Глава 1727.

Опция "Закладки" ()

Во время финальной битвы Божественной печати, это было в первый раз, когда Юнь Чэ использовал багровое пламя против Ло Чаншэна, чтобы изменить ситуацию, и это заставило всех крепко запомнить это ужасающее пламя, пламя, которое почти превзошло обычное познание.

Но в настоящее время тёмное дьявольское пламя, которое превратило Почтенного Тай Юя в ничто всего за несколько коротких вдохов, было в десять миллионов раз более шокирующим, чем-то, что они видели в тот год.

Это также напомнило людям об ужасе, который Юнь Чэ показал восемь лет назад, когда на Божественном собрании, он раскрыл свой исключительный талант и способности среди молодого поколения, только вступив на ступень Божественного Духа.

В то время он получил одобрительные слова от Вечного Неба, то, чему завидовал каждый молодой практик, этой славы, было достаточно чтобы увековечить всю его жизнь.

Теперь, когда он вернулся, он одним щелчком пальцев устроил кровавую бойню в Вечном Небе.

Вечное дьявольское пламя, полученное из слияния божественной силы Злого Бога — высший закон огня и Тьмы Вечного Бедствия — высший закон тьмы, это странное дьявольское пламя, было над всеми законами огня.

В тот год, ему потребовалось много времени, чтобы вызвать багровое пламя. Но теперь вечное дьявольское пламя, которое было гораздо сильнее багрового пламени, могло вспыхнуть в одно мгновение.

Если бы Почтенный Тай Юй был в самом расцвете сил, Юнь Чэ не смог бы так легко победить его. Однако, когда его сила иссякла, и аура погасла, его сила, когда он бросился на него, не вызвала даже небольшого страха и не представляла никакой угрозы для Юнь Чэ и Цянь Е Ин’эр. Юнь Чэ легко сжег его в ничто, и он одновременно стал ступенькой для него, чтобы показать его дьявольскую мощь.

Посреди мёртвой тишины, Янь Сан вдруг издал воскликнул, — дьявольская мощь повелителя не имеет себе равных, единственная в Изначальном Хаосе! Этот ничтожный Хранитель действительно переоценивал себя, думая, что может прикоснуться к одеянию моего повелителя, хахахаха!

После крайнего ужаса, раздался дьявольский оглушительный смех как будто из ада, весь мир беззвучно стал холодным и мрачным.

— Тай… Юй…

Чжоу Сюйцзы и Почтенный Тай Юй поддерживали друг друга на протяжении множества лет и их разделяла глубокая душевная симпатия. Наблюдая, как Почтенный Тай Юй умирает таким жалким образом, и без того серые глаза Чжоу Сюйцзы снова побледнели.

Рядом с ним остановились окружающие его стражники и три Хранителя.

Все Хранители, оставшиеся в Вечном Небе, погибли, даже если они вернутся на полной скорости, всё, что встретит их, земля полная руин.

— Ваше Величество… — они смотрели на Божественного Императора Вечного Неба с лицами, полными мрака и отчаяния.

Почему Дьяволы из Северной Божественной области так ужасны. Они отличаются от того, что они знали, совершенно другие!

Как Юнь Чэ, которому пришлось спасаться бегством от их преследования, стал таким могущественным всего за несколько коротких лет? Самый сильный из них, Почтенный Тай Юй, умер, не оставив и пепла.

Всё кончено…

Вечное Небо в безнадежной ситуации…

************

Север Восточной Божественной области, Царство Снежной Песни.

Все Царства северной границы были первыми незаметно атакованы Дьяволами. В настоящее время повсюду царит великий хаос. Только Царство Снежной Песни всё ещё испытывает ледяной покой.

Божественная секта Ледяного Феникса, все ученики Ледяного Феникса стояли на снегу, глядя на фигуру в проекции, которая была явно знакомой, но в то же время чрезвычайно незнакомой.

Он действительно… старший брат Юнь Чэ, который когда-то наставлял их в Божественной секте Ледяного Феникса?

— Юнь… старший брат Юнь как… теперь такой безжалостный… такой страшный… — дрожащим голосом сказала молодая ученица Ледяного Феникса.

Стоявшая рядом с ней Му Фэйсюэ тихо подняла глаза и спросила. — Страшный? Разве по-настоящему страшные, не те люди кто вынудил его оказаться в такой ситуации?

Закончив говорить, она повернулась, бесшумно ступая по снегу, и вскоре её фигура исчезла между льдом и снегом.

Все ученики Ледяного Феникса удивлённо повернули головы и долгое время оставались неподвижными… Му Фэйсюэ в их познании имела чрезвычайно холодный характер, не сказав ни единого слова в течение полутора лет.

На противоположной стороне Му Бинюнь медленно закрыла глаза и вздохнула.

Старшая сестра, если бы это была ты, как бы ты встретила его таким…

В этот момент нефрит Ледяного Феникса на груди засиял ледяным сиянием, и прозвучал несколько учащённый голос, — докладываю мастеру секты, соседние звёздные Царства заметили, что Дьяволы не вторгаются в наше Царство Снежной Песни. В настоящее время существует бесчисленное множество ковчегов, и их прибывает всё больше, даже начались беспорядки на границе.

— Я знаю. — Му Бинюнь безразлично ответила, и эта ситуация нисколько не удивила её.

***********

Бум!

В этот момент вся область Царства Вечного Неба внезапно начала дрожать. Более десяти тысяч туч над небом рассеялись и жестокий шторм налетел. Казалось бы, появилась безбрежная древняя сила накрывающая небо, которая возвышалась над всеми живыми.

Странное движение и аура остановило жестокую бойню в Вечном Небе и вновь привлекло внимание бесчисленных людей в Восточной Божественной области.

Глаза Юнь Чэ и Цянь Е Ин’эр одновременно сосредоточились.

Самая высокая башня в Царстве Богов, высотой пятнадцать тысяч километров, начала трястись. Далёкое давление быстро приближалось. Постепенно оно, как будто начало давить на сердца и души всех людей, заставляя их тела чувствовать благоговение и желание уважительно опуститься на колени.

То, что отражалось в небе над кровавым туманом, медленно открыло глаза.

Они казались парами человеческих глаз, спокойных и священных. В тот миг, когда засиял свет в зрачках, он был подобен священному свету успокаивая мир, быстро стирая жестокость в сердцах людей, убийственные намерения и страх.

Вдали от пространства Вечного Неба Восточной области, ослабевшее тело Чжоу Сюйцзы медленно выпрямилось, его руки задрожали, вытянувшись высоко в небо, лицо наполнилось слезами, а губы печально пробормотали, — старый… предок!

Аххх!

На окровавленной огромной земле Вечного Неба, младшие и потомки Вечного Неба один за другим опускались на колени, они хотели кричать. Но один за другим, горько плакали.

Наконец-то появилась их последняя надежда, однако они не чувствовали и следа радости. Всё потому что перед их глазами стояли кровь и кости и их сердца давно потеряли надежду.

— Юнь Чэ, прекрати свои действия.

Туманный голос донёсся с неба, это был голос старой женщины, древний как санскрит, подобно огромной синей волне.

В тот миг, когда раздался этот голос, души мириадов духов Восточной области, казалось, безмолвно очистились, их ожесточенная битва и жажда убийства ослабли. Все бессознательно смотрели на небо и желали услышать голос, покрывающий весь огромный мир.

Дух Жемчужины Вечного Неба.

Весь мир знает о его существовании, как единственное небесное сокровище ниспосланное небесами, оно также считалось единственным истинным «Божественным Духом» во всём мире.

В познании всего мира, включая абсолютное большинство младших и потомков Вечного Неба, она впервые предстала перед людьми.

Вслед за её внешним видом, её раздавшийся божественный голос, накрыл, а также превосходил всех и подавлял все души.

В этот момент, все существа Восточной области находились как будто во сне, как будто в самом деле увидели спустившегося древнего Истинного Бога. В глубине их души медленно начало расти ничтожное и низкое чувство. Их пары глаз смотрели вверх в оцепенении, и их тела были постоянно наполнены желанием преклонить колени и поклониться ему.

Перед лицом глаз Божественного Духа Юнь Чэ медленно поднял глаза, тем менее, он не обернулся, и на его лице не отразилось никакого почтения. Он медленно открыл рот, и в нём прозвучала ледяная насмешка, — ничтожный дух жемчужины Вечного Неба, перед Этим Повелителем Дьяволов ты осмелилась смотреть с высока и открыть свой рот?!

Спускайся сюда!

В этом мире только Юнь Чэ осмелился так безрассудно сквернословить.

Все существа Восточной области были в ужасе, а глаза Чжоу Сюйцзы расширились и почти выскочили из орбит от гнева и ненависти, он едва не потерял сознание.

Слова Юнь Чэ заставили глаза Божественного Духа в небе слегка сосредоточиться, похоже ей даже в голову не могло прийти, что после её появления Юнь Чэ, всё ещё будет действовать так самонадеянно и распущенно.

Уголки рта Юнь Чэ скривились, а его глаза затуманились, его тело внезапно загорелось золотым пламенем. Затем, под золотым сиянием, появившимся в небе, внезапно появилось круглое солнце с пылающим золотым пламенем!

За ним последовало второе, третье… вплоть до девяти, золотое сияние было ослепительным.

Девять Солнц Ярости Небес!

Под золотым сияющем пламенем люди Вечного Неба чувствовали себя так, словно упали в огненный ад, их тела испытывали сильнейшую боль, земля постепенно чернела, а море крови превращалось в ещё более резкий кровавый дым.

Это только из-за одного золотого сияния. Если бы Девять Солнц действительно упали на мир, то невозможно было бы представить себе, каким огненным чистилищем стало бы Божественное Царство Вечного Неба.

— Давай… спускайся… сюда! — Снова приказал Юнь Чэ.

В обжигающей тишине послышался глубокий вздох, и глаза Божественного Духа в небе медленно закрылись.

Мгновение спустя, внизу появился иллюзорный призрак.

Юнь Чэ сделал хватательное движение ладонью, огненное сияние исчезло. Наконец он обернулся и посмотрел на иллюзорного призрака перед глазами… призрак был очень бледным, казалось, что порыв ветра мог бы рассеять его, но там едва виднелась фигура старой женщины.

Над призраком разлилась уникальная аура Божественного Духа. Хотя она была очень тонкой и лёгкой, она была гораздо менее ясной и чистой, чем у Хэ Лин, но этого было достаточно, чтобы стать особым существованием, стоящим над мириадами духов.

— О, — Юнь Чэ опустил брови и улыбнулся, — тебе потребовалось так много времени, чтобы выйти, что я почти подумал, что ты спрятала голову, как черепаха, тц.

Как дух жемчужины Вечного Неба, кто когда-либо осмеливался говорить такие грубые и непристойные слова?

Она не была разгневана, голос божественного духа прозвучал ещё раз, — Юнь Чэ, разве ты не боишься наказания Небесного Пути за свои преступления?

Небесный Путь, к тому же особенный Небесный Путь.

Юнь Чэ улыбнулся, чрезвычайно мрачной улыбкой. Он шагнул вперёд и шаг за шагом приближался к Божественному Духу Жемчужины Вечного Неба, на которого с благоговением смотрели люди. — Небесный Путь? Что же это за штука? К тому же, что ты такое?!

— Алое бедствие, возвращение Императора-Дьяволов, где был Небесный Путь, где была ты!

— Когда я спас мир, когда я спас жизнь каждого человека, где был Небесный Путь, где была ты!

— Я спас мир, а потом был брошен всем миром. Когда моя семья была уничтожена и отправлена в бездну, где был Небесный Путь, где была ты!

Юнь Чэ шаг за шагом подходил ближе, его глаза излучали холод, каждое слово прокалывало душу, — перед бедствием ты не показывалась; во главе Вечного Неба, скрыли моё достижение по спасению мира, напротив изо всех сил преследовали и пытались убить, а ты даже не пернула!

— А теперь ты вдруг появляешься и говоришь о Небесном Пути, ха-ха-ха!

Юнь Чэ посмотрел на небо и дико рассмеялся, его глаза были похожи на дьявольскую бездну. Перед лицом Божественного Духа он не выказывал ни капли уважения, только чрезвычайное презрение, — ты считаешь что заслуживаешь, чтобы учить меня?!

— ….. — Божественный Дух Вечного Неба молчал.

Да, она не знала, что сказать.

В Восточной Божественной области бесчисленные практики обменивались растерянными взглядами.

Что за возвращение Императора-Дьяволов? Какое ещё спасение мира?

Юнь Чэ… о чем, в конце концов, говорит этот ужасный дьявол?

Оставить комментарий