несколько десятков метров. Гора стала, как скелет, без растительности, камней, деревьев… Все приняло янтарный цвет, как будто так прошелся сильный пожар.

«Чудовищно, чудовищно.»

Одной атакой уничтожить вершину горы, это что за понятие?

Даже шэнчи перед такой силой ощутили страх. Это же божья кара. Только господь обладает такой силой и ядерное оружие. Другое оружие не обладает такой мощью.

«А Е Чин Цан?» — множество людей вытаращили глаза и смотрели вдаль.

Можно было увидеть, как на новой вершине появилась впадина, и в этой яме лежал кровавый силуэт. Он, словно получил тяжелые ранения. От него исходили темные лучи. Его защитные духовные доспехи издавали звук, словно вопль, и щелчками стирались. А кинжал уже давно был разломан на две части.

«Е Чин Цан проиграл?» — Золотой священник, не веря своим глазам, проговорил.

«Нет, он выиграл. Мы сейчас наблюдаем диво, которого не было еще тысячу лет!» — глаза Олега из России стали пылать красным блеском, и он взволнованно проговорил.

Остальные шэнчи только заметили, и их глаза стали вылезать наружу. Они пристально следили за этим кровавым силуэтом. Даже Чэн Фэн прищурил глаза, словно не ожидал этого.

1 секунда, 2 секунды, 3 секунды.

И когда уже люди думали, что Е Чин Цан погиб, можно было услышать расслабленный вздох.

Тот кровавый силуэт стал медленно подниматься. Его одежда и доспехи были полностью уничтожены. По всему его телу были раны, что даже можно было увидеть его кости и внутренние органы. А борода, волосы, усы, брови и вовсе исчезли. Ци от него исходила слабая, словно он почти погиб.

Только Е Чин Цан, словно не придавал этому значения и напротив смеялся. Он с удовольствием смеялся:

«Сто лет тренировался, просветлялся. И наконец, я сделал этот шаг. Я пробил врата неба. Это гора Кун-Лун!»

После сказанного, под пораженные взгляды людей, иссиня-чёрные волосы моментально стали расти из его макушки. Беспредельная жизненная ци стала вливаться в его тело. В итоге, она образовала огромную бурю, которая потом, словно огромный дракон, стала взметаться в верх.

Все пространство в 10 ли стало дрожать.

Мощный ветер стал обдувать гору Яньшань, отчего люди стали сгибаться. Они, словно не могли устоять перед этой бурей, а внутри бури стоял Е Чин Цан.

Он держал руки за спиной и поднимался вверх.

Его раны на руках, ногах, бедрах — повсюду стали с огромной скоростью зарастать и заживать, образуя идеальное тело. Жизненная ци стала концентрироваться в черную материю. И из этой материи появился китайский черный халат, который окружил Е Чин Цана.

В это время, Е Чин Цан с черной одеждой и черными волосами, тело которого охватывала мощь, выглядел как 20-30 летний молодой человек. Он выглядел даже моложе Е Бэй Чэна и Е Нан Тяня. Его брови были, как мечи, а глаза — как звезды.

Ци Е Чин Цана была туманной. Он стоял в небе, словно окружающая среда сама его держала. Спокойно и свободно, не используя какой-либо техники или магии, он полностью сливался с окружающей средой и с этим пространством. Все было в его власти, словно подняв руку, он сможет призвать беспредельную силу.

«Небожитель.» — один человек с трудом проговорил.

Оставить комментарий