Глава 640 – Загадочный покровитель Сю Рон Фэй

В это время в зале была полная тишина.

Чэн Фэн сидел и спокойно попивал чай, словно не знал, что перед ним один человек преклонил колени. А Сю Рон Фэй сидела и моргала своими большими глазами, для нее это было странно.

Что касается Нин Син и У Чжи Фана, то они просто застыли на месте. Как они не могли узнать молодого господина семьи У, У Чжи Чэна?

«Брат…зачем ты преклонил колени. Быстрее вставай.» — Чжи Фан с трудом проговорил.

Это высказывание *небожитель Чэн* заставило его ощутить плохое предчувствие. Это имя в высших слоях Пекина, подобно грому. Каждый день он слышал его, но Чжи Фан не смел поверить, что этот небожитель, который одолел земного небожителя, первый человек мира как раз стоит перед ним.

У Чжи Чэн молчал. Он по-прежнему низко к полу преклонил голову. Его тело стало еще сильнее дрожать.

Прошло много времени, как Чэн Фэн положил чашку в руках и холодным тоном сказал:

«Ты узнал меня?»

«Мелкий человек… когда-то видел на горе Яньшань небожителя, как он ступал по небу.» — голова У Чжи Чэна затряслась.

Хоть он быстро примчался сюда, но последние свои шаги замедлил. Он подглядел обстановку в отдельном кабинете и понял, что братик уже провинился перед Чэн Фэном. Поэтому он, не смотря ни на что, сразу подошел, преклонил голову и признал вину, чтобы потом просить Чэн Фэна простить брата.

«Раз знаешь, кто я, то знаешь, что бывает, когда грешат предо мной.» — Чэн фэн положил руки на стол и стал стучать ими. Каждый стук пальца был подобен стуку молота по душе Чжи Чэна.

«Фирма «Небо и радость» сделает все, что угодно, чтобы восполнить наш проступок. Только бы небожитель простил моего братика.» — У Чжи Чэн говорил дрожа.

«Простить его? Можно.» — Чэн Фэн слегка улыбнулся и с блеском в глазах сказал: «Вашей семье У нужно стоит сделать только одно, и я прощу вас.»

«Прошу небожитель, говорите.» — У Чжи Чэн говорил, прикусывая губу.

«Очень просто. Аннулируйте все контракты с Сю Рон Фэй и подпишите новый, где с вашей стороны не будет каких-либо ограничений.»

«Снабдите Фэй Фэй лучшими ресурсами вашей компании «Небо и радость», лучшими агентами, лучшим обращением. Обращайтесь с ней, как с любимым ребенком. Если она захочет что-то сделать, пусть делает, если захочет где-то сниматься, пусть снимается. Даже если она захочет разрушить вашу компанию, то вы должны стоять рядом и хлопать ей в ладоши. И если я узнаю, что Фэй Фэй обижена или не радостна, то я обязательно сведу счеты с вашей семьей У.» — Чэн Фэн спокойно сказал.

А рядом стоящая Нин Син отупела на месте.

Это что за договор. Она может делать, что хочет. Сниматься, где хочет, даже если она захочет разбить компанию, то председатели должны стоять рядом и радоваться. Даже у императора не было такого обращения!

Сю Рон Фэй тоже стояла и выпучила глаза. Она не смела верить в услышанное.

«Хорошо.» — У Чжи Чэн кивнул головой.

Он ясно здесь понимал, что от него требуется только одно слово. Чэн Бэй Сюан решительный, за один взгляд он может много не говорить и убить человека. То, что он разговаривал с ним — это уже удача, и только из уважения к Сю Рон фэй.

«Теперь убирайтесь и захвати своего братика.» — Чэн Фэн взмахнул рукой.

Потом, под взглядами двух девушек Чжи Чэн, кланяясь, отошел и схватил попутно стоящего, как дерево, Чжи Фана. Они вдвоем вышил из отдельного помещения. И как только они вышли, Чжи Фан сразу спросил:

«Брат, эти условия очень жестоки! Отец и компания не сможет принять их. Почему ты принял их?»

«Если бы не принял, то ты бы уже был мертвецом.» — У Чжи Чэн мрачно посмотрел на него.

Чжи Фан застыл и с трудом проговорил:

«Не может быть. Это Пекин. Чэн Бэй Сюан разве будет убивать прилюдно?»

«Он небожитель. Захочет убить тебя — убьет, как муравья. Ты — простой человек. И он может сотнями, тысячью методами убить тебя. Ты даже не поймешь, как умер.» — Чжи Чэн, словно что-то вспомнив, сразу испугался:

«Ты не видел своими глазами битву на горе Яньшань. Это превосходит воображение. Чэн Бэй Сюан очень могущественный. Он – божество, управляющее живым! Не только наша компания, наши предприятия, даже отец не посмеет сказать против него что-либо.»

Чжи Фан застыл на месте. У него в сердце появилось сожаление.

В этот момент в отдельной комнате, после ухода братьев, Сю Рон Фэй взволнованно подошла и бросилась в объятья Чэн Фэна. Она поцеловала его: «Спасибо, брат Чэн Фэн!»

Ее глаза, словно вода, смотрели на него.

Она вспомнила первый раз, когда увидела Чэн Фэна в караоке. Тогда, он подобно принцу на белом коне, спас их и проучил шишек Чжужоу — Чжоу Тян Хао и других. И после этого, силуэт Чэн Фэна запечатался в ее душе. Даже по прошествии нескольких лет, он по-прежнему не исчезал из ее души.

«Ладно, ладно. Здесь много людей, спускайся. Ты же богиня страны.» — Чэн Фэн, улыбаясь, проговорил и погладил Сю Рон Фэй по голове.

«Нет. Ты уже обвенчался с сестрой Фан Цюн и не разрешаешь мне обнять тебя. После, наши встречи будут еще реже.» — Сю Рон Фэй грустно проговорила.

Чэн Фэн молчал и вздыхал про себя.

Они — люди разных миров. И он возродился не ради Фэй Фэй.

В это время внезапно раздался пораженный голос, который нарушил тишину отдельной комнаты:

«Боже мой! Чэн Фэн, ты, кто такой в конце концов? Раз перед тобой на колени упал У Чжи Чэн? Это же молодой господин компании «Небо и радость». Множество дел исходит именно от него. Быстрее говори. Ты мажор какой-либо могущественной семьи, который подобно принцу играет с Фэй Фэй в качестве золушки?» — Нин Син не смела верить в это. Она смотрела на Чэн Фэна.

Она, будучи студентом Пекинского кинематографического института, как может не знать о власти и влиянии компании «Небо и радость»? Семья У может просто взять одну девушку, даже если она будет некрасивой, и могут из нее сделать суперзвезду.

Такой могущественный человек в Пекине, который ходит по головам, в итоге упал на колени перед Чэн Фэном и просил пощады, а еще согласился на невероятные условия. Нин Син была потрясена. Она просто не находила слов.

«Возможно, потому что он боялся, что я его побью.» — Чэн Фэн приподнял брови и проговорил, словно это было правдой и в то же время неправдой.

Нин Син, конечно, от этого огорчилась. Она подсела ближе и стала приставать с вопросами.

Трое немного поспорили, и только потом они покинули кафе. Чэн Фэн проводил Сю Рон Фэй и Нин Син обратно в институт. Он оставил свой номер Сю Рон Фэй и ушел.

Глядя на спину Чэн Фэна, Нин Син схватила Сю Рон Фэй и недовольно проговорила: «Девочка, у тебя такой крутой парень, и ты не говорила мне про него.»

«Верно, у него вряд ли была помолвка.» — сказав об этом, Нин Син поменялась в лице.

«Это правда. Несколько дней назад, когда кленовые листья окрасились, во всем Пекине выстроилась длинная очередь роскошных авто. Это была, как раз, его помолвка.» — Сю Рон Фэй грустно проговорила.

«Это тот таинственный человек, о котором весь интернет кипел. Помолвка, которого проходила на горе Бэйшань?»

Нин Син прикрыла рот и сильно удивилась.

«Тогда в интернете, в вэйбо говорили, что это обвенчалась гендиректор корпорации Бэйцюн и один таинственный молодой человек. Все тогда гадали, кто это? Все полагали, что это был человек из семьи Ван. Фэй Фэй, быстрее говори, какое положение у него?» — глаза Нин Син округлились, словно у любопытного маленького ребенка.

Сю Рон Фэй хотела промолчать, но потом сказала: «Если я правильно полагаю, то это тобою почитаемый небожитель из Мьянмы.»

«Что?» — Нин Син застыла на месте. Ее пунцовые губки раскрылись, словно она уже могла проглотить яблоко.

……….

После Пекинского кинематографического института, Чэн Фэн направился в гору Бэйшань.

Это было время китайского нового года, и Чэн Фэн все это время проводил с семьей и друзьями. Они гуляли по Пекину, глядя на Фан Цюн и Ан Я, которые выглядели счастливыми, Чэн Фэн ощущал теплоту.

В это время, глава семьи У, У Цзэ Мин лично прибыл на гору Бэйшань с У Чжи Фаном. Он хотел лично попросить прощения у Чэн Фэна, только Сюэ Дай Ша не пропустила его. Тому ничего не оставалось делать, как вернуться. Он жестоко побил Чжи Фана и потом три раза просил прощения у Сю Рон Фэй под дверьми.

В это время все, кто был в институте, все проходящие девушки вытаращили глаза от этой сцены.

Мгновенно новость о поддержке Сю Рон Фэй разошлась в мире шоу-бизнеса. И все, кто до этого плохо относился к Сю Рон Фэй, полностью поменяли свое отношение к ней. Теперь они не смели больше задевать ее или препятствовать ей.

«Спасибо брат Чэн Фэн!» — Сю Рон Фэй взяла с собой Нин Син и направилась в Бэйшань, чтобы поблагодарить Чэн Фэна.

Она была красива и соблазнительна и, когда увидела Ван Сяо Юн и Чэн Кэ Сина, то назвала их дядей и тетей.

Ван Сяо Юн еще на ежегодном собрании видела Сю Рон Фэй. И тогда она приняла ее, как свою невестку, а узнав о смерти Сюй Ао, то стала испытывать раскаяние. И теперь перед всеми она относилась к ней, как к дочери.

«Чэн Фэн, слушай меня внимательно. Теперь Фэй Фэй, как твоя сестренка. Нельзя давать ее в обиду. Понял?» — Ван Сяо Юн схватила Чэн Фэна за уши и повелительно сказала ему.

«Слушаюсь мама.» — Чэн Фэн, улыбаясь, сказал и поднял руки, словно сдавался.

Сю Рон Фэй, Ан Я, Фан Цюн и другие не сдержались и рассмеялись. Какое положение у Чэн Фэна. И тут его мать Ван Сяо Юн стала его поучать, и Чэн Фэн даже злиться не посмел.

Нин Син ощутила прохладу от этой сцены.

За несколько дней Нин Син уже смогла определить, насколько могущественный Чэн Фэн.

«Человек — держава, первый в списке Шэн Бан, подавил земного небожителя, передвигает горы опрокидывает моря…. — это все не смогут достигнуть семьи Сяо, Цинь…» — Нин Син была потрясена.

*Этот человек наступает на весь высший слой Пекина. Неудивительно, что отец У Чжи Чэна приходил и вел себя так. Перед семьями Сяо, Цинь…крошечная семья У, что может представлять из себя?* — подумав об этом, Нин Син посмотрела с восхищением на Сю Рон Фэй.

Обладая покровительством такого брата, кто посмеет задевать Сю Рон Фэй? С этих пор, в шоу-бизнесе Сю Рон Фэй будет своевольничать, как захочет.

………..

Каникулы закончились через 10 дней.

Чэн Фэн приготовился покинуть Пекин и отправиться путешествовать.

«Первая остановка — побережье восточно-китайского моря.»

В глазах Чэн Фэна появился блеск.

Один комментарий

Оставить комментарий