Глава 736 – Всех удивил.

Пришли все земные небожители из 7 великих школ и семьи Цзы из секты пылающей долины. В соответствии с правилами, они не могли как-то вмешиваться в борьбу в Башне Орхидей, но У Тен Шань был сыном старейшины школы небесной молнии и занимал почетное место. В будущем он обязательно бы стал земным небожителем, но после его смерти школа небесной молнии осталась без своей крупной опоры.

«Бах!»

В воздухе появился человек. Он был чернее тучи, богатырского телосложения, его глаза были как колокольчики из меди. Это был земной небожитель школы небесной молнии — Святой отец Бронзобород.

«Ты где столько храбрости раздобыл, что посмел убить моего любимого мастера!» — кричал святой отец Бронзобород. Он выглядел, как спустившийся с неба суровый небожитель, невероятно мощный и сильный.

Все лучшие мастера в Башне Орхидей тут же поменялись в лице. Все, кто был слабее по уровню, просто отступали назад; принцесса Нан Гуо и ей подобные побледнели и напряглись. Только Ци Цин Вэй, Ли Вэн Чан и другие одаренные небом из великих школ по-прежнему стояли на месте, но чувствовали на себе огромное давление.

Из всех присутствующих только Чэн Фэн и сын владыки гордо стояли, как будто их обдувал свежий ветерок.

«Тебе что-то не нравится, тогда умри.» — Чэн Фэн щелкнул пальцами с невозмутимым лицом.

Его внутренняя ци бурлила, как вулкан. За эти два месяца он успел залечить все свои раны, плюс он завладел сознанием реки «Гнев дракона» и поднял до предела свой уровень культивирования, еще чуть-чуть и он пробьется на Сянь Тянь. Для Чэн Фэна самым приятным было участие в великой битве и возвращение себе Сянь Тянь, пуская чужую кровь.

«Какой смелый!»  — гневался Бронзобород. В его руке сверкнул золотой свет, который быстро сконцентрировался, чтобы уничтожить Чэн Фэна.

Ли Вэн Чан вдруг перебил его:

«Святой отец, битва в Башне Орхидей должна проходить по правилам, вы не можете вмешиваться.»

«Верно, мы все можем как следует проучить этого наглого сопляка, но если вы, святой отец, приложите к этому руку, то нарушите правила.» — сказал Чан Сун.

«Это наша борьба, и мы сами должны ее закончить.» — сказал сын владыки.

Ли Вэн Чан и остальные являются одаренными и выдающимися мастерами великих школ. Если они позволят вмешаться Бронзобороду, то это будет означать, что они сами ни на что не способны и не смогут справиться с этим Чэн Фэном? Такое Ли Вэн Чан и остальные просто не могут допустить.

«Хорошо.» — яростный блеск в глазах Бронзоборода немного поутих, и он чуть ли не с опаской посмотрел на сына владыки, а затем просто развернулся и отошел.

Чэн Фэн стоял там, где стоял, заложив руки за спину. Он был полностью спокоен.

«Кто хочет умереть раньше всех?» — равнодушно произнес Чэн Фэн.

«Чэн Бэй Сюан, не нужно быть таким уверенным в собственных силах. Среди нас У Тен Шань был самым слабым. Раз ты смог уничтожить даже душу У Тен Шаня, значит теперь считаешь, что со своей силой можешь всех подавить здесь?» — усмехнулся Чан Сун.

Он является главой Цинсюан, и хотя у него нет зародыша тела небожителя, но он совершенствуется больше 40 лет и в глазах многих людей — это довольно долгий срок. К тому же он один из наиболее опытных мастеров меча.

«Бум!»

Чан Сун быстро обнажил меч и воспользовался техникой меча.

Серебряный меч за его спиной, имевший узоры по всей поверхности, прямо как на крепкой древней сосне принял вид желтого солнечного луча. Он взлетел и тотчас же промелькнул ярким светом в небе, преодолев 100 метров. Монах Чан Сун владел мечом с древней ци, он действовал сдержанно и обдуманно, не предоставляя Чэн Фэну удобного момента подавить себя.

«Монах Чан Сун достоин своего звания главного мастера меча секты Цинсюан. Его «техника меча горы Цан» почти не уступает по атаке мастеру меча Чан Хэ. Сюан Луо хоть и имел зародыш тела небожителя, но его навыки владения мечом уступают навыкам монаха Чан Суна.» — комментировал сын владыки.

Все тут же задрожали.

Сюан Луо – молодой глава Цинсюан, и сейчас сын владыки сказал, что его навыки владения мечом уступают Чан Суну, теперь можно было понять, насколько хорошим он был мастером меча! Уже никто особо не смотрел на Чэн Фэна.

И в частности Ци Сю Ар.

Она до этого испытывала подъем и воодушевление, наблюдая за тем, как Чэн Фэн выбивается вперед, но сейчас перед ним стоял несравненный монах Чан Сун, который давил своей силой, как гора Тайшань. Тотчас же тревога охватила ее сердце.

«Фью, фью.»

Один за другим желтые лучи собирались в воздухе. Монах Чан Сун собрал всю ци меча и сконцентрировал ее в виде горного пика, чтобы раздавить этим противника. Эта техника меча сильно удивила и изумила людей.

Несмотря на то, что он не достиг еще уровня человека-небожителя, но, опираясь только на собственную силу, он уже может свысока наблюдать за всеми, так как весьма глубоко изучил среднюю ступень шэнчи.

«Если ты сейчас признаешь свое поражение, то я смогу сохранить тебе жизнь.» — вдруг произнесла Ци Цин Вэй.

«Ха-ха.» — холодно улыбнулся Чэн Фэн и совершенно проигнорировал ее слова.

Он смотрел на тяжелый меч, который давил, как гора Тайшань, и спокойно произнес:

«Ци Цин Вэй, ты не видишь дальше своего носа и никогда не увидишь, насколько этот мир огромен.»

Закончив говорить, Чэн Фэн вытянул свою нефритовую ладонь и загнул один палец, затем холодно крикнул:

«Сегодня я покажу вам, что такое настоящая сила и, что значит «не иметь себе равных»!»

Монах Чан Сун занимается подвижничеством 40 лет. Он накопил в себе большое количество силы, которая сейчас сформировалась в огромный желтый меч, возвышающийся в небе, как 30 -метровая гора. Этого достаточно, чтобы уничтожить авианосец. Чэн Фэн же ответил на это пальцем, его ничто не напрягало.

«Этот парень сумасшедший, он продолжает пускать пыль в глаза…» — насупилась Ци Цин Вэй, ей было совсем не весело.

Она уже из уважения к Ци Сю Ар снова попыталась его спасти, но Чэн Фэн не принял этого.

В душе Ци Цин Вэй уже вынесла ему смертный приговор, она в нем полностью разочаровалась.

Ци Сю Ар заплакала, она не находила себе места, и тут она увидела что-то совершенно невероятное.

«Бах!»

Она увидела, как этот огромный желтый меч рассыпался, как карточный домик, от пальца Чэн Фэна. Монах Чан Сун в этом мече сконцентрировал почти 30-летнюю силу, которая была тверже стали, но в итоге не смогла выстоять против Чэн Фэна.

После того, как Чэн Фэн уничтожил оружие противника, он совсем легонько дотронулся до острия серебрянного старинного меча.

У монаха Чан Суна глаза на лоб полезли.

«Щелк, хрусть!»

Среднего сорта духовный ритуальный сосуд – его серебряный старинный меч, начиная с острия и заканчивая рукояткой, стал разрушаться. Затем Чэн Фэн направил силу из своего пальца в грудь Чан Суну и убрал руку.

Монах Чан Сун отлетел и тут же взорвался, превратившись в кровавый туман!

Один палец уничтожил технику меча, уничтожил старинный меч, убил Чан Сина!

Наступила гробовая тишина!

Никто и подумать не мог, что все выйдет именно так.

Ци Цин Вэй холодно усмехнулась и тут же своими глазами увидела то, что сделал Чэн Фэн. И улыбка сама сползла вниз, она не могла поверить своим глазам. Все присутствующие изменились в лице, будто увидели призрака.

* Почему он так силен? * — Ци Цин Вэй была в полном смятении, в душе она все отрицала.

Юн Фэн из дворца Юнтян вскочил на ноги.

«Это невозможно, ты использовал какую-то обманную технику!»

После трех щелчков пальцами Чэн Фэн сделал из Юн Фэна котлету прямо на арене Башни Орхидеи.

Через 5 щелчков пальцами, такая же участь постигла убийцу Тян Сюана из секты уничтожения. Чэн Фэн просто раздавил его череп и обезглавленный труп сбросил с Башни.

После этого никто уже не смел вступать с ним в бой.

Таким образом, Чэн Фэн совершил серию 5 убийств. Даже несмотря на то, что Юн Фэн и Тян Сюан были одними из слабых учеников великих школ, но тем не менее силу Чэн Фэна можно было считать ужасающей.

«Вот это да, молчал-молчал, а как сказал — весь мир удивил.» — сверкнула взглядом принцесса Нан Гуо.

Ци Сю Ар была в полном шоке. Она хлопала своими длинными ресницами, ничего не понимая.

«О, господи! Настала моя очередь испытать господина Чэна!» — Ли Вэн Чан вышел вперед, в руке он сжимал буддийские четки, его кожа блестела бледным золотым светом.

По левую сторону от него стоял Цзы Тян Ю с пылающим взглядом, темноволосый гневный парень с очень сильной и грозной ци. Справа встал Жан Юй Лун, вокруг его тела кружились длинные драконы из силы мысли, которые порывисто свистели.

Наконец-то за дело решили взяться первоклассные лучшие мастера. К тому же в количестве трех человек!

«Господин Чэн, можете выбрать себе в помощь кого-то, мы не против.» — надменно рассмеялся Жан Юй Лун.

Все внимательно следили за происходящим и ответом Чэн Фэна. Ли Вэн Чан и Жан Юй Лун — это были злые ребята и сильные, а Чэн Фэн собирался противостоять им в одиночку. Пахло жареным!

«Вы все вместе нападайте, а то я тороплюсь немного.» — сложив руки за спину, Чэн Фэн посмотрел на Ли Вэн Чана и остальных, а потом перевел взгляд на реку Гнев дракона.

«Наглый засранец!»

В этот момент три одаренных и талантливых мастера уже не могли терпеть такой наглости. Даже сын владыки и Сюан Луо не осмелились бы атаковать сразу троих. Похоже, Чэн Фэн их вообще ни во что не ставил.

«Бах!»

Жан Юй Лун, славящийся больше всего своим взрывным характером, резко атаковал. Два золотых летящих дракона в его руке приняли вид огромного дракона силы мысли длиной больше 30 метров, который со свистом направился на врага.

Его основная специальность была духовная сила.

Жан Юй Лун использовал самое сильное и самое грозное из 7 основных духовных заклинаний -«захват сознания дракона». По слухам, если поднять его уровень до высшей точки, то можно сознанием создать реальных 18 драконов и с их помощью подчинить весь мир. Жан Юй Лун еще не достиг высшего уровня этого заклинания, но все равно обладал довольно мощными силами.

«Фью.»

Чэн Фэн сразу же вытянул ладонь и ударил по золотому дракону. Скопленная чистая сила мысли, которой можно было бы продавить стальную колонну, от удара Чэн Фэна разрушилась как папье-маше.

«Я проучу тебя.» — крикнул Цзы Тян Ю и стал извергать огромное фиолетовое пламя толщиной с ребенка.

Это пламя с треском сжигало воздух вокруг. Это было одно из забытых искусств семьи Цзы — «чудесное тело фиолетового пламени». Этим пламенем можно даже сжечь земного небожителя. У него эта техника была намного сильнее, чем у его брата Цзы Син Куна.

«Ух.» — Чэн Фэн набрал воздуха в грудь и с силой выдохнул смерч из себя, который быстро разогнал фиолетовое пламя противника.

«Замечательно!» — Ли Вэн Чан стал входить в азарт и расхохотался. Он стремительно направился вперед, чтобы нанести удар кулаком. Все его тело было покрыто золотым сиянием, будто он освободился от всех этих мирских дел и переродился, как какой-то алмазный гигант. Сила и мощь его удара была настолько громадной, что он мог просто расколоть гору из золота. Нет таких твердынь, которые он не смог бы сокрушить. Среди всех молодых мастеров не было никого, кто бы осмелился лезть под его удар.

Однако Чэн Фэн не принимал его всерьез. Когда Ли Вэн Чан ударил его этим кулаком в грудь, то Чэн Фэн даже не шелохнулся.

«Черт бы меня побрал!» — Ли Вэн Чан испуганным взглядом смотрел на Чэн Фэна и на то, как он поднял голову и обнажил свои белые зубы в улыбке, а затем вытянул правую руку, которая нанесла легкий удар.

Небо и земля перевернулись!

Оставить комментарий