Глава 28

Опция "Закладки" ()

-Ах в чем проблема?- Переспросил Гарри очень мягким, но холодным голосом. — Проблема в том, Мистер Люпин, что я не был ни в безопасности, ни счастлив с этими грязными магглами, которых я вынужден называть своими родственниками. И не один человек в волшебном мире не озаботился, чтобы проверить меня. Все думали, что мудрый старый Альбус Дамблдор обеспечит их драгоценному спасителю спокойное, счастливое детство. Разве вы не знали, как сильно Петуния ненавидит магию? Как сильно она ненавидела мою мать? Сложите кусочки мозаики вместе, Мистер Люпин. Как вы думаете, что бы она сделала, если бы нашла в корзине на ее пороге посреди ночи сына-уродца своей ненормальной шлюхи сестры, которая взорвала себя, общаясь с такими же ненормальными уродами, ? Это слова Петунии, а не мои. Она и ее выблядок муж засунули меня жить меня в крошечный чулан под лестницей, морили голодом целыми днями, превратили в раба и делали все возможное, чтобы выбить из меня магию, в буквальном смысле выбить. Уверяю вас, я был там далеко не счастлив и не здоров.»

Ремус побелел как полотно. «Но Дамблдор … –»

«Ах, да, Дамблдор, забавная история», — саркастически потянул Гарри. Он никогда особо не распространялся о своем проживании у Дурслей, но сейчас он был слишком зол. -Как я уже упоминал, он оставил меня на пороге дома, прекрасно зная, что мой отец категорически запретил отдавать опеку надо мной этим сумасшедшим маглам в своем завещании. Он также запечатал упомянутое завещание, в котором ясно говорилось, что Сириус не был хранителем тайны. Он лгал вам все это время. Директор знал, какая жизнь у меня будет у родственниках и сознательно бросил Сириуса в Азкабан. Меня чуть не забил до смерти мой дядя, и единственная причина, по которой я еще жив, заключается в том, что я сбежал, успев переместиться в другое место благодаря спонтанному магическому выбросу.»

Поттер глубоко вздохнул. Логически он понимал, что Ремус Люпин вовсе не обязан был заботиться о нем. Он не был его крестным отцом и не брал на себя никакой ответственности за его воспитание, но слишком свежи были воспоминания о тех временах, когда он плакал в своем чулане, сломанный и избитый, желая , чтобы кто-нибудь, кто угодно, со стороны отца или матери пришел и забрал его. Ему было трудно простить этого человека, хотя мальчик и пытался. Он ни на секунду не обольщался, что у него когда-нибудь будут такие же отношения с Ремусом, как с Сириусом.

— Нет, я не могу в это поверить, — горячо возразил Ремус. — Дамблдор никогда бы так не поступил, Гарри. Должно быть, ты ошибаешься. Он сказал мне, что вы оба обижены на него, но я не думал, что все настолько серьезно. Сириус послушай, мы говорим о Дамблдоре. Ты же не можешь поверить что все обстоит именно так!»

-Когда-то давно я бы этому не поверил. Но времена меняются, и люди меняются. Слишком много нестыковок относительно Дамблдора и его действий касательно меня и Гарри. Он был тем, кто ставил Фиделиус, а значит не мог не знать, что именно Петтигрю хранитель тайны. Директор свидетельствовал за Снейпа, но отказал мне в суде, зная о моей невиновности. Альбус всего лишь старый хитрый ублюдок.»

Ремус боролся с желанием зарычать. Для него Альбус Дамблдор был Альфой. Не повиноваться ему или кому-то позволять оскорблять -недопустимо. Но в то же время Сириус и Гарри были частью стаи. Судя по тому, как поворачивалась ситуация, Ремус понимал, что ему придется принять чью-то сторону, и его внутренний волк выл от боли.

— Сириус, подумай рационально, — взмолился он. — Альбус Дамблдор-лидер света. Он был главной боевой силой в войне с Волдемортом. Я не могу поверить, что ты веришь во весь этот бред о нем. Ты сам на себя не похож. Директор сказал мне, что ты проводишь много времени общаясь с Малфоем и ему подобными, присоединяясь к их фракции в Визенгамоте. — Что с тобой происходит? Разве ты не понимаешь, что твоя ненависть к Дамблдору ослепляет тебя и ты не видишь истинных врагов? Если Волдеморт когда-нибудь вернется, а директор считает что так и будет, у нас не будет ни единого шанса! Профессор — наша единственная надежда!»

Руки Гарри дернулись, в попытке сдержать свой гнев. Зажав свои окклюментивные щиты в тиски воли, мальчик вмешался в разговор.

— Можно мне уйти, Крестный?- формально поинтересовался он. Ему нужно было выпустить пар, и к его радости, Сириус подарил ему на день рождения Новый нимбус. Полет всегда помогал ему успокоиться.

— Конечно, — прекрасно понимая его состояние кивнул Блек, глядя, как мальчик покидает гостиную. Через минуту мужчина почувствовал, что когтевранец вернулся в Черный замок.

— Гарри совсем не такой, как я ожидал, — тихо не то пожаловался, не то констатировал Люпин. -Он всегда такой холодный?»

«Да. И совсем не похож на Джеймса, впрочем схожесть с Лили тоже едва заметна. Он совершенно … уникален. Или, скорее, его опыт сделал его уникальным.»

— Ты действительно веришь во весь этот бред о Дамблдоре, Сириус?

— Скажи мне кое что Ремус, — так и не ответив на вопрос, спросил Блек после паузы. — Прошел уже целый год с тех пор, как Гарри поступил в Хогвартс. Почему ты хотя бы не написал ему письмо? Он сирота, который ничего не знает о своих родителях. Простого письма со словами: «Я был лучшим другом твоего отца, и если ты хочешь я мог бы рассказать тебе о нем» было бы достаточно.»

-Я решил, что будет благоразумнее не делать этого. У нас не было с ним никаких контактов все эти годы, поэтому сомневался что ему понравится, если я напишу ему сейчас. Кроме того, Дамблдор вообще не хотел, чтобы я с ним связывался.»

Сириус быстро терял терпение. — Дамблдор, Дамблдор, Дамблдор! Даже со всеми уликами, ты все еще смотришь на этого человека снизу вверх. Я не могу в это поверить! Что он сделал для тебя такого, что заслуживало бы слепого поклонения и обожания ?»

-Он дал мне образование!»

-А мы остались с тобой даже после того, как узнали, кто ты такой! Мы с Джеймсом решили научиться Анимагии в одиннадцать лет, чтобы помочь и поддержать тебя! Что же сделал Дамблдор? Он посылал тебя на бесполезные задания для Ордена, пытаясь обратить оборотней в свою веру. С чего бы оборотням вообще присоединяться к Альбусу? Еще тогда мне все это казалось нелепым. Он использует тебя, Ремус, разве ты этого не видишь? Он даже ни разу не помог тебе найти работу, ни здесь, ни за границей, а директор, на минуточку, глава Мкм! Старик никогда не заботился о тебе и вообще забыл о твоем существовании на десять лет до тех пор, пока ты не понадобилась ему снова. Ты для него всего лишь пешка!»

— Ты изменился, Сириус, действительно изменился! Дамблдор был прав. Твоя злоба и гнев могут стать причиной смерти всех нас, не говоря уже о том, что ты можешь подвергнуть Гарри серьезной опасности!»

— Хватит, — холодно процедил Блек. -Я знаю, как заботиться о крестнике и буду выполнять свои обязанности опекуна без помощи Дамблдора.»

-Так же как десять лет назад? Если бы не Дамблдор, кто знает, что могло бы с ним случиться!»

Лицо Сириуса исказилось, а глаза полыхнули яростью. -Человек Дамблдора насквозь, не так ли, Люпин?»

— Всегда.

С этими словами оборотень отправился к камину, а хозяин дома устало откинулся на спинку кресла, рассеянно беря бутылку огненного виски и стакан. Налив щедрую порцию, он осушил ее одним глотком, наслаждаясь ощущением жжения.

Сегодня вечером он потерял еще одного друга. Одинокая слеза скатилась по его бледному лицу, но гнев на директора вырос в десятки раз. Еще одна дружба была разрушена благодаря старику. Он никогда не простит Дамблдора, никогда.

Оставить комментарий