Глава 350. Сколько за нее?

Опция "Закладки" ()

Чэнь Сяолянь вошел в комнату.

Номер, предоставленный отелем, был действительно хорошим. По крайней мере, он казался чистым. Если бы он не знал наверняка, что сейчас находится в Африке, то подумал бы, что этот отель ничем не отличается от отелей в Китае.

Войдя в номер, Чэнь Сяолянь еще раз осмотрел его, убеждаясь, что все в порядке. Только после этого он запер дверь.

На столе лежала карта Кабуки.

Это открытие удивило Чэнь Сяоляня.

В отелях карты местности не были редкостью, но это Африка, тем более – Комбия.

Чэнь Сяолянь открыл карту и проверил ее.

Отель был расположен в восточной части города. Всю Кабуку можно было разделить на 2 части: Восточная и Западная.

Западная часть города была трущобами, в то время как условия на восточной стороне были несколько лучше. Большинство богатых и правительственных чиновников оставались в восточной части города.

В отеле также был магазин, который специализировался на различных товарах, таких как сигареты, алкоголь и другие строго контролируемые товары.

Естественно, их цены были не из дешевых!

По сравнению с этим западная часть города находилась в гораздо худшем состоянии, чем восточная.

Западная сторона в основном состояла из лачуг и мусора. Кроме того, состояние правопорядка там было не очень хорошим.

Комбию постоянно терзали внутренние войны. Даже нынешний президент Заид достиг своего положения благодаря перевороту. Несмотря на то, насколько хаотичной стала ситуация, и на то, сколько бедных людей было среди людей, количество оружия оставалось значительным.

Ограбление днем, когда вы просто переходили дорогу, было обычным делом в западной части города – хотя Кабука была единственным местом в Комбии с полицейским участком, хранители правопорядка больше будут заботиться о восточной части, а не о западной.

Посмотрев на карту, Чэнь Сяолянь отметил, что этот отель уже можно считать достопримечательностью Кабуки.

На карте он видел только три или пять других ориентиров.

Самым важным из них была цель Чэнь Сяоляня.

Резиденция президента!

Резиденция президента располагалась к югу от восточной части города. Взглянув на карту, он увидел, что между ними было меньше трех километров.

Чэнь Сяолянь сидел на диване и внимательно изучал карту. В то же время он молча пытался запомнить все окружающие улицы, направления движения и маршруты.

Когда небо потемнело, он вышел из комнаты и спустился в ресторан отеля.

К его удивлению, в ресторане было довольно много народу.

Там было несколько хорошо одетых африканцев в кожаных костюмах. Они изящно держались за ножи и вилки, в то время как на заднем плане играла прекрасная успокаивающая музыка, и они ели, разговаривая приглушенными голосами.

Официанты там были все очень вежливы и носили костюмы с галстуком-бабочкой.

Если бы Чэнь Сяолянь не знал, что это Кабука, он бы принял это место за европейский ресторан.

На столике сбоку африканец с салфеткой на шее широко раскрыл рот и принялся поглощать икру.

Нетрудно было представить себе, насколько дорогой была икра в таком месте, как Комбия.

Чэнь Сяолянь не мог перестать думать о жителях, когда он впервые вошел в этот город. Он видел бедных, неопрятных граждан этой страны в рваных одеждах, с безнадежными выражениями на лицах.

Эти люди были настолько худыми, что походили на ходячие скелеты. Но этот африканец, который наслаждался вкусом икры, был настолько жирным, что казалось, будто стул не может вместить его задницу.

Затем Чэнь Сяолянь услышал, как один из официантов, обслуживающих африканца, обратился к нему «министр».

Чэнь Сяолянь опомнился.

Он заказал себе бифштекс. К его удивлению, стейк был довольно хорошим, а столовые приборы были на самом деле из чистого серебра!

Затем он заказал бутылку вина – хотя это была просто обычная бутылка вина, цена была выше $100!

После того, как он заказал бутылку вина, отношение официантов к нему явно изменилось – естественно, даже при том, что это был единственный роскошный отель в Кабуке, этот ценник не был чем-то, что кто-то мог себе позволить.

Чэнь Сяолянь нарочно ел медленно. В то же время он украдкой наблюдал за африканским министром, сидевшим в стороне.

Некоторое время спустя министр наконец-то закончил наслаждаться своим ужином.

Кто-то, похожий на менеджера ресторана, быстро вошел внутрь.

Управляющий двинулся вперед, пока не оказался рядом с министром. Позади него стояли три прекрасно одетых женщины.

Одна из них была европейкой, а двое других – африканками. На них были очень откровенные вечерние платья, высокие каблуки и сильный аромат духов.

Когда управляющий подошел к министру, он поклонился ему и прошептал несколько слов, прежде чем указать на трех женщин позади него.

Африканский министр пришел в возбуждение. Он прищурился и посмотрел на трех женщин. Он внимательно оглядел их: лица, грудь, талию.…

Чэнь Сяолянь мог более или менее догадаться, о чем идет речь.

К его удивлению, Африканский министр не выбрал европейскую женщину. Вместо этого он указал на двух африканских женщин и кивнул.

Управляющий быстро улыбнулся и велел двум женщинам сесть слева и справа от министра.

Затем управляющий увел белую женщину прочь.

Когда они проходили мимо Чэнь Сяоляня, он внезапно заговорил:

— Подожди минутку.

Менеджер был удивлен. Он остановился и посмотрел на Чэнь Сяоляня.

Держа в руке столовый нож из чистого серебра, Чэнь Сяолянь указал на белокурую женщину рядом с менеджером:

— Сколько за нее?

Управляющий был на мгновение шокирован. Прежде чем он успел собраться с мыслями, белая женщина быстро вмешалась, указывая на себя:

— Я первоклассный товар, 100 долларов за ночь.

Чэнь Сяолянь улыбнулся.

Сто американских долларов, не так дорого, как бутылка вина, которую он только что откупорил.

— Ладно, ты остаешься.

Чэнь Сяолянь вытащил из кармана купюру в 100 долларов и положил ее на стол.

Женщина взглянула на него, но не протянула руку.

Чэнь Сяолянь быстро все понял. Он взял со стола купюры и помахал им управляющему.

— Это твое, а она – моя.

Управляющий быстро изобразил льстивую улыбку. Он взял сто долларовую купюру обеими руками и сунул ее в карман. Затем он поклонился:

— Желаю Вам приятной ночи, сэр.

Чэнь Сяолянь смотрел, как счастливо уходит менеджер. Затем он повернулся лицом к белой женщине:

— Он так счастлив. Видимо, цена была немного завышена.

Женщина поджала губы и неловко улыбнулась, Не зная, что ответить.

Естественно, действия Чэнь Сяоляня привлекли внимание Африканского министра, который сидел за столом рядом с ним.

Увидев, как Чэнь Сяолянь раскошелился на деньги за белую женщину, которую он отверг, Африканский министр не смог удержать свою улыбку.

Чэнь Сяолянь быстро повернулся и поднял свой бокал с вином, жестом указывая на министра. Министр усмехнулся и поднял свой бокал в ответ на жест Чэнь Сяоляня.

Одним этим движением двое незнакомцев, казалось, сблизились еще больше.

— Я… можно мне немного поесть? — Белая женщина посмотрела на тарелки на столе, которые заказал Чэнь Сяолянь, и поджала губы.

— Конечно, — ответил Чэнь Сяолянь, вытирая рот салфеткой.

— …благодарю! — На лице белой женщины появилось выражение благодарности.

Чэнь Сяолянь поднял руку и попросил официанта принести еще один набор столовых приборов. Затем он увидел, как белая женщина проглотила порцию овощного салата и хлеба.

Затем он встал, прихватив с собой бутылку вина, и с улыбкой направился к столу Африканского министра.

— Добрый вечер, сэр, — сказал Чэнь Сяолянь с расслабленной улыбкой. — Не возражаете, если я займу это место?

С этими словами он поставил на стол бутылку красного вина.

Увидев бутылку красного вина, министр широко улыбнулся.

— Конечно, нет.

— Пожалуйста, простите меня за дерзость. Мне просто захотелось выпить с Вами. Разве это не интересный поворот событий? — Чэнь Сяолянь показал улыбку, которая сделала его похожим на опытного Плейбоя.

Министр громко рассмеялся – естественно, он понял, что Чэнь Сяолянь имел в виду под «интересным поворотом событий».

Чэнь Сяолянь взглянул на двух африканских женщин, которые сидели рядом с ним, и сказал:

— Дамы, теперь вы несете ответственность за подачу вина.

Женщины послушно подняли бутылку вина и налили по чашке для министра и Чэнь Сяоляня.

Увидев, что Чэнь Сяолянь выпил вино первым, министр ослабил свою бдительность и тоже поднял свой бокал с вином и выпил его содержимое.

Затем министр посмотрел на стол Чэнь Сяоляня и белокурую женщину, которая там обедала.

— Слишком расточительно.

— Мм? — Чэнь Сяолянь нахмурил брови.

Африканский министр указал на белую женщину :

— Кормить этих людей низшего класса такой хорошей едой – это слишком расточительно. Так как Вы заплатили за нее, Вам нет нужды кормить ее. Для таких женщин, как эти, достаточно еды извне. Еда в этом ресторане – это то, чем они никогда не наслаждались за всю их жизнь.

Чэнь Сяолянь холодно улыбнулся.

— И еще, почему Вы выбрали Белого призрака? — Министр выпил еще один бокал вина и принялся болтать без умолку. — Здесь белые женщины не имеют никакой ценности.

— Почему? — Чэнь Сяолянь почувствовал любопытство. — Разве это не Комбия? Количество европейских женщин здесь должно быть ограничено.

— Эти белые призраки… у некоторых из них грязные руки и ноги. Кроме того, они также очень опасны, — Министр скривил губы и продолжил, — всего несколько месяцев назад произошел один инцидент. Несчастному парню его «это» откусила белая женщина! Так, на всякий случай, я решил не спать с белыми призраками.

Услышав это, Чэнь Сяолянь наконец понял.

Неудивительно, что это случилось. С точки зрения красоты, красота европейской женщины была на порядок выше, чем у двух африканских женщин. И все же ее не выбрали.

— Особые случаи редки, — Чэнь Сяолянь нарочно рассмеялся в отвратительной манере. — Я, например, люблю пробовать самые прекрасные вещи.

Министр рассмеялся в ответ.

Они обменялись взглядами, которые говорили: «это то, что понимают все мужчины».

Бутылка красного вина вскоре была опустошена. Чэнь Сяолянь великодушно заказал еще две бутылки.

Осушив третью бутылку, министр явно напился.

Вскоре Чэнь Сяолянь вытянул из него кое-какую информацию.

Имя этого человека: …

Поскольку этот человек был пьян, когда представлялся, он произнес имя, состоящее по меньшей мере из 10 слов. Кроме того, он говорил на родном языке, и Чэнь Сяолянь просто не удосужился запомнить его.

Однако у него была очень интересная личность.

Он был… заместителем министра Комбийского Транспортного Министрества.

Чэнь Сяолянь думал о том, что он не видел ни одной скоростной дороги на своем пути сюда; не было видно ни одного шоссе, которое было бы сопоставимо с китайским… кроме того, все дороги в этом городе были ужасны.

Связав все точки вместе, Чэнь Сяолянь смог догадаться, откуда взялись деньги на икру этому заместителю министра транспорта.

К удивлению Чэнь Сяоляня, у этого африканского министра была и другая личность.

Он был братом жены президента Заида, шурин.

Что ж, если подумать, у Заида было 16 жен… только Бог знает, какая из жен президента была его сестрой. У Комбии не было никакой программы контроля рождаемости. Таким образом, 16 жен Заида… число шуринов, вероятно, пойдет на десятки…

Раз он достиг этой должности заместителя и прожил такую хорошую жизнь, Чэнь Сяолянь предположил, что Заид довольно хорошо относится к этому своему шурину.

— Я приехал в Комбию по делу, — Чэнь Сяолянь представился.

— А? Каким же делом можно заняться здесь? — Очевидно, этот министр был ошеломлен. — Это адское место, где нет минеральных жил… а, так ты занимаешься торговлей оружием? Или контрабанда? Мм… может быть ты тот, кто имеет дело с этими грязными браконьерами?

Чэнь Сяолянь слегка улыбнулся:

— По правде говоря, я могу заниматься любым бизнесом. И я хочу им заниматься… до тех пор, пока я могу зарабатывать деньги.

— Зарабатывать деньги в Комбии не так-то просто, — Министр вздохнул.

Чэнь Сяолянь быстро воспользовался этой возможностью, чтобы сказать:

— Вот почему мне срочно нужно специальное разрешение от Президента Заида. Естественно, я был бы весьма польщен, если бы смог лично встретиться с Его Превосходительством.

Пока Чэнь Сяолянь говорил, он положил на стол пачку американских долларов и медленно подтолкнул ее вперед.

Сумма в этом рулоне поднялась почти до $10,000.

Африканский министр тут же несколько протрезвел.

В правительстве Комбии отсутствовала дисциплина; у него также не было органов по борьбе с коррупцией. Таким образом, этот африканский министр не испытывал бы никаких угрызений совести, принимая его. Эта сумма втайне делала его счастливым.

10 000 долларов было достаточно для него, чтобы провести роскошную жизнь в течение нескольких дней.

Министерство транспорта было настолько бедно, что даже того небольшого количества денег, что у него было, было недостаточно, чтобы утолить его жадность.

— Если господин заместитель министра сможет организовать для меня встречу с президентом, я буду благодарен Вам еще больше, — сказал Чэнь Сяолянь. Он заметил, что в глазах министра промелькнула тень жадности.

Министр протянул свою толстую ладонь, чтобы прикрыть лежавшую на столе пачку американских банкнот. Затем он отдернул руку назад. Естественно, денег на столе уже не было.

— А чем конкретно Вы занимаетесь? — серьезно спросил Африканский министр.

— Как я уже говорил, – я делаю все, чтобы заработать денег.

— Но Его Превосходительство, Президент – не тот человек, который будет встречаться с кем попало. Я могу дать рекомендацию, но мне понадобится приемлемая причина, — Очевидно, что этот африканский президент не был полным идиотом. Затем министр продолжил, — Если у Вас нет чего-то, что может заинтересовать президента…

Чэнь Сяолянь на мгновение задумался:

— Оружие?

Министр рассмеялся:

— Оружие… тогда нам придется заплатить за товар. Вы думаете получить деньги из кармана президента Заида?

Чэнь Сяолянь задумался об этом:

— Что, если то, что я хочу – это не деньги?

— Тогда чего же Вы хотите?

— Я хочу… месторождения полезных ископаемых, — Небрежно соврал Чэнь Сяолянь.

Министр вдруг громко расхохотался. Как будто он услышал самую нелепую шутку.

— Ха-ха-ха! Месторождения? Вы хотите построить здесь шахты? Молодежь! — Министр продолжал смеяться. — Немцы, французы, англичане и американцы уже приезжали сюда на поиски раньше! Как Ваш друг, как благодарность за несколько бутылок вина, которыми Вы меня угостили, я дам Вам этот добрый совет. В Комбии нет месторождений!

Чэнь Сяолянь кивнул головой.

«Неплохо, у него есть хоть немного совести».

— Об этом не беспокойтесь. У меня лучшая геодезическая технология в моем распоряжении, и я просто хочу испытать свою удачу… Для меня это не более, чем азартная игра. Если я выиграю эту авантюру, то получу миллионы. Если я проиграю… я просто потеряю немного денег.

Чэнь Сяолянь намеренно подчеркнул слова «немного денег».

Оставить комментарий