Глава 50

Опция "Закладки" ()

Малфой верил в чистокровность, это правда, но не имело значения, что их Лорд не был чист кровью, потому что он был лидером, который боролся за права чистокровок. Этого было достаточно. Кроме того, быть наследником Салазара достаточно, чтобы завоевать уважение многих.

— У меня есть кое-какая информация, Люциус, — продолжил разговор Сириус, открывая маленькую записную книжку. — Эта книга хранится в моей семье уже много веков, и она бывает очень полезна в трудные времена. Хочешь узнать, что в ней написано?»

Сиятельный лорд почувствовал, как на лбу выступают капельки пота. Он понимает, что в руках Блека лишь копия; Мерлин знает, что тот не настолько глуп, чтобы забрать печально известную книгу, наполненную материалом для шантажа, из своего хранилища. И сейчас задавался вопросом, что именно компрометирующего про его семью может содержаться в ней. Малфой знал о нескольких семьях, которые серьезно пострадали из-за информации, собранной поколениями Блеков.

Это и была причина, по которой дом Блэков считался одним из самых могущественных семейств в магической Европе.

— Давайте возьмем краткий урок истории, хорошо?- Сириус ухмыльнулся. — Много веков веков назад в нашей стране было несколько древних и благородных домов, но сейчас многие из них, к сожалению, вымерли. Древние дома-это самые старые семьи в волшебной Британии, восходящие ко временам короля Артура из Королевского дома Пендрагона, последнего волшебного короля Британии. На самом деле, Король Артур был последним волшебным королем не только у нас, но и в мире. Все остальные крупные магические династии: Нармер из древнего магического Египта, линия Цинь древнего магического Китая, Аккадийцы древней магической Месопотамии и Клан Икшваку древней магической Индии … все они были заменены маггловскими императорами.»

— Самые древние и благородные дома, такие как Блэк, Поттер, Певерелл, Нотт, Гринграсс, Слизерин, Гриффиндор, Лонгботтом, Смит, Олливандер, Лестрейндж и несколько других ныне исчезнувших семей, когда-то служили при дворе Артура в Камелоте. После смерти короля лорд Мирддин доверил нам будущее волшебного мира через Совет волшебников-Визенгамот.»

— Магическая королевская линия закончилась на Артуре, но на трон взошла ветвь маггловская. Ведьмам и волшебникам не особо нравилось служить магглу, но так продолжалось довольно долго. Прошло несколько столетий, и норманнское вторжение в Англию принесло в волшебную Британию семьи, подобные вашей. Вот тут-то и появляется эта книга, — сказал Сириус, делая вид, что читает упомянутую книгу. — Интересно … значит, землю, на которой стоит Малфой-Мэнор, вам подарил маггл? Похоже, Арманд Малфой был довольно близок к тогдашнему королю Уильяму. У меня также есть доказательства того, что позже, в шестнадцатом веке, некий Люциус Малфой, в честь которого тебя назвали, имел очень тесный контакт с королевой Елизаветой I. Он ухаживал за ней, не так ли? Есть подтверждения того, что на протяжении веков вы пользовались благосклонностью маггловских королей, взаимодействуя с ними.»

Лицо Люциуса стремительно бледнело с каждым сказанным словом. Эта информация была тем, что семья Малфоев в свое время пыталась скрыть всеми силами и считала, что все доказательства той связи были давно уничтожены.Каким образом Блеки наложили на него свои лапы?

— Маггловские королевские семьи попали под сильное давление, когда отказались помогать ведьмам и волшебникам во времена инквизиции, а наоборот поддержали церковь, что привело к формированию международного Статута секретности, — продолжил Сириус. — Во всем мире королевские дома магглов ненавидят за то, что они, прямо или косвенно, привели к убийству бесчисленного количества ведьм и волшебников в своем стремлении держать нас под контролем.»

-Если эта информация выйдет наружу, мой дорогой друг, падение древнего и благородного дома Малфоев неминуемо. Люди все еще не забыли зверства, совершенные королевскими особами против магов. Сама мать-магия их не жалует. Вот почему нигде в мире с тех времен не рождалось ни одного Магглорожденного в их семьях, хотя все они имели магических предков.»

-Чего ты хочешь?- с трудом успокаивая себя, понимая, что еще не все потерянно, спросил лорд Малфой. Если бы в планах Блека было падение его дома, то он бы сейчас тут не сидел.

-Как ты смеешь подвергать опасности жизнь моего сына?- в ответ прошипел Сириус. -Как ты смел использовать одну из маленьких безделушек Волдеморта, чтобы открыть Тайную комнату и подвергнуть опасности невинных детей? Неужели ты думал, что никто этого не поймем?»

-Я понятия не имею, о чем ты говоришь, — спокойно ответил Люциус, задаваясь вопросом, почему его собеседник назвал Гарри Поттера своим сыном.

— Прекрати нести чушь, есть свидетели, как ты положил дневник своего лорда в котел Джинни Уизли во «Флориш и Блотс». Этот артефакт овладел девчонкой и выпустил василиска в Хогвартсе, который нападал на магглорожденных и едва не стал причиной смерти наследницы дома Гринграсс и наследника домов Поттер и Блэк! Ну и идиот же ты! Если бы Гарри или Дафна погибли, как ты думаешь, Сайрус Гринграсс или я позволили бы тебе остаться безнаказанным? Поверь, ты бы познакомился с подвалами Черного замка гораздо ближе, чем тебе хотелось бы!»

— Василиск ?- чуть не сорвался на визг Малфой, прекрасно понимая, что эта за тварь. Темный Лорд никогда ничего не говорил об этом! Он только сказал, что его дневник позволит открыть тайную комнату и школа будет избавлена от грязнокровок

— Да! Моему крестнику пришлось убить чертова василиска! Ты хоть представляешь, что будет с тобой, если люди найдут доказательства твоей причастности? Ты будешь награжден поцелуем дементора! Международная конфедерация волшебников полностью уничтожит тебя за то, что ты подверг тысячи детей опасности, выпустив самое смертоносное магическое существо, известное волшебникам»

Люциус был бледен как полотно. Он подверг опасности своего собственного сына. В недрах Хогвартса ползал Василиск, а он и не подозревал об этом. Если бы что-то случилось с Драко … он даже думать об этом не хотел. Мальчик, может быть, и избалован, но они с Нарциссой очень любят его.

-О, совсем забыл упомянуть еще один вариант. — успокоившись, собеседник откинулся на спинку кресла. -Я также могу отречься от Нарциссы из дома Блэка и заклеймить ее как предательницу крови. Я могу потребовать, чтобы приданое, выплаченное моей семьей, было возвращено с процентами и компенсацией за то, что подверг наследника Блэка, моего крестника, смертельной опасности. Ты богат, Люциус, но тебе далеко до Поттеров и Блеков в том, что касается накопленных богатств. Как думаешь, вы можете пережить финансовые и политические последствия такого шага с моей стороны? Как бы тебе понравилось, если бы вас сравнили с Уизли?»

Малфой был чертовски взбешен подобной угрозой, но все карты были в руках у Сириуса. Одно неверное движение и все, что было ему дорого — исчезнет.

-Чего ты хочешь?»

Блек ухмыльнулся. «Я рад, что ты не забыл, что такое переговоры. Давайте начнем с твоего места в Совете попечителей Хогвартса …»

***********************

На следующее утро Гарри проснулся, чувствуя тяжесть на своем теле. Открыв глаза, он с удивлением увидел, что рядом с ним спит Дафна, обхватив его рукой и ногой и положив голову ему на грудь. Он удивленно задумался, почему столь близкий контакт не вызывает в нем отторжение и неприязнь, но на подсознательном уровне Поттер знал, что ему вполне комфортно с Дафной и мальчик совсем не возражал против объятий невесты. Смотря на спящую девочку, нельзя было удержаться от улыбки. Она выглядела такой умиротворенной и милой, что у него не хватило духу разбудить ее. Он медленно гладил ее темно-русые волосы, наблюдая за спящей слизеринкой.

Через пять минут Дафна зашевелилась, чувствуя себя вполне отдохнувшей, но не открывая глаз, лишь крепче прижалась к нравящемуся ей мальчику, наслаждаясь тем, как пальцы Гарри гладят ее волосы. Внезапно Гринграсс резко открыла глаза. О, Мерлин, она должна была проснуться до того, как Гарри придет в сознание так как не представляла его реакции на столь бесцеремонное вторжение в его личное пространство. Она не хотела оставлять его одного прошлой ночью, поэтому просто забралась к нему в постель.Вздохнув, Дафна нерешительно посмотрела на улыбающееся лицо своего жениха.

Оставить комментарий