Глава 949 – Ты даже и не муравей!

«Шшш.»

Сначала во дворце воцарилась тишина, но затем послышался шум и гул, как в торговом центре. Со всех сторон раздавались недовольные выкрики. Множество людей вытаращили глаза и смотрели на Чэн Фэна. Они не смели верить в его слова.

«Эта тварь что сказала? Если его слуга сидит с нами, то это великая честь для нас? Неужели я ослушался? Среди нас могущественные культиваторы пика Чиндан, и мы должны сидеть со слугой Сянь Тянь?» — один человек с сомнением проговорил.

«Не только пика Чиндан. Также здесь собрались знаменитые гении, такие как У Шань из небесной секты демона. Он 5 генерал там. Еще Ян Фэн Ган из секты загробного дьявола. Еще Сюан Кун Цзянь Цзы из академии Мерак. Он тоже один из могущественных культиваторов. А еще Му Ян Пин. Все про них слышали.»

«А сидящий в центре молодой человек с белым лицом — это же вовсе потрясающий гений из списка бессмертных на 85 месте, Гун Сунь Куй!»

«Тем более, здесь собрались сопровождающие гении секты Сансары. Старшая ученица горы фиолетовой луны — Хуа Нун Ин или же горячо любимый главным старейшиной, Лин Сяо!»

Другой человек у кого был широкий кругозор, тоже стал рассказывать про положения присутствующих людей.

Положение каждого здесь способно ошеломить весь 100-й этаж. Даже в городе неба и бездны редко встретишь таких могущественных людей. И Чэн Фэн посмел при них так говорить.

«Этот парень кто? Он обезумел?»

«Неужели он действительно брат небесной девы истинного дракона? Я еще думал, что Цзюнь Ао Чэн или Ли Хуай Сянь прибыли.»

«Даже если бы Цзюнь Ао Чэн или Ли Хуай Сянь были бы здесь, все равно они не посмели бы провоцировать так много людей. За У Шанем и другими стоят могущественные небесные секты.»

Множество людей стали перешептываться.

Все уже смотрели на Чэн Фэна, как на смертника.

Любимцев неба нельзя оскорблять и этих господ, кто в полушаге от списка бессмертных. Слова Чэн Фэна задели секту загробного дьявола, небесную секту демона, семью Гун Сунь и других. Похоже, если царь небес не встанет на его защиту, то Чэн Фэн обречен.

«Прямо ищет себе смерть!» — даже Нин Мо и Нин Сюэ вытаращили глаза.

Что касается У Шаня и других, то они помрачнели. Все они недобро смотрели на Чэн Фэна.

«Хорошо, хорошо…» — Ян Ган Фэн гневно рассмеялся. Он — второй ученик в секте загробного дьявола и обладает могущественной чудовищной силой. Необъятная, беспредельная мощь истинного владыки направилась во все стороны. Множество служанок Чиндан засверкали. Они уже не могли спокойно стоять. А ученики Сянь Тянь секты Сансары начали выпускать защитную ци, чтобы противостоять этой мощи.

«Ха-ха. Я постоянно считал себя уважаемого дерзким. Даже моих старших братьев постоянно задевал, чтобы сразиться. Но не думал, что сегодня найду кого-то, кто будет намного дерзкий чем я.» — Ян Ган Фэн холодно смеялся.

Он пристально смотрел на Чэн Фэна. Огромная мощь заслоняла небо. Она со всех сторон направлялась на Чэн Фэна. Он словно хотел приложить Чэн Фэна к полу и размельчить его.

Культиватор пика Чиндан насколько могуществен? Простой Сянь Тянь и удара его не выдержит.

«Ян Ган Фэн, что ты делаешь!» — Сяо Ман гневно крикнула и сразу стала перед Чэн Фэном.

От нее стали исходить и блестеть золотые лучи. Они экраном загородили давление Ян Ган Фэна, и могущественная золотая ци начала накрывать Чэн Фэна. Дракон в ней холодно свистел. Он защищал Чэн Фэна.

«Небесная дева Сяо Ман. Неужели ты хочешь защитить этого подонка? Уважаемый Ян почитает тебя и даже называет небесной девой. Но если не почитать тебя, то ты только крошечный Сянь Тянь, которого можно только одной ладонью разбить.» — Ян Ган Фэн холодным тоном проговорил.

«Так ты попробуй.» — Сяо Ман сказала холодным тоном.

Ее ци и кровь стали кипеть, зрачки приняли вертикальное положение, а волосы приняли золотой цвет. Хоть она по-прежнему была слабее Ян Ган Фэна. Однако она выглядела возвышенно и величественно.

«Уважаемый Ян.» — Хуа Нун Ин нахмурила брови и сказала.

Хоть она тоже гневалась на Чэн Фэна, но Сяо Ман — все же ученица горы фиолетовой луны. Тем более старшее поколение придает ей большое значение. Старейшина Юэ Лун неоднократно говорила, чтобы она присматривала за Сяо Ман.

«Хорошо. Уважаемый Ян из уважения к старейшине Юэ Лун не будет спорить с девочкой. Но так называемый брат должен пасть на колени и извиниться. А что касается того слуги. То пусть ему переломают ноги, повредят культивирование и выбросят из дома Фан.» — Ян Ган Фэн сказал холодным тоном.

«Как ты смеешь!» — Сяо Ман сделала шаг вперед и была похожа на разгневанного львенка.

Чэн Фэн несколько раз спасал ее, и он для Сяо Ман после смерти родителей — самый близкий человек. Поэтому она не позволит кому-нибудь оскорблять его. Пусть даже за это нужно будет умереть.

Только в этот раз Хуа Нун Ин молчала.

Сюан Кун Цзянь Цзы, Му Ян Пин и другие только холодно улыбнулись, а ученики секты Сансары одобрительно кивали.

Любимцев неба нельзя оскорблять! Небесные секты нельзя оскорблять!

Чэн Фэн — культиватор Сянь Тянь, поэтому у него и права нет разговаривать с ними. Это разница между высшим и низшим классом. Сила в мире культиваторов в почете. А оскорбление старших – это преступление.

«Сестренка Сяо Ман, брат Ян уже оказал великодушие и позволил брату Чэну только извиниться. В этом нет ничего зазорного.» — Лин Сяо дружелюбно и тепло улыбаясь проговорил.

«Верно, Сяо Ман. Ты послушай брата Лина.» — Си Си тоже кивала головой.

В мире культивирования на коленях просить прощение — обычный урок. Когда-то один ученик задел царя небес, так тот Юань Ин в ответ убил его и всех стоящих за ним учителей… Он убил несколько десятков тысяч людей. И никто ничего не сказал царю небес.

Это и есть мир культивирования.

Слабый — пища сильного!

Жу Нин Мо отвернула голову и не хотела смотреть на унижения Чэн Фэна, а Нин Сюэ и другие ученики только холодно усмехались.

И только Жан Шу Чжоу крепко сжал кулаки. Он был сильно напряжен.

«Я не буду!» — кровь Сяо Ман уже пылала. Она словно готова была теперь пожертвовать всем.

Как Чэн Фэн в это время внезапно сказал: «Неужели ты думаешь, что я говорю бред?»

«Мальчик, ты спроси у других. Здесь несколько сотен людей, и кто считает, что ты не говоришь бред?» — Ян Ган Фэн расхохотался. Он посмотрел на Чэн Фэна, как на умственно отсталого: «Мы в почете на планете извечной пустыни. И ты просишь крошечного слугу садится с нами? И еще говоришь, что это великая честь для нас? Ты совсем разум потерял?»

«Верно.» — множество людей кивнули головой, включая всех Чиндан и слуг.

Слуги радовались про себя. Чжао Чуе – такой же слуга, как и они. С какой стати они будут стоять а он будет сидеть с господами?

«Ладно, хватит. Преклони колено.» — Хуа Нун Ин сказала.

Чэн Фэн не обращал внимания на нее, а посмотрел на Сюан Кун Цзянь Цзы, Му Ян Пина, У Шаня и других.

«Вы тоже так думаете?»

«Хе-хе.» — У Шань и другие холодно усмехнулись. Им словно было лень отвечать. Как будто разговор с ним — уже позор для них.

«Включая вас всех, все думают, что культивирование моего слуги недостаточно, чтобы сесть?» — Чэн Фэн посмотрел на всех и медленно сказал.

«Достаточно. Ты роняешь лицо секты Сансары. Если тебя это не беспокоит, то подумай о престиже Сяо Ман.» — Хуа Нун Ин уже гневно сказала.

Наблюдая за тем, как Чэн Фэн так яростно ищет смерти, даже Нин Мо и другие покачали головой. Лин Сяо уже рассмеялся. Он ранее беспокоился, что Чэн Фэн будет ему соперником. Но сейчас он подумал, что переоценил Чэн Фэна.

Даже Сяо Ман в сердце беспокоилась, но ничего не сказала. Только ее кровообращение увеличивало скорость. Золотистый цвет становился насыщеннее, что она готова уже была к смертельной битве.

«Хорошо.» — Чэн Фэн кивнул.

«В мире культивирования сила в почете, а слабый проигрывает и уступает. Уважаемый все же думает решить все по справедливости. Раз вы говорите, что мой слуга и несколько служанок не могут сесть, то вы можете вызвать на бой их?»

«Ха-ха-ха!» — Ян Ган Фэн, как услышал слова Чэн Фэна, просто рассмеялся. Он изумленно смотрел на Чэн Фэна.

Люди вокруг смотрели на него, как на монстра. Они пристально смотрели на молодого человека, держащего алкоголь в руках в темной одежде.

«Ты…Ты хочешь, чтобы я сражался с Сянь Тянь? С этой собакой?» — Ян Ган Фэн указывал на Чжао Чуе и был полностью разгневан. Говоря каждое слово, он словно получал небывалое оскорбление.

Он с тех пор, как пробился на уровень Чиндан, во всем небесном районе темного мрака сражался со многими Чиндан и убил множество.

Жу Нин Мо и другие тоже были поражены. Чэн Фэн хотел заставить этого старика сражаться, лицо которого было полностью покрыто морщинами, а сам он был сгорбленный и еле-еле держался. Словно стоит его только толкнуть, как он сразу падет. Чэн Фэн, похоже, до конца обезумел.

«Всему есть предел!» — Ян Ган Фэн уже не мог сдерживаться.

Этот высокопоставленный второй ученик секты загробного дьявола стал от себя выпускать огонь, как вулкан. Очень густая черная вода начала исходить от него через 47 000 щелей. И каждый поток был подобен небесному мечу, который расщеплял пространство. Отчего все на расстоянии 100 чжанов от него с трудом сдерживалось.

«Чжао Чуе.» — Чэн Фэн сказал.

«Слушаюсь.» — изначально мелкий горбатый старик Чжао Чуе стал медленно вытягиваться. Его глаза наполнились первозданным хаосом.

«Бах!»

В этот момент все пространство стало меняться. Луна и солнце, словно начали свисать.

Ци Чжао Чуе из начального уровня Сянь Тянь дошла до середины, затем пика Сянь Тянь, начальный этап Чиндан, средний этап…В итоге от Чжао Чуе уже исходила ци, как от культиватора в полушаге от царя небес. Более того, он сам стал превращаться в огромного великана. Он раскрыл небесный дворец и даже головой начал подпирать крышу дома Фан.

Чжао Чуе поднял ногу и растоптал мелкого, по сравнению с ним, Ян Ган Фэна. Затем его голос, словно гром, прозвучал:

«Перед уважаемым Чжао, ты даже и не муравей.»

Настала полная тишина.

Все вытаращенными глазами смотрели на эту сцену.

Оставить комментарий