Глава 835 – Превращение в простолюдина

Округ Ян довольно необъятный, площадью он достигал несколько десятков тысяч ли и был еще больше земли. На нем было много вулканов и красного цвета земли. Здесь было довольно тепло, и все время стояла весна. Этим и знаменит округ Ян.

Добравшись сюда, постоянно можно было увидеть культиваторов на духовных транспортах или ритуальных сосудах. Также здесь проезжали на высоких и роскошных кораблях дамы из высшего общества. Эти люди были из высшего общества, могущественных кланов, сект или торговых сообществ округа Ян.

Столицей округа Ян был город Красного пламени. Он занимал площадь в сто ли с населением в несколько миллионов людей. Он, как пик среди леса, возвышался в небо, и даже ночью он озарял небосвод. Он славен своей богатой ночной жизнью, потому что каждую ночь в нем стоял человеческий гул.

Чэн Фэн впрочем не собирался оставаться там. Сидя на птице Фэн Лин, он пролетал мимо него на север.

«Фью фью.»

Чем ближе он был к северу, тем холоднее становилось. Они носили древнюю одежду и работали на промерзлой земле. Разница между городом Красного пламени и Гухуа была видна черным по белому.

В итоге перед ним появился каменный город.

Они прибыли в город Гухуа.

«Спускаемся, войдем в этот город.» — Чэн Фэн дал указания.

Дин Лао спустился с птицы Фэн Лин, и два человека — хозяин и слуга пошли в город. Как только Чэн Фэн зашел в город, то перед ним, словно предстал город древнего Китая. Люди носили древнекитайскую одежду, разговаривали на древнекитайском языке, даже на каменных лавках у них были надписи на древнекитайском. Люди — разносчики постоянно перекрикивались, как и показывали по телевизору фильмы.

Чэн Фэн, словно увидел что-то родное.

Он словно вернулся на землю, будто вернулся в Китай. Только отчего Чэн Фэн нахмурил брови, так это от того, что он видел очень мало культиваторов. Среди нескольких сотен людей был только один культиватор и то жучи. А культиваторы Тонсюан — это вообще редкость. Большинство людей учили просто кулачные техники. Разница с городами Красного кошмара или Красного пламени была огромной.

«Государь, говорят, род китайцев провинился перед древним королем района Холодного севера. И затем он наложил на них запрет, чтобы среди них не мог появиться культиватор. Он изгнал их на север, чтобы они жили в нищете.» — Дин Лао тихо прошептал.

«Передо мной этот древний китайский город, который содержит в себе несколько миллионов людей, а за его пределами еще больше. Во всем районе Холодного севера китайцев еще больше. Множество миллионов. Это насколько должен быть сильный культиватор, чтобы наложить такое сильное проклятье на кровь множества людей. Крошечный король района Холодного севера, разве может такое?» — Чэн Фэн не находил слов.

Даже с его способностями он не сможет так сделать. По меньшей мере, должен культиватор Юань Ин быть в этом деле.

Но по всему пути все прохожие говорили также. Он по пути даже в книгах по истории читал про это, и там тоже самое было написано. Но про китайский язык, царя небес Ци, землю, небесный путь – там ничего не было сказано, словно кто-то намеренно все устранил.

«Несколько тысяч лет назад определенно что-то произошло?» — Чэн Фэна взгляд стал глубоким.

В итоге Чэн Фэн купил один двор и переселился туда с Дин Лао. Они обосновались в Гухуа.

В одно мгновение прошло 2 месяца.

За эти два месяца Чэн Фэн вел себя как простой человек. С восходом солнца он вставал, а когда солнце опускалось, он ложился. Чэн Фэн вовсе не выпускал сверхъестественные способности и ци. Про новых соседей знали, что один стар, а другой млад, один слуга, другой хозяин. И хозяин Чэн Фэн вел себя довольно дружелюбно с простыми людьми.

«Сяо Фэн, ты снова рано идешь читать книги в павильон Тайши!»

«Сяо Фэн, у тети Лю дома есть много моркови, когда будешь возвращаться, не забудь сяо Мана попросить дать тебе две моркови.»

«Сяо Фэн, в прошлый раз ты рассказывал путешествие на запад. Моим детям так понравился этот рассказ, они хотят снова послушать его.»

Соседи, завидев Чэн Фэна, радостно здоровались с ним, на что Чэн Фэн также им вежливо отвечал.

Он был одет в конфуцианскую одежду. У него был квадратный головной убор и платье. А волосы его были завязаны нефритовой короной. Он выглядел, как ученый. Дин Лао в синем платье сидел впереди и управлял экипажем. Два человека как раз ехали в павильон Тайши. Там были исторические записи китайцев, и высшее учебное заведение Китая.

Чэн Фэн эти два месяца постоянно учился. Он слушал лекции, искал источники, но здесь все было, как и снаружи — не было информации про землю и культиваторов.

«Чэн Фэн, снова пришел читать книги?» — седой летописец Тайши, улыбаясь теплой улыбкой, подошел.

«Великий, я чувствую, что в летописях много не достает информации про предков, культивирование и наследственность. Их вовсе нет.» — Чэн Фэн почтенно сказал.

Летописец Тайши, как услышал этот вопрос, сразу замолчал. Прошло много времени, прежде чем он проговорил:

«Как только ты вошел в павильон, я сразу понял, что ты ищешь. Только на самом деле, за тысячи лет молодые люди искали тот же ответ, и к сожалению этого ответа у меня нет. Если ты действительно хочешь узнать ответ, то тебе нужно отправиться в храм предков. Там есть самые древние записи нашего китайского рода. Возможно, там ты и найдешь ответ на свой вопрос.»

Чэн Фэн почтенно поклонился.

Он повернул голову и посмотрел на летописца Тайши. Тот дрожащей рукой убирал обратно бамбуковую книгу. Хоть он не был культиватором и даже не находился на уровне жучи, но Чэн Фэн испытывал к нему уважение.

Как раз благодаря таким людям, китайцы в этих чужих местах могут выживать в трудных условиях, изучая уроки прошлого.

«В павильоне Тайши ничего не нашлось. Теперь остается храм предков.» — Чэн Фэн покачал головой.

В центре Гухуа стоял высокий дворец. Временами лучи погружались в него со всех сторон.

Это был храм предков. Это святая земля Гуахуа.

Похоже, все культиваторы-китайцы появляются отсюда. Это также высший орган власти.

Вечер.

Чэн Фэн вернулся в свой двор. И как только он открыл дверь, то увидел милую девушку, которая выглядывала своей головой: «Брат, деда Дин, вы вернулись.»

«Брат, я приготовила рисовый пирог с османтусом. Хочешь попробовать?»

Молодая девушка держала в руках коробку для еды и поднесла ее Чэн Фэну. Она с надеждой смотрела на него и хотела услышать похвалу Чэн Фэна.

«Неплохо. Сяо Ман с каждым днем все лучше и лучше превосходишь в мастерстве.» — Чэн Фэн попробовал и сказал одобряя.

Сразу большие глаза девушки озарились. Она улыбнулась и, как кошка довольно цокнула.

Эта девушка была соседкой напротив. Ее звали Сяо Ман. Она когда-то была спасена Чэн Фэном от морского зверя. Они с семьей вышли к северному морю погулять, и в тот день на них внезапно напал морской зверь. Он сразу убил ее родителей, и если бы не Чэн Фэн, то она уже была бы пищей того морского зверя. С тех пор Сяо Ман стала сиротой, а Чэн Фэн ее последней опорой в этом мире. Она старалась ни на шаг не отходить от Чэн Фэна.

Поначалу Чэн Фэн выпроводил ее, и девушка, ничего не говоря, ушла и стала плакать. Она молчала, но по ее лицу постоянно текли слезы, словно хозяин выкинул любимого домашнего питомца. В итоге, даже Дин Лао не выдержал и стал просить оставить девушку.

Эта девушка хоть и была 13 лет, но довольно быстро она навела у них дома порядок. Она была, как домработница. Так, не заметив, Чэн Фэн и сам к ней привык.

«Брат, завтра ежегодный набор талантливых людей в культиваторы. Храм предков будет выбирать из нескольких десятков тысяч детей до 15 лет несколько десятков культиваторов.» — Сяо Ман проговорила.

«Если у меня обнаружится одаренность, то я также потом смогу стать культиватором, как и брат или великий Цин Луо. Я буду могущественным культиватором и отомщу зверям за родителей. К тому же стану помогать брату.» — Сяо Ман вытаращила свои большие глаза и помахала кулачками.

Цин Луо — это редчайший культиватор Сянь Тянь. Он нереально одарен. При рождении он смог пробить оковы крови, а в возрасте 50 лет уже достичь Сянь Тянь. Он стал первым мастером и ангелом-хранителем города Гухуа. Множество людей почитают его.

«Успокойся. Наша Сяо Ман станет еще мощнее и раньше прорвется в уровне.» — Чэн Фэн успокаивал ее.

«Угу.» — Сяо Ман кивнула головой.

После этого она стала рассказывать забавные случаи про соседей. И рассказывая, она позже стала зевать. Сама того не замечая, она уснула в руках Чэн Фэна. Эта девочка крепко спала и также крепко держала ручками Чэн Фэна. Она боялась, что он уйдет.

Глядя на то, как у малютки текли слюни по щечкам, у Чэн Фэна появилось ласковое выражение лица.

Изначально с его характером, он должен был давно покинуть город Гухуа и даже район Холодного севера, чтобы найти божественный материал для оставшихся трех первоначальных пилюль. Но из-за этой малютки он постоянно откладывал этот момент. Он не мог оставить ее в таких условиях.

Сяо Ман словно была его крепкой связующей точкой с планетами извечной пустыни.

«Ладно. Как только разберусь с делами китайцев, я точно покину это место.» — Чэн Фэн легко проговорил.

В его руках незаметно появился луч, и в этом луче можно было услышать рев дракона. Он внезапно зарычал. Далее появился призрак облачного дракона из тела Сяо Ман. Дракон, который подавлял небеса. Он внезапно появился в комнате. Этого дракона окружали рога, а его зрачки постоянно блестели. Очевидно это был истинный дракон, не лжеводяной дракон или змей.

Божественная кровь истинного дракона!

Это как Чжу-Цюэ (красная птица, дух покровитель юга), Сюань-У (чёрный воин, дух-покровитель севера, изображался в виде черепахи со змеей вместо хвоста), рыба гунь и птица пэн и другие могущественные мифические животные. Это божественная кровь истинного дракона, не как у семьи Чу.

Нужно понимать, что Чу Тянь Ю полагался на смешанную кровь дракона и мог стать Чиндан. А Сяо Ман обладает кровью истинного дракона. Во вселенной это одна из самых сильный кровей. Стоит ей только вступить на путь культивирования, то достигнуть ей до уровня Хуа Шэн не составит труда. За 100 лет она сможет стать Юань Ин, и у нее будет множество могущественных техник. Даже на уровне Хуа Шэн она вряд ли сможет пасть.

Если священные учения во вселенной узнают про нее, то перебьют все планеты ради нее.

Но в этот момент невидимая цепь окутывала эту цепь. Она крепко сжимала его и не давала волю. Дракон мог только печально кричать. Эта цепь похоже передалась по наследству от еще старших поколений.

«Божественная цепь закона?» — увидев эту цепь, Чэн Фэн нахмурился.

Если бы здесь был Юань Ин, то он смог бы определить, что это за цепи. Они очень схожи с цепями Чэн Фэна, только у Чэн Фэна использована небесная техника обмана.

Второй день.

Сяо Ман возвращалась домой, повесив голову.

Только глядя на это подавленное состояние, Чэн Фэн сразу понял, что она провалила экзамены и ее очевидно не выбрали. У нее не пробилась одаренность. И когда глаза девушки были полны слез, Чэн Фэн внезапно медленным тоном проговорил:

«Сяо Ман, хочешь ли ты стать культиватором?»

Оставить комментарий